Последние новости

ГАРЕГИН НЖДЕ И ОВАНЕС ДЕВЕДЖЯН:

ВМЕСТЕ ЧЕРЕЗ ГОДЫ ЖИЗНИ

Среди книг, вышедших в свет в последнее время, безусловно, особый интерес представляют "Воспоминания заключенного" Армена СЕВАНА, имеющие очень точный подзаголовок: "Годы страданий вместе с Гарегином Нжде". Имя Армена Севана, к сожалению, сегодня в Армении мало кому известно. Между тем Армен Севан - это литературный псевдоним видного поэта, публициста, редактора, педагога, общественного и политического деятеля Ованеса ДЕВЕДЖЯНА, активного дашнакцакана и соратника Гарегина Нжде еще по обороне Сюника.

Воспоминания Армена Севана, изданные впервые в 1970 году в Лос-Анджелесе, широко известны в Спюрке. Хотя в центре внимания автора на протяжении всей жизни остается фигура Гарегина Нжде, тем не менее рамки ее – и временные, и географические, и политические - очень широки. Мы имеем в виду не только педантично изложенные события, приключившиеся с автором в довоенной, оккупированной и послевоенной Болгарии и других странах Европы, но и прежде всего страницы, описывающие жизнь в Советском Союзе, где он, как это ни парадоксально, практически не прожил на свободе ни одного дня. В этом смысле воспоминания Ов.Деведжяна – один из лучших и первых по времени образцов так называемой "тюремной" литературы, получившей свое развитие лишь десятилетия спустя.

Сюжет книги мог бы показаться невероятным, не будь он "придуман" самой жизнью. Два друга молодых лет – боевые соратники и политические единомышленники (Ованес был министром в сформированном Нжде правительстве Горной Армении) - после десятилетий активной национальной общественной, литературной и партийной деятельности за пределами СССР вновь встречаются в камере знаменитой Владимирской тюрьмы в 1949 году. Обоих вывезли из Болгарии и оба осуждены за "антисоветскую" деятельность. Гарегин - на 25 лет, Ованес – на 20. Какой подарок судьбы: что могло стать для них в камере большим утешением, нежели встреча с родным человеком! Однако поначалу радость омрачало то "деликатное" обстоятельство, что Ованес все эти годы оставался верным дашнакцаканом и одним из руководителей партии, а Гарегин, продолжая оставаться верным идеологии "Дашнакцутюн", из партии вышел. Однако прежние отношения и взаимное доверие вскоре восстанавливаются.

В начале 1952 года Нжде, после его обращения к советскому правительству с предложением выступить посредником в совместных антитурецких действиях с зарубежными лидерами "Дашнакцутюн", привозят в ереванскую тюрьму, где предложения его тщательно разрабатываются. В процессе разработки операции логично возникло опасение, что письмо Нжде, которого давно уже все считали погибшим в советских застенках, может вызвать серьезные подозрения у адресатов. Нжде находит единственный выход: истинность письма, удостоверенного, а тем более доставленного таким безупречным деятелем партии, как Деведжян, снимет все подозрения. Ованеса по предложению Нжде привозят в Ереван, помещают в одну камеру с ним и подключают к разработке операции. Однако со смертью Сталина планы меняются и обоих летом 1953 года возвращают во Владимир. Но помещают в разные камеры. И только через несколько месяцев, после того как Нжде объявил голодовку с этим требованием, их вновь поместили в одну камеру, где они и прожили вместе до октября 1954г., когда Нжде был переведен в Ташкент. В августе 1955 года Ованес был освобожден досрочно, и, когда Нжде был возвращен во Владимир, его уже там не было. Нжде скончался во Владимирской тюрьме в самом конце того же 1955 года, а Ованес Деведжян, с приключениями добравшийся до Аргентины, где жила его семья, умер в 1978 году в возрасте 85 лет.

