Последние новости

НАША ЗЕМЛЯ, КОТОРАЯ НАС КОРМИТ

В "ГА" прошел круглый стол, участники которого подробно рассмотрели состояние почв Армении, вопросы землепользования, аграрного производства, экологические проблемы.

Карине ДАНИЕЛЯН, доктор географических наук, профессор, председатель ассоциации "За устойчивое человеческое развитие":

- В прошлом году мы с UNTCEF проделали огромную работу по влиянию окружающей среды на здоровье человека. Обобщили все, что сделано в Армении по загрязнению окружающей среды, в том числе почвы. Получилась бомба. Основной закон экологии гласит: "Все связано со всем". И поэтому если мы говорим о почвах, то обязательно выйдем и на воду, и на воздух, и на растительный мир. В этом смысле мы попытались обобщить состояние окружающей среды, а именно загрязнение почвы и его влияние на здоровье людей. Мы посмотрели большую работу Центра эколого-ноосферных исследований НАН РА и Американского университета. Исследования проводили и медицинские учреждения.

У нас получилась следующая картина. Те регионы Армении, где развита горнорудная промышленность открытым способом, загрязнение тяжелыми металлами катастрофическое. Полный набор всех тяжелых металлов, включая свинец и ртуть. Загрязнение намного превышает предельно допустимый уровень. В Центре эколого-ноосферных исследований показали, что работает вся цепочка загрязнения: почва - растения - продукты питания. Их исследования выявили, что в волосах детей в Каджаране высокое содержание ртути, а исследования Американского университета показали, что в крови детей, живущих в Лорийском марзе, высокое содержание свинца. Это крайние случаи.

Есть также работы по пестицидам, в которых показано, что злоупотребление пестицидами оказывает очень негативное влияние на здоровье людей. По уровню загрязнения окружающей среды самое тяжелое состояние в Лорийском и Сюникском марзах, за ними следует Ереван. А по состоянию здоровья населения самые плохие показатели в Ванадзоре, Алаверди, Каджаране, Капане, Ахтале. Самая высокая смертность в Лорийском марзе. Состояние рек Дебед и Вохчи - это четкий показатель состояния окружающей среды. В Аграрном университете исследовали сородичей культурных растений в дикой флоре Лори. И в них выявлено высокое содержание тяжелых металлов.

Есть исследования и по Еревану. В той пыли, которую мы фиксируем, тоже высокое содержание тяжелых металлов. Вокруг Еревана расположено около 20 карьеров, слава Богу, не металлических, но и они "снабжают" столицу вредными веществами. А несколько лет назад в самом центре Еревана, на месте Дворца молодежи появился карьер по производству щебня. Ни в одном городе мира, а тем более в столице, нет карьеров и рудников. Повторяю, сегодня в Армении основная проблема - это горнорудная промышленность и ее влияние на окружающую среду и здоровье человека. По данным ВОЗ, смертность от рака в Армении - одна из самых высоких в мире. Конечно, влияние окружающей среды очень сильное, но надо искать и другие факторы. Экологические организации неоднократно обращались в правительство с призывом прекратить бесконтрольное и интенсивное расширение горнорудной промышленности, но безрезультатно. Сегодня в Армении есть 21 забитое тяжелыми металлами хвостохранилище. По одному хвостохранилищу - в Арарате и Арагацотне, все остальные - в Лори и Сюнике.

Я считаю, что мы должны приложить все усилия, чтобы выбраться из этой ямы. Существует такое понятие - "проклятие природных ресурсов". Те страны, где горнорудная промышленность и особенно металлосодержащие рудники выходят на первое место, там и работает это понятие. И Армения сегодня оказалась в этом капкане. Сейчас Министерство территориального управления и развития представило на обсуждение программу развития марзов, остается надеяться, что она будет способствовать решению экологических проблем.

 НАША ЗЕМЛЯ, КОТОРАЯ НАС КОРМИТРузанна МАНУКЯН, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, завкафедрой общего земледелия Аграрного университета:

- Республика Армения является малоземельной, типичной горной страной с неоднородным рельефом и вертикальной зональностью. В сельском хозяйстве используется всего 46% территории республики. Общая площадь обрабатываемых земель составляет примерно 450 тысяч гектаров.

