Последние новости

"Э, ОДНО СЛОВО - РОДИНА…"

К 140-летию со дня рождения Дереника ДЕМИРЧЯНА

Житейская мудрость, перипетии судьбы человека и его многогранной непредсказуемой сущности, наши взаимоотношения друг с другом, сладость и горечь, поиск и иллюзия разгадки бытия и быта… - все это в лирико-философской ипостаси сфокусировано в удивительных миниатюрах классика армянской литературы Дереника ДЕМИРЧЯНА (1877-1956). Главное - это их актуальное звучание и художественная привлекательность для наших современников. 

В НЫНЕШНЕЕ ТРЕВОЖНО-НАПРЯЖЕННОЕ ВРЕМЯ, КОГДА ВЕДУТСЯ, ко всему прочему, бессмысленные и варварские войны с памятниками ушедших эпох, миниатюра "Памятник Гоголю" замечательного переводчика "Мертвых душ" Д.Демирчяна - своего рода жгучий и укор, и крик души, и сожаление, и… надежда всего в девяти строчках. "Гоголь бы расхохотался, - пишет армянский писатель, - метнул бы вслед врагу слово-стрелу и поразил бы насмерть. О, как опасно замахиваться на Гоголя!".

Предлагаем нашим читателям познакомиться с миниатюрами Дереника Демирчяна.

Стол

Как знать, в каком настроении был отец, когда к его письменному столу подошел сынишка.

- ВОТ КОГДА Я УМРУ, - СКАЗАЛ ЛЮБЯЩИЙ ОТЕЦ, - мой письменный стол достанется тебе.

Мальчик страшно обрадовался, и с тех пор, разглядывая отцовский стол, мечтал за него сесть и тоже начать писать, читать или с прищуренным взглядом всматриваться через окно вдаль.

Сын с нетерпением ждал этого вожделенного дня. Однажды с упоением спросил у отца:

- Я тоже буду сидеть на этом стуле, да? И тоже буду писать этой ручкой? Когда же это будет, а?

- Будет, сынок, будет.

- Ну, когда же? Когда?!..

Малышу было все невтерпеж. Однако отец по-прежнему сидел на своем месте и, как всегда, в одной и той же позе, и письменный стол так и не переходил к мальчику.

Как-то сын нетерпеливо, со слезами в голосе обратился к отцу:

- Когда же, наконец, письменный стол станет моим?

Отец, как и прежде, отшутился:

- Вот когда умру, тогда и забирай.

- Умираешь, умираешь, а никак не умрешь! Ну, когда же ты умрешь?

Отец, рассмеявшись, задумчиво улыбнулся сыну, который не сводил с него грустного взгляда.

- Когда-нибудь, сынок, когда-нибудь, - нежно прошептал отец и с тоской обернулся к угасающему за окном закату, который прощально догорал за горами.

Ребенок с надеждой наблюдал за отцом и мечтательно витал в облаках.

Кинто

Я проходил по одной из шумных улиц Тбилиси. Во дворе дома, за оградой, собралась ватага ребятишек. На балкон высыпали жильцы дома и с насмешливыми улыбками смотрели вниз. Дети потешались, удивленные тем, что происходило во дворе; изредка раздавался их хохот и тут же умолкал.

ПОЖИЛОЙ КИНТО С СЕДОЙ ЩЕТИНОЙ НА ПОДБОРОДКЕ, В КАРТУЗЕ С КОЗЫРЬКОМ НАБЕКРЕНЬ, в архалуке и широких шароварах, одна из штанин которой была распущена, а другая заправлена в носок, крутил рукоятку висевшей на плече шарманки.

Но вот что было забавно и любопытно: шарманка не пела. Она не издавала ни единого звука. Не слышалось даже шипения вращающейся ручки шарманки, молчал с серьезным видом и сам кинто.

Он ни на кого не смотрел, ни на что не реагировал - ни на смех, ни на реплики. С балкона изредка летели вниз, к ногам кинто, монетки. Он на это не обращал внимания.

