Последние новости
0
1761

РОЗОВЫЕ КАМНИ НА ЗЕЛЕНОЙ ТРАВЕ

Тревожное сообщение в газете "Голос Армении": из оборота архитектурно-строительных памятников, возможно, будет изъят (либо изуродован) еще один – здание бывшего студенческого общежития. Если так, то очень жаль. Строение времен сталинской архитектуры по ереванскому проспекту имени Маштоца сродни египетским пирамидам в Гизе неподалеку от Каира. 

Что общего? И то и другое строилось вручную, и, когда с лица земли сметаются уникальные творения человеческих рук, это не только уничтожение памяти, это еще и надругательство над трудом предков. Задача автора, на глазах которого такие дома поднимались, по возможности точно рассказать, как было дело.

ДОМ, В КОТОРОМ КОГДА-ТО ЖИЛ АВТОР, СТОИТ НА ТОМ ЖЕ ПРОСПЕКТЕ имени Маштоца и носит порядковый N24. Во дворе, который был вторым домом для детей младшего и среднего школьного возраста, росла трава. На траву, которая росла во дворе, выгружали глыбы розового туфа, и чем больше выгружали камня, тем больше двор переставал быть похожим на двор и становился строительной площадкой с густо припудренной светло-розовой пылью травой. Пыль, от которой не спрятаться, не скрыться – от работы давно забытых каменотесов. Отсюда подробнее.

Каменные валуны, сбрасываемые из машин на землю, надо было нарезать на ровные ломти, придать им геометрически правильную форму, затем отшлифовать, оживить лицевую сторону всякого рода насечками, после чего готовые к употреблению камни штабелями складывались в сторонку. Легко сказать, но непросто сделать.

Туфовую глыбу раскалывали вручную, но не так, чтобы тупо кувалдой по зубилу, а исходя из природной структуры камня, чтобы линия разлома ложилась грамотно и монолит давал на выходе как можно больше полезной кубатуры и по возможности меньше отходов. Вот тут-то и начиналось самое главное.

Кусок необработанного камня укладывался на землю, после чего каменотес отсекал от него все лишнее, оставляя ровный по краям розовый куб знаменитого артикского туфа. Дальше предстояло обработать лицо камня анфас, сделав его чистым, гладким и чтобы без единой морщинки. Тут на смену уракам-топорикам приходил более тонкий и чувствующий камень инструмент – хорошо заточенное зубило. Держать его по отношению к болванке следовало под точно выверенным углом, бить по нему правильным молотком и хорошо рассчитанным ударом, да еще успевать неуловимым движением кисти смахивать с камня розовую крошку.

Затем наступала очередь шлифовки. Кругообразными движениями камень от души протирался ноздреватым куском пемзы, смачивался водой, обрабатывался начисто еще раз, а при строительстве особо важных объектов (Дома правительства в Ереване, например) еще и пропитывался специальным маслом. И только после того, как грубая заготовка становилась похожей на приятное во всех отношениях лицо, его брали в руки, поднимали на нужную высоту и закладывали в стену.

 РОЗОВЫЕ КАМНИ НА ЗЕЛЕНОЙ ТРАВЕНИКОМУ ПОЧЕМУ-ТО НЕ ПРИШЛО В ГОЛОВУ ВЗЯТЬ ДА И ПОСЧИТАТЬ, сколько ударов наносилось на каждый обрабатываемый вручную камень (серебряный перезвон молоточков стоял над розовеющим Ереваном с раннего утра и до позднего вечера), сколько камней закладывалось в каждое здание и сколько туфа ушло в отходы, поскольку считалось, что запасы его бесконечны.

Добывали туф в Армении открытым способом, орудиями труда (до появления камнерезных машин) служили кайло, зубило да лом. На каждой стройке работало до десятка каменотесов ("карташев") - это была одна из самых древних и уважаемых на армянской земле профессий. (Не будем забывать: всемирная тайная организация масонов "Каменщики"  родилась в средних веках от ремесленников каменного дела, но нашим мастерам было как-то не до философии пополам с политикой - главным для них было работать и кормить семью).

Сами каменотесы, глотая пыль сверх всякой меры, как ни странно, не выглядели ни хилыми, ни бледными и отличались отменным аппетитом.