Территория Араратской равнины составляет 120 тысяч гектаров, из них 80 тысяч гектаров - обрабатываемые земли. Причем в настоящее время из 80 тысяч гектаров обрабатывается примерно половина. До 1990-х годов площадь засоленных земель составляла примерно 28 тысяч гектаров, а в настоящее время достигла 40 тысяч гектаров.

Почему же в малоземельной стране не обрабатывается значительная часть пахотных земель? Причин много. Это низкая доходность аграрного производства; недоступность сельхозтехники; дефицит оросительной воды; низкий уровень плодородия почв; высокие цены на качественный семенной и посадочной материал и удобрения; недостаток агрономических знаний землепользователей, которые прежде не занимались аграрной деятельностью; мелкие хозяйства и их отдаленность друг от друга; ограниченные финансовые возможности землепользователя; ликвидация полезащитных лесных полос и т.д.

Причем, если земля не обрабатывается, снижается плодородие и содержание гумуса, ухудшаются ее физические свойства, интенсифицируется процесс засоления и прочие отрицательные явления.

В нашей малоземельной республике почвы порой подвергаются хищническому использованию. Необходим государственный контроль над землепользованием, мониторинг всех категорий земель для своевременного принятия соответствующих мер.

Учитывая ограниченность земельных ресурсов, сельскохозяйственное производство республики должно развиваться интенсивно. За счет осуществления противоэрозионных мероприятий, улучшения мелиоративного состояния Араратской равнины и вовлечения их в сельскохозяйственный оборот. Необходимо кооперирование мелких хозяйств в крупные на добровольной основе, поскольку ранее разработанные противоэрозионные и другие важные агрономические мероприятия невозможно осуществлять в мелких хозяйствах.

Необходимо принять закон о плодородии почвы. Каждый землепользователь обязан охранять окружающую среду и почву от эрозии, вторичного засоления, переувлажнения, загрязнения тяжелыми металлами, словом, падения плодородия. В случае невыполнения этих требований землепользователя следует лишать права владения землей.

Для укрупнения мелких хозяйств и эффективного использования земель необходимо поощрять процесс кооперации, предоставляя государственную поддержку сельхозтехникой, удобрениями по доступным ценам, дизельным топливом, качественными семенами и посадочным материалом, своевременно предоставлять землепользователям консультации специалистов по земледелию, растениеводству, защите растений, животноводству и т.д.

Армения - горная страна, и здесь ярко выражены эрозивные процессы, которые резко уменьшают плодородие почв и, как следствие, урожайность. Наш научный центр почвоведения и мелиорации занимается исследованиями почв Армении, в частности, Араратской долины. В плане плодородия они лучше. Но рядом находятся засоленные почвы. В советское время мы их мелиорировали, сейчас эти работы не проводятся и процесс засоления усилился, что, соответственно, отразилось на показателях аграрного производства.

Особенно тревожит состояние почв в регионах, где развита горнорудная промышленность, уровень загрязнения почв тяжелыми металлами там действительно очень высокий, что представляет огромную опасность для здоровья населения. Но с конца 90-х годов мониторинг состояния почв практически не проводится, а соответственно и необходимые меры по решению этой проблемы не принимаются.

Карине ДАНИЕЛЯН:

- Министерство охраны природы получает огромные деньги от международных организаций и определенная работа в этом направлении делается. Но этого недостаточно. К сожалению, госструктуры не принимают необходимых мер и делают вид, будто у нас все хорошо.

 НАША ЗЕМЛЯ, КОТОРАЯ НАС КОРМИТАнаит ТОНОЯН, доктор химических наук, профессор:

- Честно говоря, меня и моих коллег, вовлеченных в данную проблему, очень беспокоит отношение специалистов по сельскому хозяйству к тому, что на протяжении нескольких лет бесконтрольно почвам Армении наносится серьезный вред использованием гидрогелей сомнительного качества якобы с целью их увлажнения и повышения урожайности. Эти гели представляют большую опасность. Причем делалось это в достаточно больших масштабах и сопровождалось получением премий за содействие сельскому хозяйству… Удивляет абсолютное равнодушие и бесконтрольность со стороны специалистов. В разных инстанциях мы задаем вопрос: перед тем, как разрешить использование какого-либо вещества, пусть даже с самыми привлекательными заявленными характеристиками, кто-нибудь их проверяет? Их влияние на почвы известно?

