Последние новости

"Э, ОДНО СЛОВО - РОДИНА…"

К 140-летию со дня рождения Дереника ДЕМИРЧЯНА

Житейская мудрость, перипетии судьбы человека и его многогранной непредсказуемой сущности, наши взаимоотношения друг с другом, сладость и горечь, поиск и иллюзия разгадки бытия и быта… - все это в лирико-философской ипостаси сфокусировано в удивительных миниатюрах классика армянской литературы Дереника ДЕМИРЧЯНА (1877-1956). Главное - это их актуальное звучание и художественная привлекательность для наших современников. 

В НЫНЕШНЕЕ ТРЕВОЖНО-НАПРЯЖЕННОЕ ВРЕМЯ, КОГДА ВЕДУТСЯ, ко всему прочему, бессмысленные и варварские войны с памятниками ушедших эпох, миниатюра "Памятник Гоголю" замечательного переводчика "Мертвых душ" Д.Демирчяна - своего рода жгучий и укор, и крик души, и сожаление, и… надежда всего в девяти строчках. "Гоголь бы расхохотался, - пишет армянский писатель, - метнул бы вслед врагу слово-стрелу и поразил бы насмерть. О, как опасно замахиваться на Гоголя!".

Предлагаем нашим читателям познакомиться с миниатюрами Дереника Демирчяна.

Стол

Как знать, в каком настроении был отец, когда к его письменному столу подошел сынишка.

- ВОТ КОГДА Я УМРУ, - СКАЗАЛ ЛЮБЯЩИЙ ОТЕЦ, - мой письменный стол достанется тебе.

Мальчик страшно обрадовался, и с тех пор, разглядывая отцовский стол, мечтал за него сесть и тоже начать писать, читать или с прищуренным взглядом всматриваться через окно вдаль.

Сын с нетерпением ждал этого вожделенного дня. Однажды с упоением спросил у отца:

- Я тоже буду сидеть на этом стуле, да? И тоже буду писать этой ручкой? Когда же это будет, а?

- Будет, сынок, будет.

- Ну, когда же? Когда?!..

Малышу было все невтерпеж. Однако отец по-прежнему сидел на своем месте и, как всегда, в одной и той же позе, и письменный стол так и не переходил к мальчику.

Как-то сын нетерпеливо, со слезами в голосе обратился к отцу:

- Когда же, наконец, письменный стол станет моим?

Отец, как и прежде, отшутился:

- Вот когда умру, тогда и забирай.

- Умираешь, умираешь, а никак не умрешь! Ну, когда же ты умрешь?

Отец, рассмеявшись, задумчиво улыбнулся сыну, который не сводил с него грустного взгляда.

- Когда-нибудь, сынок, когда-нибудь, - нежно прошептал отец и с тоской обернулся к угасающему за окном закату, который прощально догорал за горами.

Ребенок с надеждой наблюдал за отцом и мечтательно витал в облаках.

Кинто

Я проходил по одной из шумных улиц Тбилиси. Во дворе дома, за оградой, собралась ватага ребятишек. На балкон высыпали жильцы дома и с насмешливыми улыбками смотрели вниз. Дети потешались, удивленные тем, что происходило во дворе; изредка раздавался их хохот и тут же умолкал.

ПОЖИЛОЙ КИНТО С СЕДОЙ ЩЕТИНОЙ НА ПОДБОРОДКЕ, В КАРТУЗЕ С КОЗЫРЬКОМ НАБЕКРЕНЬ, в архалуке и широких шароварах, одна из штанин которой была распущена, а другая заправлена в носок, крутил рукоятку висевшей на плече шарманки.

Но вот что было забавно и любопытно: шарманка не пела. Она не издавала ни единого звука. Не слышалось даже шипения вращающейся ручки шарманки, молчал с серьезным видом и сам кинто.

