Последние новости

НЕЗАБЫВАЕМЫМИ ОСТАЮТСЯ ВЕК, ЗЕМЛЯ, ЛЮБОВЬ…

Сегодня Геворгу ЭМИНУ исполнилось бы 100 лет

"Будь на то моя воля, я стоял бы на границе Армении и каждому приезжающему в Армению гостю вручил книгу "Семь песен об Армении" Геворга Эмина как золотой ключ к пониманию истории и судьбы этого народа и этой страны", - так писал Илья Эренбург после выхода знаменитой книги поэта.

Будь у Эмина всего лишь эта книга, он все равно остался бы в истории современной армянской литературы. "Семь песен об Армении" - это высшее напряжение и мощный пафос от первой до последней буквы. Может быть, никого другого из армянских писателей второй половины XX века не следует перечитывать так часто, как Паруйра Севака и Геворга Эмина, и прежде всего его "Семь песен об Армении"…

ПРОРОЧЕСТВА ЭМИНА сегодня мало слышны, хотя доселе пугающе актуальны, его мысли непонятны до конца, хотя в них ответы на многие сегодняшние вопросы. Его призывы заглушены каскадом речей нынешних "властителей дум", ничем не гнушающихся, чтобы доказать свою "правду" о недавнем советском прошлом. А между тем имя Геворга Эмина еще четверть века назад значилось в одном ряду с самыми известными поэтами XX века.

Известно, ничто так не разрушает имидж страны, как нежелание оценить по достоинству ее прошлое, масштаб деятельности людей, способствующих расцвету культуры своей страны. И поныне мы держимся на плаву за счет ее завоеваний. И при этом соревнуемся, вытирая ноги об это советское прошлое.

 Долгие годы жизни в поэзии высветили истинную сущность всего, что создано Эмином, доказали, что он не изменял себе, оставался поэтом. Его книги, овеянные ветрами XX века и полные философского раздумья, остросоциальная публицистика составили одну из ярких страниц армянской литературы. Его "Семь песен об Армении" обошли весь мир.

На своем творческом пути он встретил и потерял Чаренца, Наири Зарьяна, Мартироса Сарьяна, Паруйра Севака, Минаса... Много десятилетий звучал его вдохновенный голос. Поэт, публицист, неравнодушный человек, он выразил острейшие проблемы времени, жизнь и борьбу своего народа в судьбоносные часы его истории. Поэзия его вобрала в себя страдания и радость, любовь и гнев, смятение и твердость - все, чем полон сегодняшний мир.

Помочь людям, прежде всего молодым, ощутить и принять невероятную сложность и динамичность двадцатого века - века социальных и научно-технических революций - в состоянии только художник, остро чувствующий время, поэт раскованной и дерзкой мысли, умеющий изменить прежний способ видения мира. Таким поэтом и был Геворг Эмин. Ему неизменно были присущи творческая отвага и свежая зоркость души, его раздумья были исполнены острой гражданской тревоги. Он связал себя неразрывными узами с интересами своего народа и времени, он был гражданином Армении, гражданином всего Советского Союза и гордился этим.

ВСПОМИНАЕТСЯ ОДНО из стихотворений поэта, где все нежное и поэтическое он предает суду. Цветы - за то, "что расцвели у концлагерей", волны - за то, "что мирно шумели, когда привезли на расстрел партизан", соловьев - за то, что "в Освенциме пели над теплым человеческим пеплом", даже свой профессиональный материал - писчую бумагу - за то, что "молчала, когда на ней отпечатывалась клевета". "Под суд равнодушие!" - так кратко можно определить мысль поэта.

Именно равнодушие больше всего раздражало Эмина, потому что поэзия, как он считал, не может быть нейтральной или служащей самой себе. По мысли поэта, ни один подлинный художник не станет воспевать одни лишь цветы, если где-то идет война, царит насилие. Разве в наши дни из сознания людей вытравлены убогое себялюбие, зависть, стяжательство? Очевидно, что надо иногда отказываться от цветов, выйти на встречу с жизнью, полной противоречий и проблем. Но это не значит, что поэт был против красоты.

"Дай бог, - говорил он, - чтобы настали времена, когда будут разрешены все волнующие мир и народы вопросы и мы сможем беззаботно воспевать лишь цветы и звезды. Однако век, в котором мы живем, меньше всего похож на это блаженное время. Быть поэтом-гражданином - это значит говорить о самом необходимом и насущном для своего времени. Некоторые наши поэты неверно понимают смысл некрасовской строки "Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан". Если ты взялся за масштабную тему, то обязан быть поэтом. И талантливым".

Гражданственность - нерв поэзии Эмина, суть и смысл высокого искусства общения с веком, с человеком. Этим духом пронизаны все лучшие творческие достижения поэта. Перечитывая поэзию Эмина, поражаешься, как оригинально запечатлел он облик эпохи, стремления, муки и надежды своих современников. Как верно заметила Елена Николаевская, "в нем животрепещут и болят незаживающие раны Армении".