Немного о сути и истории этой авантюры. Во всем мире - одной из наиболее востребованных тем являются гидрогельные суперабсорбенты. Они используются в разных областях производства, но особенно важны в сельском хозяйстве за счет их способности впитывать большое количество воды и отдавать эту влагу в почву. Исследования их свойств проводятся во всем мире, тем более что в засушливых пустынных странах они являются незаменимым аккумулятором воды, удерживаемой в почве, и выделяют воду пролонгированно в зависимости от сухости почвы и ее свойств. К этим гелям проявляется большой интерес во всем мире. Мы вовлеклись в эту проблему, создав новый метод получения гидрогелей-суперабсорбентов с намного превосходящими свойствами по сравнению с имеющимися.

Этой разработкой заинтересовались технологи в нескольких странах, и мы пригласили бизнес-менеджера для общения с заинтересованными представителями. Нас не интересовал вопрос купли- продажи полученных гелей, мы занимались только технологией их получения и их свойствами. В процессе этих исследований нам удалось наладить лабораторную производственную установку для синтеза различных гидрогелей суперабсорбентов. Исследовали свойства этих веществ по всем параметрам и с целью изготовления лекарственных форм пролонгированного действия, и в промышленности, и - самое главное - в сельском хозяйстве.

Для использования в сельском хозяйстве имеются несколько основополагающих требований – способность впитывать воду и способность отдавать эту воду в почву пролонгированно, не разлагаясь при повторных набуханиях и отдачах, сохранять свои свойства на протяжении долгого времени - нескольких циклов накопления и отдачи. Естественно, необходимы данные о безопасности этих гелей на всех этапах их использования.

Мы создали нетрадиционную технологию по синтезу гидрогелей абсорбентов и занимались исследованием как перевода этого метода в промышленность, так и свойствами полученных продуктов. Тем более что интерес к нашей технологии во всем мире очень высок.

Именно в этой ситуации мы пригласили человека, оставшегося без работы и готового до получения нами финансирования по проекту ознакомиться с нюансами и вовлечься в проблему в качестве бизнес-менеджера. Естественно, мы допустили его ко всем имеющимся предложениям. А потом вдруг узнаем, что за очень короткое время этот человек вместе со своим другом организовали фирму по производству и реализации суперабсорбентов гидрогелей под названием "Акуасорбс". Естественно, производить такие гели они не могли, выяснилось, что они закупают сомнительную продукцию за рубежом и в рекламе присваивают ей те свойства, которые имеют наши гели.

Честно говоря, это нас лично никак не задевает, эти люди занимаются бизнесом, но это уже не бизнес, а опаснейший обман. Непонятно, как, не исследовав сомнительное вещество, закупленное за пределами Армении, специалисты по сельскому хозяйству, по почвам позволяют вносить эти вещества в армянские земли?! Неужели они не заметили, что каждый раз этот их "Акуасорбс" имеет разные свойства? Неужели не попробовали воздействие этих "суперабсорбентов" на качество почвы и особенно гумуса? Мы с каждым привозом в магазины приобретали их так называемые акуасорбсы и исследовали их свойства, влияние на почву, с каждой закупкой они менялись, причем становились все хуже и хуже!

Допустим, они объявляют о способности их гелей впитывать на один грамм сухого вещества 400 мл воды (отмечу здесь, наши гели на грамм вещества впитывают 5000 мл). Надо учесть, что данные даются на впитываемость в чистой воде, а в почве эта впитываемость снижается и сильно зависит от кислотности почвы, многих других характеристик. В почве 1 грамм их геля впитывает не более 200 мл, причем эта влага быстро испаряется, ничего не давая почве. И эти гели, высыхая, связывают почву, превращают ее в камень!