Он ни на кого не смотрел, ни на что не реагировал - ни на смех, ни на реплики. С балкона изредка летели вниз, к ногам кинто, монетки. Он на это не обращал внимания.

Чудно было: то ли он не мог, то ли просто не хотел починить сломанную шарманку? Шутил ли он так с напускной серьезностью? И о чем "пела" его шарманка: о молчании? о былых днях?

От уцелевших красочных узоров на шарманке, от одежды кинто, его повадок, от комично-серьезного выражения лица все еще веяло задором и весельем старых добрых времен.

Музыкант

Сидя за фортепиано, музыкант записывал величественную симфонию. Куда уж там - рождалось не просто величественное, но и новаторское, самобытное произведение. Аллегро перемежалось с анданте, их прерывало шаловливое скерцо, чтобы вновь перейти к прежнему темпу и, наконец, взорваться бурным престо.

БИСЕР ИСПАРИНЫ ВЫСТУПИЛ НА ЛБУ МУЗЫКАНТА, он прерывисто дышал и все писал и писал.

Он и не заметил, как за его спиной в комнату украдкой вошла группа критиков, и они визгливо, с ехидством обсуждали симфонию музыканта. Особое возмущение у критиков вызывали хроматические гаммы, которые независимо от основной темы сопутствовали симфонии и оглушали ее. Анданте уж слишком невпопад чередовалось с аллегро, скерцо мешало величию симфонии неуместным звучанием. А уж эти хроматические гаммы и вовсе сбивали с толку слушателя.

Вдруг один из критиков схватил музыканта за ухо:

- Разве это скерцо?! И где твое анданте?!

Музыкант вызволил ухо, потерев его о плечо, и обернулся к критику. Но в ту же минуту все остальные принялись дергать его за уши и визжать:

- Почему не заканчиваешь аллегро?! Прибавь аллегро! Аллегро!

- Оставьте, пусть будет, как есть, - просил музыкант. - К чему такая форма? Погодите, я сейчас все объясню… Ну нет смысла менять…

Кто-то из критиков неожиданно вцепился ногтями в ухо музыканта и закричал:

- Закрой хроматическую гамму!

          - Да выслушайте же меня! Я очень уважаю ваше мнение… Послушайте, дорогие друзья…

И музыкант проснулся от какого-то сильного укола. Никого в комнате не было. Он спросонья лежал в постели. А ухо в самом деле было поцарапано.

Это были крысы…

Муравьи

На дороге кишмя кишели муравьи. Сновали взад-вперед, пересекали дорогу, расходились-разбегались в разные стороны. Было их довольно-таки много. А вон разбросанные там и сям мертвые тельца муравьев. Прохожие затоптали их ненароком - сразу видно, какой опасности каждую минуту подвергается их жизнь.

ЭТО ЕЩЕ ЧТО ТАКОЕ? ОНИ ДАЖЕ ГНЕЗДО СЕБЕ СВИЛИ? ВОН ОНО КАК! И прямехонько посреди дороги. Волокут на себе припасы, выкладывают на солнце яйца сушиться, выгребают из гнезда землю. Надо же, какие работяги! Но с какой стати ценой таких жертв, под неумолимой пятой бесчисленных прохожих (представляете себе!..) "сооружать" свое гнездышко и не покидать его, жить припеваючи, трудиться, да еще радоваться и надеяться? И к тому же продолжать свой род?..

 Они никуда не уходят, они здесь живут, они трудятся, радуются и надеются… И род свой продолжают…

"Э, одно слово - Родина…", - подумал я и двинулся дальше. Простите, но я не знаю, что, собственно, на уме у самих муравьев? Это всего лишь мое личное мнение.

Подготовила и перевела Каринэ ХАЛАТОВА

 

 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • БЕССТРАШНАЯ ЖЕНЩИНА
      2018-03-16 15:33
      1129

      К 140-летию со дня рождения Забел ЕСАЯН Последние дни жизни В ноябре прошлого года американский портал Refinery29 назвал известную армянскую писательницу Забел ЕСАЯН одной из пяти бесстрашных женщин мира. Предлагаем вниманию наших читателей рассказ о последних днях жизни этой мужественной женщины, которые прошли в сталинских застенках.

