Последние новости

"ЖИЗНЬ И СУДЬБА" РОБЕРТА КОЧАРЯНА

Недавно в "Голосе Армении" была опубликована одна из глав книги Роберта КОЧАРЯНА "Жизнь и свобода". Глава, посвященная событиям тех дней 2008 года, которыми вот уже больше полугода спекулирует отдавший страну на растерзание таким же, как он сам, дилетантам и дезертирам, пламенный революционер, ковавший свой железный характер на сооруженных из мусорных баков баррикадах Еревана и в многокилометровых марш-бросках по Армении. В предваряющем публикацию Слове Александр Товмасян пишет: "Как человек, не один десяток лет владеющий пером, повторю свою давнюю мысль о том, что пишущему очень трудно достоверно утаить правду. Она выпирает. Из мемуаров Роберта Седраковича (кроме предисловия я прочитал еще пару глав) вырисовывается цельный человек с жестким, бескомпромиссным, порой мешающим ему характером, не умеющий изменять своим принципам"…

Я ПРОЧЛА КНИГУ ЦЕЛИКОМ И МОГУ КОНСТАТИРОВАТЬ, ЧТО СОСТАВЛЕННОЕ ПО ДВУМ ее главам впечатление А.Товмасяна распространяется на весь текст. И если бы книгу "Жизнь и свобода" нужно было охарактеризовать одним каким-то эпитетом, этим эпитетом было бы слово "честный".

Однако честность не единственное достоинство автобиографической книги, в которой жизненный и карьерный путь автора представлен на фоне жизни и судьбы двух армянских государств. "Мне хотелось, - пишет Кочарян в предисловии, - чтобы книга получилась интересной, а не просто описывала исторические события, в которых я участвовал. Хотелось показать канву истории и ту нить, которую мы вплели в нее, рассказать о том, почему мы поступали так или иначе, что нас беспокоило и что нам мешало, а что помогало и вдохновляло. Впервые раскрыть закулисные подробности самых драматичных отрезков нашей новейшей истории..." Надо сказать, автор успешно справился с поставленной перед ним задачей: книга дает исчерпывающее представление о не обделенных потрясениями последних трех десятках лет армянской истории.

Если говорить о структуре книги, то она состоит из трех разделов с красноречивыми названиями: Мирная жизнь. Карабах. Армения. При этом первая часть (детство в Степанакерте, короткий срок студенческой жизни в Москве, армия, учеба в Ереванском политехническом институте, возвращение в Степанакерт, комсомольская работа, партийная работа на Каршелкомбинате) занимает минимальный объем книги. И это закономерно, поскольку период жизни автора вне его борьбы за национальные интересы своего народа был довольно коротким.

И вскоре после перестройки, когда поверившее в нее армянское население НКАО решило снова поднять вопрос (одна такая попытка предпринималась в середине 60-х, в конце "оттепели", и была жестоко подавлена) о переходе из состава Советского Азербайджана в состав Армянской ССР, начинается новый этап жизни будущего лидера национально-освободительной борьбы армян, а затем и президента Карабаха. Об этом куда более объемная, чем первая, вторая часть книги. И здесь страница за страницей нанизывается перечисление-описание и анализ событий, свидетелями, очевидцами и участниками которых стал, пожалуй, весь армянский народ. Но одно дело - быть в курсе событий (и даже принимать в них участие), другое - быть в их эпицентре и выполнять одну из ключевых, а затем и ключевую роль. А обстоятельства сложились так, что эта роль Кочаряну выпала вскоре после "сумгаита", когда, как пишет Кочарян, "надежда на то, что ситуация в Карабахе разрешится быстро и бескровно, исчезла в один день". Хотя жившие бок о бок с азербайджанцами армяне Карабаха не понаслышке знали о зверином потенциале соседей, сумгаитская резня даже для них стала шоком. "...Я и не знаю, какими словами можно описать трагедию, всколыхнувшую всю Армению, - пишет Кочарян. - Но она стала поворотным моментом, после которого наше восприятие реальности резко изменилось. Если предшествующий период можно назвать "периодом перестроечного романтизма", когда мы по-провинциальному наивно ждали решения от центральной власти, когда мы верили, что достаточно лишь изъявления воли народа, писем, делегаций, то после погромов в Сумгаите все эти иллюзии растаяли. Стало ясно, что свои проблемы нам придется решать самим и легких решений не будет".