Живой образ Нжде, воссозданный Ов.Деведжяном в его воспоминаниях, казалось бы, мало отличается от привычного образа Нжде последнего десятилетия его жизни, предстающего перед нами в следственных документах, протоколах допросов, в конце концов в немногочисленных письмах к родным... С одной стороны, это все тот же неукротимый Нжде, в самых жестоких тюремных условиях не утрачивающий чувства собственного достоинства и стремления быть полезным родному народу, с другой – физически немощный старик, страдающий многими болезнями, моментами даже беспомощный... Различие только в том, что в изображении Деведжяна Нжде показан в самых разнообразных реальных тюремных ситуациях, живо, с любовью, мягким юмором и нередко иронией. Вот Нжде в беседах с тюремщиками – от министра до рядового надзирателя, не допускающий и тени непочтительности или каких-то поблажек... Вот он вполне серьезно растолковывает случайным сокамерникам социологические идеи французских просветителей... Вот растерянный Нжде, потерявший выданную камере иголку... Вот Нжде, подозревающий всех сокамерников в стукачестве... и так постоянно.С самого же начала своей книги Деведжян говорит, что он не собирается давать какие-то характеристики Нжде, о котором написано достаточно. В своих мемуарах он считал своим долгом лишь "осветить" тюремную жизнь Нжде, единственным армянским свидетелем которой он оказался. Долг свой Ованес Деведжян выполнил сполна, тем более что в книгу вошли и некоторые малоизвестные факты биографии Нжде, о которых он рассказывал своему сокамернику в долгие годы совместного заключения.

Однако, как было сказано, ценность воспоминаний Ованеса Деведжяна вовсе не сводится к свидетельствам очевидца последнего десятилетия жизни Нжде. Исключительный интерес представляют страницы, описывающие сложные перипетии жизни самого Деведжяна - человека незаурядного, истинного армянина-патриота ХХ столетия, с одной стороны, страстно увлеченного литературным и научным творчеством, проблемами национальной истории и культуры, а с другой - авторитетного и дисциплинированного партийного деятеля, жизнь которого целиком отдана выполнению важнейших заданий, будь то в Западной Армении, в Европе или в Республике Армения. Эти автобиографические страницы рисуют нам человека исключительной скромности и порядочности, исполненного любви к родному народу, тот тип армянского интеллигента, который, к сожалению, все больше уходит в прошлое.

Огромную ценность представляют воспоминания Деведжяна в качестве своеобразной энциклопедии советской тюремной жизни. Перед нами последовательно предстают во всей своей жестокости сцены тюрем Москвы, Еревана, Баку, Ростова и других городов, написанные рукой профессионального литератора. В этих зарисовках внимание мемуариста привлекают прежде всего люди, волею судьбы оказавшиеся в этом своеобразном мире: он создает целую галерею красочных персонажей – с одной стороны, сотрудников, "винтиков" репрессивной машины, с другой – их жертв. Отметим также, что в написанных спустя 15 лет воспоминаниях автор неизменно указывает конкретные имена, должности, даты встреч и, как правило, национальность описываемых персонажей. Многие из них неожиданны и представляют самостоятельный интерес. К примеру, одним из таких неожиданных сюрпризов является глава "С сыном Леонида Андреева", в которой Ованес Деведжян рассказывает о своих беседах с автором знаменитой "Розы Мира" Даниилом Андреевым.

Как уже было сказано, "Воспоминания..." Армена Севана впервые были изданы в 1970г. в Лос-Анджелесе. Однако новое издание не является лишь простым повторением первого, оно содержит множество материалов и документов, рассказывающих о литературном наследии и жизненном пути, общественной и партийной деятельности Ованеса Деведжяна. Исключительно содержательны примечания к книге, имеющие самостоятельную научную ценность. В книге помещены десятки фотографий, некоторые из которых уникальны. Вся эта огромная работа – составление, редактирование, написание примечаний – проделана кандидатом исторических наук Седой Деведжян, племянницей автора. Закрываешь книгу с чувством благодарности к ней, подарившей нам возможность ознакомиться с книгой, еще раз свидетельствующей о поразительном богатстве армянской литературы, так медленно возвращающейся к нам.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ​ВЫХОД ТУРЦИИ ИЗ ЦУГЦВАНГА УСТИЛАЕМ МЫ
      2015-05-13 13:10
      31655

      Поток касающейся Турции информации в последние месяцы не прерывался и не ослабевал. Не ослаб он и после 3 октября, когда счастливое лицо премьер-министра Эрдогана должно было оповестить мир о том, что цель достигнута и двери в ЕС открыты.На самом же деле в тот день мало что по существу решилось, и перспективы вступления Турции в семью цивилизованных европейских народов как были туманными до 3 октября, таковыми и остаются.