Где эксперты, кто позволил неучам таким образом уничтожать армянские почвы? Кто за это ответит? Понимаю, здесь действовал представитель сельского хозяйства при ООН в Армении – Мушег Джрбашян! Созданная фирма была утверждена на Джрбашяна, Багдасаряна и их жен…

Давид ПИПОЯН, доктор пищевых наук Италии, руководитель центра оценки риска пищевой цели при Центре эколого-ноосферных исследований НАН РА:

- Наш центр традиционно занимается вопросами влияния различных факторов, в частности, горнорудной промышленности на состояние почв. Отмечу, что наш департамент геохимии занимался исследованиями особенностей загрязнения почв, в частности, в Сюникском марзе. Было отправлено письмо бывшему премьер-министру РА Тиграну Саркисяну, после этого мы создали еще один центр оценки рисков пищевой цепи. В Сюникском марзе много хвостохранилищ, в результате чего наблюдается миграция тяжелых металлов из почвы в продукты питания. Разные продукты питания имеют разные степени аккумуляции. Наши исследования показали, что большое влияние на здоровье человека имеет то, в каком количестве и как часто употребляется в пищу тот или иной продукт. Например, картофель, помидоры, фасоль, которые выращиваются в Сюнике, накапливают много тяжелых металлов и опасны для здоровья.

Карине ДАНИЕЛЯН:

- Когда мы представили результаты наших исследований в Министерство здравоохранения, одна из сотрудниц оспаривала их. Мол, непонятно, как делали эти исследования. Я сообщила министру о полученных результатах, и мы договорились о встрече. Специалисты из всех организаций, которые проводили подобные исследования, встречались с министром и передавали ему полученные результаты. После этого возникла идея на месте ознакомить министра с проведенными исследованиями. Состоялись встречи и в Центре эколого-ноосферных исследований, и в Американском университете. В принципе г-н Алтунян согласился со всеми данными исследований.

Давид ПИПОЯН:

- Исследования, которые мы проводили, очень дорогостоящие. Например, в Сюникском марзе, исследуя почву на наличие тяжелых металлов, взяли 200 проб. Все это проводилось на средства грантов. И мы понимаем, что министерства не располагают такими финансовыми возможностями. С новым правительством мы связывали определенные надежды, но, к сожалению, они не оправдались. В правительстве работают непрофессионалы, а к мнению специалистов не прислушиваются. Во всем мире, в странах, где занимаются сельским хозяйством, делается оценка влияния окружающей среды. Проводить эти исследования и учитывать их результаты необходимо и нам, тем более, что кроме тяжелых металлов почвы Армении загрязнены и запрещенными пестицидами.

Мы думали, что они сохранились только в почвах. А оказалось, что они хранятся на складах и используются как удобрения. Поэтому и в почвах мы наблюдаем большое количество запрещенных пестицидов. Возникает вопрос: почему Министерство сельского хозяйства не занимается этими вопросами и закрывает глаза на проблему? Там говорят, что будут заниматься лизингами. Но во всем мире Минсельхоз занимается только вопросами сельского хозяйства. В Италии, где я учился, всеми инновационными методами, которые используются для развития сельского хозяйства, занимаются научные центры. А у нас научные сотрудники занимаются вопросами аграрного сектора, но это никак не отражается на принятии государственных решений, политике, необходимые мероприятия не проводятся, а чиновники занимаются лизингами и финансовыми ресурсами. Это недопустимо.

Карине ДАНИЕЛЯН:

- Я представила результаты наших исследований и министру сельского хозяйства, попросила обратить особое внимание на наличие канцерогенов и мутагенов в аграрной продукции, поступающей из Турции. Посмотрим, как отреагирует на это министерство.

Давид ПИПОЯН:

- Они заявили, что у нас нет импорта из Турции.

Карине ДАНИЕЛЯН:

- Кроме серьезнейшей проблемы с онкологией, у нас рождается много детей с врожденными патологиями. И в первую очередь это касается регионов горнорудной промышленности.

