Последние новости

СТЕРЕОЗВУЧАНИЕ ДОСТОЕВСКОГО - В МОНОСПЕКТАКЛЕ

Деликатесные блюда армянский театр подает на зрительский стол не слишком часто и, к сожалению, все больше в камерном формате. Логично – деликатес, он и есть деликатес. Именно таким изыском стал спектакль с мудреным названием "В роли Настасьи Филипповны князь Лев Николаевич Мышкин" в постановке народного артиста РА Ваге Шахвердяна и в исполнении Армена Кушкяна. Продюсер спектакля - Международный фестиваль моноспектаклей ARMMONO.

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД ДИПЛОМНОЙ РАБОТОЙ ОЧЕРЕДНОГО КУРСА Шахвердяна стал спектакль "Идиот" по великому роману Федора Михайловича Достоевского. Спектакль вышел за рамки студенческой сцены ГИТиКа и "пошел", даже обзавелся поклонниками. Я к их числу не относилась. Одно было ясно - Армен Кушкян, молодой красавец с внешностью европейского романтического героя в роли князя Мышкина, как принято говорить, "имеет право это играть". Но и в таком раскладе дальнейшее развитие событий трудно было предугадать.

А оно последовало. Здесь пересеклись постоянный творческий поиск Ваге Шахвердяна и его неувядающая любовь к Музе, знаменитой Настасье Филипповне армянской сцены Метаксии Симонян, стремление Армена Кушкяна вырваться из душного контекста проходных ролей в театре и сериалах и искренняя заинтересованность стимула-продюсера, фестиваля ARMMONO.

"В роли Настасьи Филипповны князь Лев Николаевич Мышкин" с полным основанием можно назвать лучшим спектаклем Шахвердяна, мастера большого стиля, последних лет. Так и хочется сказать "зрителей ждет настоящий классический большой спектакль с прекрасным актерским ансамблем, сделанный с большой же любовью к автору". И это абсолютная правда, с одним исключением - в роли не только Настасьи Филипповны, но всего ансамбля, всей галереи многочисленных персонажей романа один-единственный, моно-Армен Кушкян.

Всякий раз удивляешься универсальности Достоевского. Куда только не забрасывала судьба его героев. Князь Мышкин и Настасья Филипповна жили в послевоенной Японии у Куросавы и даже обосновались в церкви в радикальном эстонском фильме Райнера Сарнета. Становились ли герои Достоевского ближе и понятнее современному потребителю, запросы которого иногда берут верх над здравым смыслом и чисто художественными задачами?

ВПРОЧЕМ, О ЗАПРОСАХ СОВРЕМЕННОГО ПОТРЕБИТЕЛЯ СОАВТОРЫ СПЕКТАКЛЯ (а на том, что режиссер и актер выступили соавторами, можно настаивать) явно не думали. Не было даже задачи "пробудить интерес к роману" - такова обычно мотивация сомнительных экспериментов над великими книгами. Были любовь, проникновение и причащение Достоевским. И родилось удивительно цельное театральное полотно, сотканное из огромного количества сценических находок, увидев которое люди посвященные реагируют практически одинаково: "Какое счастье, что у нас еще случаются такие спектакли!"

Князь Мышкин, после убийства Настасьи Филипповны Рогожиным оказался в доме скорби. Здесь он прокручивает историю назад, переживает заново все случившееся. Армен Кушкян появляется на сцене в белом одеянии – это и смирительная рубашка, и платье Настасьи Филипповны. У этого одеяния неожиданно есть плоеное жабо-трансформер, превращения которого еще не раз удивят зрителя. Но при первом появлении именно оно создает большую метафору - Пьеро, Жиль, вечная трагически-печальная маска театра. И уже словно не актер перевоплощается на сцене в мужчин и женщин, а театральный дух вселяется в многочисленных персонажей.

Впрочем, жабо-трансформер, которому предстоит стать чепцом генеральши Епанчиной - картина, сыгранная Арменом Кушкяном блистательно! – не единственная находка такого рода. В последние годы Ваге Шахвердян, являясь автором спектакля, работает не только над режиссурой, он почти всегда сам работает над сценографией. Вместе с Кушкяном они написали инсценировку первой части великого романа "Идиот", уложившись в час сценического времени, не потеряв ни в хрестоматийных текстах, ни в сюжетной канве, ни в страстях, обуревающих героев. Алые женские туфли и алое ведро, в котором Мышкин исступленно полощет тряпку, стремясь смыть не им пролитую кровь, подвешенные и летающие над сценой манишки-галстуки - все эти атрибуты постановки символичны, в сценографии нет ничего лишнего. Есть только ощущение заполненной персонажами сцены - ощущение открытой арены борьбы за человеческие души.

Армен Кушкян нашел десятки способов для перенесения на подмостки хрестоматийных текстов и передачи страстей, обуревающих несчастных страдающих героев, среди которых нет абсолютно отрицательных и совершенно положительных. Он играет великими словами и контрастными интонациями. Кротость и чистота сердца Мышкина, черная страсть Рогожина, экстатически-трагическая Настасья Филипповна, распоясавшиеся завсегдатаи ее салона… Взлетают и опускаются манишки-галстуки, как и чувства действующих лиц, раскачиваются от жаркой любви и жгучей ревности к мышкинской попытке всепрощения. Армен Кушкян играет все и за всех, заставляя звенеть эмоциональное и интеллектуальное звучание постановки. В его пластике был поэтический подтекст, какая-то бесшумность игры, пластика витающего в облаках - все-таки, в первую очередь он Мышкин. А из его интенсивной фразировки, даже зримо звучащих слов рождались призрачные, возникающие словно из ниоткуда силуэты. И - возможно, это самое главное достижение молодого актера - воскрешалось, казалось, навсегда утраченное ощущение ранимости человека.