ДОВОЛЬНО ТРУДНО ПЫТАТЬСЯ НА НЕСКОЛЬКИХ СТРАНИЦАХ ДАТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о почти пятисотстраничном издании, целиком укомплектованном из фактического материала, еще труднее подбирать цитаты, а в них как в иллюстрациях нуждается чуть ли не каждое предложение отзыва на книгу, в которой прослеживается весь путь - от мирных инициатив (сбор подписей, митинги, мирные выступления) через крушение иллюзий, через вынужденное создание вооруженных отрядов, через партизанскую войну, через концентрацию всех усилий и создание Государственного комитета обороны, построение боеспособной армии, через судьбоносные решения и победы, одержанные в условиях, когда они по логике вещей никак не могли быть одержаны и тем не менее состоялись и принудили врага к миру. У Кочаряна есть объяснение этому: "Я уверен, что успех любой операции зависит не только от количества накопленных сил, вооружения и боеприпасов - ведь по всем этим параметрам наш противник значительно превосходил нас. Способность одержать победу определяется прежде всего тем, сколько у тебя людей, готовых идти в бой до конца, готовых умереть. В те годы нам казалось, что все население Нагорного Карабаха готово идти до конца".

Не одну главу книги автор посвятил войне, отдельно останавливаясь на самых значимых вехах: взятие Шуши, затем - Лачина (прорыв блокады), создание пояса безопасности вокруг Карабаха (взятие Кельбаджара, Агдама)… В его рассказе нет ни бахвальства, ни самолюбования. Честно и объективно он воздает должное всем, кто причастен к победе: Аркадию Тер-Тадевосяну (Командосу), Вазгену Саркисяну, Сержу Саргсяну, Самвелу Бабаяну… Примечательно, что ни к одной из этих побед тогдашний президент Армении не имел никакого отношения. Более того, опасаясь негативной реакции со стороны международного сообщества, Тер-Петросян пытался предотвратить планируемые и возможные военные операции. А узнавая о взятии очередного населенного пункта (точнее было бы сказать - очередной огневой точки, из которой велся непрекращающийся прицельный огонь по мирным жителям Карабаха), настаивал на его возвращении. Так было, в частности, с Кельбаджаром. Для Кочаряна же взятие новых и новых территорий не было самоцелью: "...У нас не было выбора. Шла война за выживание, и возвращение Кельбаджара мы воспринимали как самоубийство". А поскольку, как пишет Кочарян, "события в Карабахе стали постоянной головной болью для Тер-Петросяна, который опасался, что они могут привести к тяжелым последствиям для страны", то Кочарян взял на вооружение довольно остроумную стратегию: брать район за районом, чтобы с каждой новой победой внимание мирового сообщества, с чьим мнением не мог не считаться президент Армении, переключалось с предыдущей территории, взятой под контроль Армией обороны Карабаха, на следующую.

ПЕРЕМИРИЕ, СТАВШЕЕ МИРОМ (ТАК НАЗЫВАЕТСЯ ПОСЛЕДНИЙ РАЗДЕЛ ГЛАВЫ "Перелом в ходе войны" второй части книги), азербайджанцам было навязано победами армян, за которые они заплатили тысячами жизней. И Кочарян, может быть, как никто, понимает, что Карабах никогда не пойдет на компромиссы со своим кровожадным соседом и ни при каких условиях не согласится вернуться обратно в его "объятья", готовность же пойти на уступки может закончиться одним: потерей не только всего Карабаха, но и других частей Армении, а в перспективе - и гибелью всей страны. (Пониманием этого был обусловлен и выбор преемника после истечения срока полномочий Кочаряна в 2008 году: "Я не мог представить никого, кто при давлении в ходе переговоров по урегулированию или при обострении карабахского конфликта держался бы увереннее, чем Серж".)

О своем участии в борьбе за Карабах Кочарян пишет: "Вопрос ведь стоял так: ты теряешь или не теряешь родину, в самом прямом смысле. Моя вовлеченность в борьбу за Карабах была настолько сильной, что я тогда почти утратил ощущение границ между своей судьбой и судьбой страны".

Судя по тому, как шло восстановление разрушенных войной городов и сел Карабаха, это ощущение слияния с родиной, присущее истинному патриоту и сильной личности, не покидало Кочаряна и после заключения перемирия, в бытность его президентом НКР.

Очевидные успехи на поприще президента Карабаха и подсказали тогдашнему президенту Армении, что Кочаряну окажется по плечу и восстановление разрушенной экономики Армении, куда он, выдвинув свои условия, согласился приехать после долгих уговоров Тер-Петросяна. Периоду премьерства Кочаряна, а затем и президентства Армении посвящена третья часть книги, не менее насыщенная фактическим материалом, чем предыдущая.