 НАША ЗЕМЛЯ, КОТОРАЯ НАС КОРМИТАльберт МАРКОСЯН, завотделом эрозии Научного центра земледелия, агрохимии и мелиорации им. Г.Петросяна, кандидат сельскохозяйственных наук:

- Сегодня в Армении значительные земельные площади не используются. В такой малоземельной республике, как Армения, это недопустимо. Технологии, которые могли бы значительно повысить урожайность, тоже не внедряются. Этот вопрос обсуждался не раз, но ничего не меняется. А новые технологии по сравнению с традиционной имеют серьезные преимущества. Это возможность предотвратить эрозию и деградацию горных и равнинных почв, сохранить влагу в почвах. Это и экономия топлива, не влияющая на окружающую среду.

Мне кажется, причина в инертности мышления, консерватизме. Мол, наши предки обрабатывали землю традиционным способом, и мы будем это продолжать. Плюс, конечно, отсутствие техники. Я считаю, что необходимо внедрять новые технологии и, конечно же, строго следить за тем, какие удобрения используются. Я уже не говорю о стихийных бедствиях, от которых не застрахован крестьянин. Необходима страховка. Нужна и государственная поддержка в плане выдачи крестьянам приемлемых кредитов. Плюс, конечно, сбыт урожая. Все эти вопросы должны быть решены при поддержке государства.

Виген ПАПИКЯН, доктор сельскохозяйственных наук:

- Хочу коснуться очень важного вопроса. В Армении всего 500 тыс. га пашенных земель, из коих 80 тыс. га находится в Араратской долине. Используется всего 53 тыс. га, которые дают хороший урожай. Еще в начале 90-х годов возникла проблема с вторичным засолением почвы. Если мы обрабатывали 53 тыс. га хороших земель, то сейчас из них осталась половина. Я понимаю, что государству не хватает денег для проведения мероприятий по улучшению этих почв. Но с каждым годом процесс деградации усиливается, мы теряем хорошие земли. Если почва не орошается, не обрабатывается, то ее состав ухудшается. В последние годы мы получили несколько грантов. На эти средства мы провели исследования 4 тыс. га почв Араратской долины. Картина неутешительная. Почти четверть этой почвы деградировала. Не хватает воды. Обязательно нужно провести мониторинг всей Араратской долины и найти средства на проведение необходимых мероприятий.

В последние годы мы используем для мелиорации отходы коньячного завода. Они очень питательные и улучшают состав почвы. Но этого объема недостаточно для всей Араратской долины. Повторяю, необходимо увеличить финансирование и найти способ вторично использовать воду, к примеру, из рыбных хозяйств.

Карине ДАНИЕЛЯН:

- Я бы хотела коснуться вопросов научных исследований и практики. Меня интересует, как получилось, что в определенных местах артезианского бассейна, начиная с 2008-2009 годов умудрились спустить уровень воды на 15 метров? Оказалось следующее: в 2006-2007 годах большое исследование проводили по артезианскому бассейну и получилось, что мы используем намного больше того, чем может дать артезианский бассейн, чтобы его баланс не был нарушен. Было предложение немного снизить заборы воды. С 2008 года вроде должны были использовать воду более экономно. Однако в 2008 году было принято решение в качестве приоритетного направления развития создавать рыбоводческие хозяйства. И резко, местами втрое больше, стали использовать воду без того, чтобы выпускать ее в оборот.

Хотелось бы коснуться и других важных вопросов, о которых мы, экологи, говорили с нынешним премьером. Принятые правительством приоритетные направления развития – горнорудная промышленность, экологически чистое сельское хозяйство и туризм – друг другу противоречат. Как можно в Татеве устроить туристический комплекс и рядом открыть полиметаллический рудник?! Как при таком состоянии окружающей среды можно выращивать экологически чистые продукты и экспортировать их в Европу?! Аграрная продукция, насыщенная тяжелыми металлами, не может быть востребована. Необходимо пересмотреть приоритеты развития нашей экономики. Да, туризм это хорошо, сельское хозяйство необходимо, но горнорудная промышленность в ее нынешнем состоянии, да еще в такой маленькой стране, как Армения, просто убийственна. Причем убийственна не только для окружающей среды и здоровья населения, но и для экономики. Потому что рядом с развороченными недрами невозможно развивать ни сельское хозяйство, ни туризм.