Чудно было: то ли он не мог, то ли просто не хотел починить сломанную шарманку? Шутил ли он так с напускной серьезностью? И о чем "пела" его шарманка: о молчании? о былых днях?

От уцелевших красочных узоров на шарманке, от одежды кинто, его повадок, от комично-серьезного выражения лица все еще веяло задором и весельем старых добрых времен.

Музыкант

Сидя за фортепиано, музыкант записывал величественную симфонию. Куда уж там - рождалось не просто величественное, но и новаторское, самобытное произведение. Аллегро перемежалось с анданте, их прерывало шаловливое скерцо, чтобы вновь перейти к прежнему темпу и, наконец, взорваться бурным престо.

БИСЕР ИСПАРИНЫ ВЫСТУПИЛ НА ЛБУ МУЗЫКАНТА, он прерывисто дышал и все писал и писал.

Он и не заметил, как за его спиной в комнату украдкой вошла группа критиков, и они визгливо, с ехидством обсуждали симфонию музыканта. Особое возмущение у критиков вызывали хроматические гаммы, которые независимо от основной темы сопутствовали симфонии и оглушали ее. Анданте уж слишком невпопад чередовалось с аллегро, скерцо мешало величию симфонии неуместным звучанием. А уж эти хроматические гаммы и вовсе сбивали с толку слушателя.

Вдруг один из критиков схватил музыканта за ухо:

- Разве это скерцо?! И где твое анданте?!

Музыкант вызволил ухо, потерев его о плечо, и обернулся к критику. Но в ту же минуту все остальные принялись дергать его за уши и визжать:

- Почему не заканчиваешь аллегро?! Прибавь аллегро! Аллегро!

- Оставьте, пусть будет, как есть, - просил музыкант. - К чему такая форма? Погодите, я сейчас все объясню… Ну нет смысла менять…

Кто-то из критиков неожиданно вцепился ногтями в ухо музыканта и закричал:

- Закрой хроматическую гамму!

          - Да выслушайте же меня! Я очень уважаю ваше мнение… Послушайте, дорогие друзья…

И музыкант проснулся от какого-то сильного укола. Никого в комнате не было. Он спросонья лежал в постели. А ухо в самом деле было поцарапано.

Это были крысы…

Муравьи

На дороге кишмя кишели муравьи. Сновали взад-вперед, пересекали дорогу, расходились-разбегались в разные стороны. Было их довольно-таки много. А вон разбросанные там и сям мертвые тельца муравьев. Прохожие затоптали их ненароком - сразу видно, какой опасности каждую минуту подвергается их жизнь.

ЭТО ЕЩЕ ЧТО ТАКОЕ? ОНИ ДАЖЕ ГНЕЗДО СЕБЕ СВИЛИ? ВОН ОНО КАК! И прямехонько посреди дороги. Волокут на себе припасы, выкладывают на солнце яйца сушиться, выгребают из гнезда землю. Надо же, какие работяги! Но с какой стати ценой таких жертв, под неумолимой пятой бесчисленных прохожих (представляете себе!..) "сооружать" свое гнездышко и не покидать его, жить припеваючи, трудиться, да еще радоваться и надеяться? И к тому же продолжать свой род?..

 Они никуда не уходят, они здесь живут, они трудятся, радуются и надеются… И род свой продолжают…

"Э, одно слово - Родина…", - подумал я и двинулся дальше. Простите, но я не знаю, что, собственно, на уме у самих муравьев? Это всего лишь мое личное мнение.

Подготовила и перевела Каринэ ХАЛАТОВА

 

 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ОТЗВУКИ ПРЕДАНИЯ
      2017-07-07 14:56
      3003

      К 80-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ АКСЕЛЯ БАКУНЦА Предлагаемый вниманию наших читателей рассказ "Ханаванк" был написан известным армянским писателем Акселем БАКУНЦЕМ (Александр Тевосян, 1899-1937) за одиннадцать лет до его трагической гибели в тюремных застенках. Через год, в 1927 году, он был издан в сборнике "Мтнадзор". 