Все происходившее в Армении тех лет - на моей памяти, и книга "Жизнь и свобода" напоминала подзабытые или не известные мне детали. Я помню, как в домах стало появляться электричество, как в городе появился транспорт, как район за районом газифицировалась республика (я сама тогда жила в районе и помню, сколько радости нам доставило это событие), помню, как люди стали получать зарплату, как из зоны бедствия стали приходить вести о начавшемся строительстве, о количестве семей, перебиравшихся из вагончиков и времянок в построенные дома, помню, как эмигрировавшие при Тер-Петросяне армяне потихоньку стали возвращаться (не сомневаюсь, если бы не преступная политика АОД в сфере образования, приток армян был бы интенсивнее, но люди не могли выдирать детей из русских школ, куда они пошли в эмиграции, и ехать на родину, где закрытием этих школ и разгромом всей системы образования было ознаменовано начало пути в светлое будущее). А еще помню, что при выступлениях Кочаряна на международных площадках у меня не возникало чувства стыда за страну…

ПОМНЮ, ЧТО КОЧАРЯН В СВОИХ ОБЕЩАНИЯХ НЕ БЫЛ ЩЕДР, ВЕСЬ ЕГО ОБЛИК выдавал в нем человека дела, и меня тогда это сильно расположило к нему, поскольку всегда крайне негативно относилась к необязательным, разбрасывающимся обещаниями и непунктуальным людям. Потому-то я обратила внимание на такое его признание в книге: "Мое слишком серьезное отношение к данным обещаниям перекрывало мне дорогу к популизму и демагогии. Дать слово, договориться о чем-то и не выполнить - это для меня было категорически неприемлемо. Я считал, что обещать надо всегда меньше того, что ты в состоянии сделать. Поэтому, наверное, мои речи и интервью всегда оставались честными, конкретными и сдержанными, хотя, может, порой и не в меру".

"По плодам их узнаете их" - гласит Евангелие от Матфея. Время идет, стали забываться плоды трудов и стараний президента-патриота, президента-воина и созидателя. Книга "Жизнь и свобода" могла бы помочь прочитавшим ее восстановить в памяти события 30-летней давности (или составить о них представление) и все, что происходило до и после премьерства и президентства Роберта Кочаряна. И заставить задуматься над тем, с какой целью во всех бедах Армении назначили виноватым именно его...

P.S. Эта книга попала мне в руки за день до позорного второго ареста ее автора. В ситуации, когда автор оболган и в нарушение законодательства арестован, просто делиться своими впечатлениями о его книге, не касаясь возникших реалий, не получалось: обстоятельства диктовали свои условия для прочтения этой книги и для выводов. И у меня возникло желание отдать дань уважения человеку, с именем которого связан довольно серьезный отрезок времени, когда Армения из зловещего мрака жуткой тер-петросяновской эпохи стала выбираться к свету.

К тому же, в отличие от многих (кстати, меня это всегда удивляло), я прекрасно помню весь период правления АОД во главе с самодовольным, спесивым и высокомерным специалистом по мертвым языкам и помню, как после его отставки Армения постепенно, шаг за шагом стала возвращаться к жизни. И, разумеется, не могу не помнить, сколько и каких попыток для возвращения во власть предпринимал отставной президент. Одна из которых - провокация конца зимы - начала весны 2008 года, которой Р.Кочарян посвятил целую главу своей книги...

Основная тема:
Теги:
  • Людмила 23-Фев-2019
    Каждый раз слыша хвалебные восторженные дифирамбы в адрес Роберта Кочаряна, я хочу спросить у поклонников экс-президента происхождение его многомиллионного состояния. В событиях 1 марта разберется следственный комитет и суд. Но объясните, пожалуйста, почему вас приводит в восторг тот факт, что человек, который избран президентом что-то делает для страны?! Это его обязанность, его долг, вы же не целуете руки врачам, которые спасают жизнь больных. Но требовать объяснений по поводу нажитого милионного состояния имеет право каждый житель в Армении, ибо когда народ голодал, Роберт строил гостиницы и дома для своих сыновей. Как мог человек, который пришел к власти с дыркой от бублика через 10 лет уйти с поста долларовым миллионером. В советское время невозможно было заработать такие деньги, на войне зарабатывали только отпетые бандиты, будучи президентом он не имел права заниматься бизнесом, а сыновья его тогда было малолетними. И в этой нищей стране, куда диаспора переводила свои деньги на нужды бедным, Роберт сколотил состояние. О какой честности вы говорите?! Или срабатывает стереотип, что кто бы ни был, будет воровать?! Армения опустела из-за безысходности, отсутствия работы и коррупции. Только сейчас появилась надежда на возрождение страны.
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • "НЕОБХОДИМО ПОГЛУБЖЕ ВЗГЛЯНУТЬ НА НАРОД..."
    2018-12-05 16:09
    1684