Давид ПИПОЯН:

- Есть закон по очистке загрязнения почв. Если вы работаете в европейских странах и не можете сделать контаминату почв, то вы там просто работать больше не будете. То есть там существуют обязательства, которые нужно выполнять. Только после восстановления почв тот или иной европейский научный центр проводит оценку и дает свидетельство, что на этих почвах можно заниматься плодоводством или растениеводством.

Карине ДАНИЕЛЯН:

- В советское время у нас тоже были рудники, но не в таком количестве и не такого уровня вредности. И мы уже выходили на постиндустриальный уровень. Но потом, в результате так называемых реформ, мы опустились на уровень сырьевой экономики. И не только мы, ряд постсоветских стран в аналогичном положении. Сейчас в России поставили цель отойти от сырьевой экономики и выйти на индустриальный и постиндустриальный уровень. Я надеюсь, что и мы пойдем по этому пути. Сегодня под эгидой ООН осуществляется глобальный проект по устойчивому развитию до 2030 года. В нем участвуют все правительства, в том числе и наше. Программа содержит 17 целей устойчивого развития, которые охватывают все стороны общественной жизни, состояние природы, показатели здоровья и т.д. Сейчас в правительстве РА создана комиссия по имплементации целей устойчивого развития. Ведется довольно неплохая работа, в которой участвуют все министерства. Все вопросы, которые мы здесь обсуждаем, отражены в повестке. Сейчас мы должны разработать план действий, и если не будет конфликта интересов с монополистами или конфликт при условии его наличия будет преодолен, то многое изменится. Планета сегодня разбалансирована, она просто отторгает человечество. В ООН это очень хорошо понимают, поэтому сейчас во всем мире принимаются меры, способствующие устойчивому развитию. Альтернативы просто нет.

Альберт МАРКОСЯН:

- В развитых странах гумусовый фонд считается национальным достоянием, богатством. И те, кто эксплуатирует почвы, обязаны не только этот фонд сохранять, но и улучшать, приумножать. Если бы и в Армении такой подход был бы декларирован и прописан в правовом поле, это было бы продвижением вперед. Мы говорим о пестицидах и тяжелых металлах, но почему-то игнорируем груды коммунально-бытового мусора, которые стали просто бедствием. Они свалены везде. Нужно подвергать очень серьезной ответственности за выброс мусора, уничтожение гумусового фонда, причем это должно быть закреплено законодательно.

Анаит ТОНОЯН:

- Конечно, сохранение гумусового фонда – это очень важный вопрос. Но каким образом это сделать? Отмечу, что у нас проводится очень страшная деятельность в плане уничтожения гумуса. Гумусы не сохраняются, потому что эти вещества испаряются, вода испаряется, они превращаются в камень. И говорить о гумусе уже не приходится. Надо создать экспертную комиссию. Причем комиссия должна смотреть не разово приносимые образцы, нужно проверять всю партию.

Рузанна МАНУКЯН:

- Когда почвы не обрабатываются, гумус минерализуется. Запасы гумуса буквально исчезают. Происходит дегумификация наших земель. И вообще меняются все свойства почвы, снижается плодородие, почва каменеет. Поэтому мы должны просто обрабатывать те земли, которые сегодня заброшены. Есть, например, хозяева, которые бросили свои земли, уехали из страны. Как я уже говорила, есть и фермеры, которые просто не знают, как правильно обрабатывать почву. Кроме того, сейчас стало даже невыгодно обрабатывать эти земли. Человек работает, а отдачи нет. Остро стоит и вопрос реализации. Да, хорошо получать большой урожай, но еще надо реализовать выращенную продукцию, а этот вопрос очень трудно решается. Мало урожая – плохо, большой урожай - проблема. Надо эти вопросы как-то решать.