    • АРМЯНСКИЙ СЛЕД АМЕРИКАНСКОГО ПИСАТЕЛЯ
      2017-06-30 15:05
      18166

      К 115-летию со дня рождения Джона СТЕЙНБЕКА Читателю, конечно, будет досадно, что армянский писатель Рафаэл Арамян (1921-1978), немало времени общаясь со знаменитым Джоном Стейнбеком (1902-1968), оставил все же скупые воспоминания. Однако (насколько мне пока что известно) написанная по горячим следам и опубликованная в "Гракан терт" 1 ноября 1963 года статья Р. Арамяна была тогда, да и после единственным и фактически уникальным упоминанием в армянской прессе о визите американского писателя в Советскую Армению. 

    • СЛУЖИЛ АРМЕНИИ ИЗДАЛЕКА
      2017-06-16 15:04
      9884

      К 145-летию со дня рождения Аршака ЧОБАНЯНА Уроженец Константинополя писатель и критик, публицист и общественный деятель Аршак ЧОБАНЯН (1872-1954) после кровавой расправы султана Гамида с армянским народом покинул в 1895 году родину и навсегда обосновался в Париже. 

    • В ПОДВАЛЕ
      2017-05-26 14:27
      5401

      Григ (Григор Шашикян) - один из лауреатов молодежной премии президента РА в области литературы, которой он удостоился в 2015 году за книгу рассказов "Кот Иисуса" (подробнее читайте в "Голосе Армения" от 18 февраля 2016 г.). Сопереживание с маленьким человеком, пытливый интерес к социально-психологическим коллизиям современника доминируют в наблюдениях и фабулах молодого автора. Предлагаем вниманию читателей "ГА" один из рассказов этой книги. ГРИГ






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ОН ОСТАНЕТСЯ СРЕДИ САМЫХ ЯРКИХ ИМЕН...
      2017-08-23 14:28
      1481

                 Невероятно трудно смириться с этой невосполнимой потерей. Сочетание слов "не стало Перча Зейтунцяна" звучит нелепо, невероятно, хотя мы знали, что в последние годы он чувствовал себя не лучшим образом. Известный прозаик, выдающийся публицист, талантливый драматург, неравнодушный человек Перч Зейтунцян в своем творчестве отразил острейшие проблемы времени, жизнь и борьбу своего народа в судьбоносные часы его истории. Его творчество вобрало в себя любовь и гнев, смятение и твердость - все, чем полон наш сегодняшний мир. Нам еще предстоит осознать, какую потерю понесли с его уходом наша литература, театр, искусство в целом.

    • ОТЗВУКИ ПРЕДАНИЯ
      2017-07-07 14:56
      3003

      К 80-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ АКСЕЛЯ БАКУНЦА Предлагаемый вниманию наших читателей рассказ "Ханаванк" был написан известным армянским писателем Акселем БАКУНЦЕМ (Александр Тевосян, 1899-1937) за одиннадцать лет до его трагической гибели в тюремных застенках. Через год, в 1927 году, он был издан в сборнике "Мтнадзор". 

    • ПРОЩАНИЕ С ДАНИИЛОМ ГРАНИНЫМ
      2017-07-06 14:22
      2945

      В Петербурге 4 июля умер писатель Даниил Гранин - автор десятков повестей и романов, многие из которых были экранизированы. Окончив институт в Ленинграде, Гранин пошел работать на Кировский завод. Оттуда его призвали на фронт, где он участвовал в боях за город. После войны первое время работал в НИИ, но позже стал писателем. В 1977–1981 годах вместе с белорусским писателем Алесем Адамовичем он написал "Блокадную книгу", где представлены разговоры с жителями блокадного Ленинграда об их жизни, о бытовых условиях, настроениях и мыслях в те годы.

    • Обсудили вопросы взаимодействия
      2017-05-17 13:58
      107

      Президент Республики Арцах Бако Саакян 17 мая принял американского писателя и публициста армянского происхождения Овсепа Налбандяна, передает Panorama.am.