ПОСЛЕ ПРОСМОТРА СПЕКТАКЛЯ НА ФЕСТИВАЛЕ ARMMONO его почетный гость, кандидат искусствоведения, доцент Санкт-Петербургской государственной Академии театрального искусства, председатель Содружества негосударственных театров Санкт-Петербурга Александр Платунов написал в своей статье, посвященной итогам фестиваля: "Самым ярким впечатлением от армянской программы стал спектакль со странным названием "В роли Настасьи князь Лев Николаевич Мышкин"… Замечательный молодой актер Армен Кушкян играет с чувством высокой подлинности и одновременно - такой меры, которая превращает спектакль в глубоко осознанный современный художественный текст. Мощный темперамент артиста закован в сложный пластический, почти хореографический рисунок роли, что создает напряженную энергетику, только в отдельных моментах бурно прорывающуюся в экстатическом крике. Спектакль невероятно красив: на черном фоне задника сплетаются белые и красные цвета костюмов и отдельных деталей оформления. Партитура "Мышкина" разработана подробно и точно в каждом мгновении, и это, конечно, заслуга одного из лучших армянских режиссеров Ваге Шахвердяна. Редкое единство в жанре моноспектакля, где, как правило, главенствует артист, режиссерского и актерского начала".

… Посланный на землю ангел в лице Мышкина остается один. Вот сверху опускается крюк, рождающий разочаровывающе-отталкивающую мысль о петле… Нет-нет! Он только проденет в эту петлю рукава своей белой хламиды, и она начнет медленно трансформироваться в белые облака, в которых исчезнет Лев Николаевич Мышкин. Князь света уходит, как Христос, в фаворский свет – сквозь завесу, заглянуть за которую смертным не дано.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИСКУССТВО? ХАЛЯВА, СЭР!
      2018-09-05 16:00
      2291

      С 1 октября вступит в силу одна из программ, разработанных совместными усилиями министерств культуры и образования: система школьного абонемента. Среди всех "арт-революционных" программ в культурном ведомстве эта считается едва ли не самой революционной. По крайней мере о ней говорится исключительно с упоением, переходящим в восторг. Только если в Минкульте по этому поводу полные штаны радости, то у руководителей культурных учреждений по тому же поводу полные глаза слез.

    • НЕ ЗВОНИ МНЕ, НЕ ЗВОНИ!
      2018-09-05 15:38
      1753

      "Черный ящик". Что в нем? Скелеты в шкафу? Круто завинченный сюжет? Реплики под острым соусом? Блистательный актерский ансамбль? Минута на размышление. И то, и другое, и третье? Угадали! Приз в студию!

    • НУЖЕН ЛИ СОВЕТ, ЕСЛИ ОН "БЕСПЛАТНЫЙ"?
      2018-08-29 15:58
      940

      То, что при словосочетании "культурная реформа" или "культурная революция" рука у артиста тянется не к перу и кисти, а к автомату, естественно - нахлебались. Впрочем, следует признать, что при всех духоподъемных разговорах об арт-революции нынешнее культурное руководство ведет себя крайне консервативно, без резких движений, с сознанием "я знаю, что ничего не знаю", и это пока лучшее из его проявлений. Тем не менее вокруг дальнейших векторов развития культурной политики звучат разговоры - официальные и кулуарные, а главное, часто взаимоисключающие. И здесь есть над чем подумать.

    • 100 ДНЕЙ ПОСЛЕ ДЕТСТВА
      2018-08-27 17:19
      1325

      Выросло ли руководство Минкульта из коротких штанишек? Министру культуры Лилит МАКУНЦ много пеняли за заявление "Культура – это я!", сделанное ею в первый день назначения. Прошло 100 дней, и министр сотоварищи - с заместителями бросили в народ новый хит грядущего осеннего сезона: "Культурная революция – это мы!" По крайней мере едва ли не каждый, сделанный за отчетный период шаг, был классифицирован "шагающими" как революционный. "Одно то, что Ширакскому краеведческому музею предоставлено здание, – уже революция!" - воскликнул один из заместителей министра, полный энтузиазма. Как хорошо быть неофитом!






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ФЕСТИВАЛЬ ДУДУКА В МОСКОВСКОМ ПЛАНЕТАРИИ
      2018-09-19 15:38
      1313

      Пятый, юбилейный международный фестиваль дудука состоится в Большом зале Московского планетария 6 и 7 октября 2018 года.

    • ПЛОДЫ АБРИКОСОВОГО ДЕРЕВА
      2018-09-17 15:19
      936

      Создана еще одна площадка для профессионального общения, диалога, творческого взаимодействия и совместной работы для кинематографистов из разных стран, которая будет способствовать выходу армянских фильмов на международный экран

    • Армянская народная песня зажгла участников "Burning Man"
      2018-09-13 21:05
      204

      Один из самых популярных фестивалей в мире — американский "Burning Man" в пустыне Блэк-Рок проходит каждый год. В штате Невада, где расположен и Лас-Вегас — город казино и других всевозможных грехов, вполне органично проходит необычный восьмидневный марафон безумия и радости.

    • ДВЕ ОПЕРЫ НА ФИЛАРМОНИЧЕСКОЙ СЦЕНЕ
      2018-09-05 16:03
      3812

      В этот вечер, за две недели до открытия концертного сезона, Большой зал филармонии напоминал в буквальном смысле бастион. Афиша предвещала встречу с двумя операми итальянских классиков:  Леонкавалло и Пуччини. И публика, уставшая от бесконечных политических шоу, устремилась в филармонию, несмотря на летнюю жару, демонстрируя неутолимую потребность в изысканности, красоте, одухотворенности, которыми она так обеднена в своей будничной жизни.