Еще раз повторюсь: нужно решать вопросы мелиорации. Есть очень много каменистых земель – около 100 тысяч гектаров, и они должны быть мелиорированы. Их нельзя бросать. Вред почве наносит и ежегодное глубокое вспахивание, которое нарушает структуру почвы. Почва населена микроорганизмами – аэробными и не аэробными. При глубокой вспашке из нижних слоев почвы эти микроорганизмы переходят наверх и погибают. А микроорганизмы играют огромную роль в почве, делая доступными питательные вещества, необходимые для растений. Поэтому глубокую вспашку нужно делать раз в 4-5 лет. Необходимо учитывать также климатический фактор, влияющий на почву. Армения – горная страна с горным рельефом, у нас почвы расположены на очень разной высоте, и каждый раз в связи с потеплением климата примерно на 100 метров эти пояса поднимаются. Мы говорили об артезианских водах, о том, что идет снижение их уровня из-за прудов для разведения рыбы. Все это ведет к опустыниванию. Посмотрите на наши виноградники сейчас, они совсем не похожи на те, что были раньше. Остались какие-то куцые клочки.

Что делать? Если идет вторичное засорение, то обязательно надо восстанавливать дренажную систему, чтобы грунтовые воды находились примерно на глубине 3-х метров. Кто должен это инициировать? Предложения поступают из научных центров, но для того, чтобы осуществлять те или иные мероприятия, нужны финансы, а это уже вопрос государства, в частности, Министерства сельского хозяйства.

Виген ПАПИКЯН:

- В последние годы мы часто говорим о развитии туризма. В этом контексте многое просто удивляет. Если отсюда направляешься в Арцах или Мегри, обязательно останавливаешься в "воротах" Сисиана. А там нет никакой инфраструктуры для туристов. Нет магазинов, нет туалетов, ничего нет. Надо же создавать элементарные условия для туристов! Возможно, это отступление, но я должен был об этом сказать. Далее: мы говорили об Араратской равнине. Чтобы мы могли от нее получать все то, что мы получали до 90-х годов прошлого столетия, нам нужно в первую очередь провести мониторинг 120 тыс. га Араратской равнины. Мы должны понять, что у нас есть – обрабатываемого и не обрабатываемого. И что нужно, чтобы необрабатываемые сегодня земли стали обрабатываться. Иначе площадь необрабатываемых земель будет увеличиваться. Из 25 тыс. га эта площадь уже выросла до 40-45 тыс.га.

Система орошения, мелиорации сегодня в жалком состоянии, частникам остается надеяться только на себя. И каждый просто роет ямы на своем участке, выкачивает воду – и все. Но вода тоже исчезает. Надо незамедлительно обратить внимание на вопросы мелиорации. Нужно мелиорировать территории на Араратской равнине независимо от того, во сколько это обойдется, восстановить систему мелиорации. У нас есть гипс, который после активации может быть использован для мелиорации. В этом контексте нужно в конце концов решить вопрос "Наирита", Ванадзорского химкомбината.

Рузанна МАНУКЯН:

- Еще раз вернусь к проблеме фермерских участков. Они очень мелкие и разбросаны. Их буквально невозможно обрабатывать. Об этом говориться уже давно. Конечно, укрупнение должно идти на добровольных началах. Люди говорят: это мой участок, я не хочу ни с кем соединяться. А на таких маленьких участках применять все агротехнические мероприятия, севооборот, обработку почв практически невозможно. Вопрос кооперации земель очень важный. Только так можно использовать необходимые методы обработки почв.

Виген ПАПИКЯН:

- Мне хотелось бы отметить одну важную деталь. У нас идет разработка полезных ископаемых, и нужно обязательно думать о рекультивации хвостохранилищ. Если какая-то территория предоставляется частнику для эксплуатации, заключается договор, где в обязательном порядке должен быть пункт, предписывающий проведение процесса рекультивации после эксплуатационных работ. Нельзя позволять частнику оставлять после себя "выжженную землю". Сегодня в Армении остро стоит вопрос рекультивации хвостохранилищ – и он должен решаться незамедлительно.

Круглый стол провели Гаянэ САРМАКЕШЯН, Зара ГЕВОРКЯН, Тигран МИРЗОЯН 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