    • ЖИЛ С ТОСКОЙ-МЕЧТОЙ О ВАНЕ
      2017-12-15 16:00
      7084

      "Горстка пепла - дом родной…" - эта строка из поэзии западноармянского поэта Сиаманто взята эпиграфом к рассказу "Наш дом" Мкртича ХЕРАНЯНА (1899-1970). В 42 рассказах и трех повестях новой книги "Страницы прозы" писатель раздувает тлеющие угольки памяти о Ване и ванцах, которые после героической обороны города, спасаясь от турецкого ятагана, вынужденно покинули его и с караваном беженцев подались в Восточную Армению. 

    • ВЕРНЫЙ ЖИВОЙ ПРИРОДЕ
      2017-12-07 13:09
      2055

      Коронная "визитная карточка" замечательного армянского писателя Вахтанга АНАНЯНА (1905–1980) - это его охотничьи рассказы, проникнутые тонким и неприхотливым лиризмом и любовью к родной природе. Незадолго до смерти В. Ананян написал два объемистых тома увлекательного биографического романа "Маленький житель старой хижины" (1978) и "Куда ведут тропы" (1980). 

    • МАГАЗИН ПОСУДЫ НА АБОВЯНА
      2017-12-04 13:53
      1958

      В последнее время на улицах нашей столицы на рекламоносителях замелькал слоган "Место мусора – в урне", который напомнил юмористический рассказ классика армянской литературы Дереника ДЕМИРЧЯНА (1877–1956). Написанный в 1926 году рассказ "Магазин посуды на Абовяна" зафиксировал факт появления первых урн на улице Абовяна в Ереване.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • "ТРИ ДВУСТИШИЯ" ЕЛЕНЫ АСЛАНЯН
      2018-06-04 11:03
      722

      "Голос Армении" не в первый раз отмечает творческий успех своего автора Елены АСЛАНЯН, вот и на этот раз есть причина для поздравлений.

    • ЧЕРНИЛА СОБСТВЕННОГО СЕРДЦА
      2018-04-02 14:45
      1843

      В свое время армянские  писатели, встречаясь друг с другом и  узнав, что коллега работает над новым произведением, неизменно задавали вопрос, знает ли об этом Торос Торанян. И неудивительно, поскольку известный прозаик, поэт, публицист, хотя и жил до недавнего времени в сирийском Алеппо, всегда был в гуще литературных событий Армении и Спюрка. На книге еще не успевала обсохнуть типографская краска, как на нее уже выходила рецензия Тораняна. Благодаря статьям Тороса Хачеровича (а литературных рецензий за ним числится более 300) широкие круги общественности сразу же узнавали о новинках армянской литературы, получали о них полное представление, не теряя при этом интереса к книге, которую предстояло прочесть.

    • На Кубани откроется выставка микроминиатюр армянского художника Эдуарда Казаряна
      2018-03-27 11:39
      117

      В Краснодарском государственном историко-археологическом музее-заповеднике  им. Е.Д.Фелицына с 28 марта до 4 мая можно будет увидеть экспозицию из частной коллекции народного художника Армении Эдуарда Казаряна «Мир чудес. Искусство микроминиатюры». Об этом пишет портал «Новости Кубани».

    • ПО СЛЕДАМ ПРОШЛЫХ ЛЕТ
      2018-02-09 16:03
      1435

      В семье Ованеса Туманяна было десять детей. Четверо сыновей: Мушег, Артик, Амлик, Арег и шесть дочерей: Ашхен, Нвард, Ануш, Арпик, Седа и Тамара. Туманян не раз говорил: "Мое счастье - это мои дети". Каждый из десятерых детей занимал особое место в его жизни и в сердце.