Вот тут-то автор назовет наконец Балабека - каменотеса со стройки своего дома на проспекте Маштоца. Где-то часам к двум послевоенного местного времени на траве расстилалась газета. Балабек и еще двое-трое рабочих выкладывали на нее принесенную из дому снедь: помидоры, огурцы, зелень, сыр, сваренные вкрутую яйца, не так часто, но бывало и мясо.

Балабек разламывал на куски буханку, разливал по чарке сногсшибательной тутовки и, сказав непременное "Бог мой, оставайся с нами!", как бы подавал знак начинать. Рассказывали, что каменотес был лучшим мастером художественной резьбы по граниту, но провинился тем, что прилюдно бросил партсекретарю: "Всегда удобнее говорить правду, конечно, если не умеешь врать". После чего был отстранен от оформления правительственной трибуны на площади Ленина и поставлен тесать обычный камень для обычных жилых домов.

Как бы там ни было, понижение в статусе на аппетите нашего Балабека не сказалось - ел он больше всех, но и работал лучше всех. А еще говорили: всякий раз, начиная стройку, оставлял в кладке монету, чтобы здание приносило удачу и стояло на века.

Насчет удачи ничего сказать не могу, но дом под N24 по проспекту Маштоца стоит крепко и по сей день. Точно так, как примерно с десяток так называемых сталинских на той же улице. В них каждый камень поднимали, тесали и подгоняли вручную, отдавая каждому тепло рук и свет души. Отчего они есть ценность не только материальная, но и духовная. И вдруг чугунной болванкой наотмашь по живому. Зачем?!

Сергей БАБЛУМЯН

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ДИАЛОГИ ЮРИЯ МЕЧИТОВА
      2017-08-21 13:00
      719

      Два года назад фотохудожник Юрий МЕЧИТОВ отметил фотовыставкой свой юбилей. Выставка открылась в Тбилиси, в городе, где он родился и живет. Зал Black & White Gallery на ул. Гогебашвили, где она проходила, был предоставлен на одну неделю, однако интерес посетителей позволил продлить показ более чем двухсот работ еще на такой же срок. Известная тбилисская журналистка Марина МАМАЦАШВИЛИ, побывав на этой выставке, поделилась о ней впечатлениями в журнале "Русский клуб". Сегодня мы предлагаем читателям ее статью. 

    • ДЕНЬ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКА ОТМЕТИЛИ В ЕРЕВАНЕ
      2017-08-21 12:47
      940

      4 августа в преддверии своего профессионального праздника армянские железнодорожники собрались в здании железнодорожного вокзала Еревана. На праздничном мероприятии присутствовали действующие сотрудники Южно-Кавказской железной дороги, ветераны отрасли, представители старейших династий железнодорожников, представители руководства ЮКЖД, Министерства транспорта, связи и информационных технологий Армении, Министерства по чрезвычайным ситуациям, Национального Собрания РА, столичной администрации.

    • "ВЕРНИТЕ МУЗЫКУ, БЕЗ МУЗЫКИ ТОСКА …"
      2017-07-28 14:31
      9124

      - Посмотри-ка на афишу, что сегодня Рихтер делает в филармонии?- не найдя никого из музыкантов, позвонил вахтеру Испир Харджанян. - Сию минуту, Испир Оганесович, - ответили главному дирижеру Театра музкомедии. Ровно через минуту вахтер сообщил: - Рихтер играет на пианино…

    • АРМЯНСКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА. ТРУДНЫЙ ПУТЬ
      2017-07-28 14:28
      11645

      В этом году исполняется 115 лет со дня прибытия в Эривань первого поезда. Об этапах развития путей сообщения в Закавказье написано немало исследований. Одно из них - "История железных дорог Закавказья"- написано инженером путей сообщения Аристакесом Сагратяном. Эта книга - итог многолетней кропотливой работы по сбору, обобщению и систематизации материалов многолетней истории Закавказской железной дороги. Историю строительства исследовал и председатель Фонда помощи и содействия российским соотечественникам РА Иван Семенов. Отрывок из его книги, любезно предоставленный "Россотрудничеством", предлагаем вниманию читателей "ГА". 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