    • ОПЕРАЦИЯ "НЕМЕЗИС"
      2015-05-12 10:01
      39137

      Книга “ОПЕРАЦИЯ НЕМЕЗИС, РАССКАЗАННАЯ ЕЕ УЧАСТНИКАМИ” содержит переведенные на русский язык воспоминания непосредственных участников операции “Немезис” (Микаела Варандяна, Согомона Тейлиряна, Шаана Натали, Мисака Торлакяна, Аршавира Ширакяна, Григора Мержанова, Арама Ерканяна, Азвина, Даре Айказяна и Симона Врацяна), а также статьи автора, написанные в разное время на эту тему и ставшие фактически предисловием к данному изданию. В большинстве случаев материалы на русском языке публикуются впервые. Автором статей и переводов явился известный публицист Левон Микаелян (Казарян), проработавший в газете «Голос Армении» на должности заместителя главного редактора более 16-ти лет.

    • НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
      2011-09-28 23:00
      42502

      Каждый, кто пытался осмыслить исторические пути и судьбы армянской литературы, охватить ее широким ретроспективным взглядом, определить ее своеобразие в контексте мировой, не мог не прийти к выводу, что основная особенность армянской литературы, предопределившая ее основное содержание, тематику и проблематику, своеобразие ее поэтики, жанровой и образной систем, - это лежащая в ее основе национальная идея.Если попытаться дать краткое, буквально в двух словах определение, девиз и кредо армянской литературы, да и всей армянской книжности от ее истоков до наших дней, то и здесь нам не пришлось бы искать что-то новое. Достаточно вспомнить лаконичную формулу, предложенную Хачатуром Абовяном полтора века назад для характеристики своей великой книги "Раны Армении", - "плач патриота".

    • "ГАРЕГИН НЖДЕ ВОЗРОДИЛ ОБЕТ МАМИКОНЯНОВ", -
      2011-07-06 23:00
      44669

      заявил в интервью "ГА" Рафаэл АМБАРЦУМЯН, председатель организации "Обет национального союза" - Вы и некоторые другие нждеведы считаете днем рождения Нжде 1 февраля, а не 1 января, как считал составитель первой полной биографии Нжде Аво. На чем основывается ваша версия? - На единственном дошедшем до нас документе, указывающем день рождения Нжде точно, - на составленном в 1916 году рукой Нжде "послужном списке". Документ этот подписан также генералом Смбатом Борояном. Этот документ обнаружил и опубликовал в "Историко-филологическом журнале" (№1, 2001) историк Ваан Меликян. В документе указано, что Нжде родился 20 января по юлианскому календарю, то есть 1 февраля по новому стилю.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • РОД НАША ОПОРА
      2016-12-02 12:59
      687

      Произошло большое событие – издана книга избранных сочинений Гарегина Нжде на русском языке.             Бог хранил армян, посылая нам то Тиграна Великого, то Вардана Мамиконяна, то Андраника, то Нжде…

    • Памятник книге Рахмона
      2016-11-26 11:00
      440

                     В населенном пункте Гиссар в 20 километрах от Душанбе установили памятник книге президента Таджикистана Эмомали Рахмона - "Таджики в зеркале истории", повествующей о непростой судьбе таджикского народа на протяжении пяти тысячи лет. Монумент представляет собой огромную раскрытую книгу длиной 4 метра и шириной 6 метров.

    • "Я ТБИЛИСИ ЛЮБЛЮ", или
      2016-11-18 11:56
      1295

      Мост между двумя народами В Тбилиси переиздана книга народного поэта Грузии, академика Иосифа Гришашвили "Литературная богема Старого Тбилиси". Это удивительная книга: она - исповедь и научный труд, признание в любви и открытие целого мира безымянных  дотоле певцов Тифлиса. 

    • СТАРЫЙ ЕРЕВАН ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ
      2016-11-14 14:33
      710

      В издательстве "Цицернак" по государственному заказу вышла в свет книга "Старый Ереван 20-40-х годов ХХ века в рассказах и мемуарах армянских классиков".