    Недавно в одном из старых номеров газеты "Коммунист" прочитала рецензию замечательного русского советского прозаика Федора Абрамова на книгу Сильвы Капутикян "Меридианы карты и души", в которой Абрамов пишет:

  • К ОТКРЫТИЮ ПАМЯТНИКА МИХАИЛУ ДУДИНУ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
    2018-11-30 15:24
    2250

    Дорогие друзья! Летом этого года мне посчастливилось побывать в Санкт-Петербурге, и первое, что я сделала, оказавшись там, - поехала на Малую Посадскую, к дому Дудина, а потом – и на улицу, на одном из домов которой укреплена табличка: "Улица названа в честь Михаила Александровича Дудина, выдающегося поэта, гражданина, защитника нашего города, воспевшего подвиг ленинградцев в годы Великой Отечественной войны, Героя Социалистического Труда", а рядом за невысоким ограждением обнаружила камень с надписью "Здесь будет установлен памятник поэту-воину Михаилу Дудину". Для меня было очень важно почтить память замечательного русского поэта, большого и искреннего друга Армении.

  • "ВСЮ СВОЮ ПРОГРАММУ Я ПОСВЯЩАЮ ЮБИЛЕЮ НАШЕГО ЕРЕВАНА..."
    2018-10-19 14:06
    1543

    3 октября 1968 года в ереванской газете "Коммунист" было опубликовано объявление о том, что с 15 по 25 октября в Ереване будет выступать с концертами известный артист Марк Арьян со своим оркестром. И указано, что в рабочие дни будет по два концерта (в 18 и в 21 час), а по субботам и воскресеньям - по три: в 15, 18 и 21 час.

  • "ИБО НЕТ НА СВЕТЕ НИЧЕГО БОЛЕЕ ВОЗВЫШЕННОГО, ЧЕМ ЛЮБОВЬ МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ…"
    2018-09-24 17:17
    2310

    Я взяла в название позаимствованный мною у Левона Мкртчяна комментарий Григора Нарекаци к толкованию "Песни Песней Соломоновых": в устах едва ли не самого аскетичного поэта армянского средневековья эта фраза приобретает особую значимость. Тогда как в наши дни это откровение поэта может быть растолковано как крамола.






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • ИЗДАН ДВУХТОМНИК О ГЕНОЦИДЕ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ VIVACELL-MTS
    2019-03-21 12:47
    749

    В Музее-институте Геноцида армян состоялась встреча с авторами сборника, которые собрали важную информацию из иностранной прессы и составили подборку материалов о Геноциде армян. Как сообщает пресс-служба телекоммуникационной компании VivaCell-MTS, материалы были собраны из американской прессы  1890-1922 годов. Речь, в частности, о The New York Times.

  • НАШ СТАРШИЙ ДРУГ МАКИК
    2019-03-19 10:58
    649

              Он ушел из жизни молодым, но в наших сердцах оставил самые теплые воспоминания. Его дело продолжают сыновья. А мы, младшие друзья, с любовью помним его как талантливого архитектора, доброго и отзывчивого человека

  • ДРАМАТУРГИЯ ТВОРЧЕСТВА КОНСТАНТИНА ПЕТРОСЯНА
    2019-03-16 17:00
    2849

    Выход новой книги в наши дни - явление неординарное. Ее издание требует определенного мужества и, главное, средств. Потому монография о композиторе Константине Петросяне, написанная нашим давним автором доктором искусствоведения, заслуженным деятелем искусств РА Маргаритой Рухкян, искренне порадовала.

  • ЛЕВОН ИСААКЯН: ИЗ НАЧАЛА XX - В XXI ВЕК
    2019-03-15 10:03
    1805

    Кто из моего, уже ставшего старшим поколения не помнит фильм "Путь на арену" с блистательным лицедеем Леонидом Енгибаряном? Слова "цирковой комик", "коверный" или "клоун" годятся для оценки любых других представителей жанра, даже калибра Никулина или Карандаша, но не Енгибаряна. Мы ни фильм, ни Леню не забудем.