К сожалению, раны эти не затянулись и сегодня, когда, казалось бы, восторжествовала вековая народная мечта: Армения стала независимой. Помнится, как в 90-е годы поэт горько страдал от беспредела, царившего в обществе, от социальных невзгод, от того, что трудно было издаваться. Естественно, нет ничего страшнее для творческого человека, чем быть лишенным возможности довести до читателя то, что является смыслом и сутью его жизни, - свое творчество.

"ВОТ Я ДУМАЮ, - говорил Эмин, - не предпочтительнее ли было видеть свои книги изданными, пусть с трудом, пусть даже в сокращенном виде, чем годами не издаваться в условиях свободы слова и печати. Это тоска не по прошлому, а по тому действительно хорошему, что было в прошлом, справедливая тоска по времени, когда наша страна еще не потеряла одного из самых редкостных своих достоинств, - высокого покровительства искусству, литературе, науке, столь необходимого для такого народа, как наш, малочисленного, но обладающего богатой культурой. Я всегда считал, что секрет существования нашего народа - в его преданности родному языку. А сегодня хищнические рыночные отношения привели к тому, что народ, некогда, вероятно, один из самых читающих в мире, вдруг перестал интересоваться книгой… Страна, которая, казалось бы, в рыночных условиях должна процветать, учитывая инициативность армян, вконец обнищала. Сама фигура художника обесценивается в своем социальном, личностном значении, уходят в тень такие понятия, как дарование, мастерство, труд. Зачем все это, если успех достигается нахрапом?

Самое печальное, что опорочена сама идея независимой Армении, во имя которой народ боролся веками. Хотя идея сама по себе идеальна, как, кстати, и идея социализма. А если общество теряет тех, кто ценой собственной жизни поддерживает идеалы человека на определенном уровне, то уровень этот начинает стремительно падать, что и происходит в нашем обществе…"

Эмин пользовался заслуженным авторитетом не только в Армении. Он получал сотни писем со всех концов бывшего Союза; люди искали с ним встречи, ибо общение с поэтом доставляло им наслаждение. Таково было воздействие его поэзии. Слово поэта находило самый горячий отклик читателей, даже живущих далеко от Армении. Вот письмо с Украины: "Геворг Григорьевич! Примите и с Украины, от Киевщины и Подолии, самые сердечные поздравления. Книгу вашу читали с пристальным интересом, с удовольствием слушали и московскую передачу о ней. И вспоминали осень, когда вы были дорогим гостем киевского праздника поэзии. Знакомство с вами углубило интерес к Армении".

Корреспондентка из Харькова Мария Гаврилова обращается с оригинальной просьбой, напоминающей традиции поэзии 20-х годов, когда по всей стране выступали Маяковский и Есенин: "…Вы никогда не выступали в нашем городе. Харьковчане вас любят! Знаю, что не приедете, а вдруг… Бывают же чудеса. Все поезда с Кавказа на Москву идут через Харьков, может, вы будете в дороге и сделаете остановку в Харькове…"

КОРОТКУЮ, НО ЕМКУЮ характеристику содержит телеграмма поэта Сергея Викулова: "Твою поэзию, мудрую, страстную, а порой и гневную, зовущую человека к вершинам духа, давно заприметил и полюбил многомиллионный русский читатель, и я в том числе!" А вот телеграмма от коллег - сотрудников "Литературного обозрения": "Ваши "Семь песен об Армении" семицветной радугой сияют на небосклоне нашей многонациональной советской поэзии. Незабываемыми остаются век, земля, любовь, и в том числе наша к вам…"

Творчеству Геворга Эмина посвящено множество статей, исследований. Но лучшей, думается, является статья Евгения Евтушенко, которую он написал по просьбе редакции где-то в конце 80-х годов. Буквально через неделю после обращения к нему Евгений Александрович прислал письмо, где говорилось, что он пока очень занят, но напишет непременно, поскольку речь идет о его близком друге и поэте, чье творчество он оценивает очень высоко. Спустя месяц мы получили его замечательную статью "Мысль как эмоция…" и тут же опубликовали ее. Потом она послужила предисловием к двухтомнику поэта, опубликованному в 1980 году.

"Одна из книг Эмина называется "Век. Земля. Любовь", - писал Евтушенко. - В его поэзии действительно есть наш XX век с его страстями и борьбой, земля людей и любовь к этим людям. И если такое обязывающее название оправданно, то оправданна и жизнь поэта".

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "СВЕРКАЮЩИЙ БРИЛЛИАНТ В КОРОНЕ ОРКЕСТРА"
      2019-12-04 12:31
      1737

      Так отзывались о выдающемся дирижере Марисе Янсонсе при жизни. Таким он и останется в памяти миллионов слушателей, тех, кто хоть однажды имел счастье видеть маэстро за пультом оркестра. 1 декабря Марис Янсонс скончался.

    • НА СЦЕНЕ - СЕМЬЯ АХНАЗАРЯН
      2019-12-03 10:57
      1799

      Аудитория, заполнившая до основания Большой зал филармонии им. А. Хачатуряна, таяла от восторга, слушая выступление трио "Ахназарян" - лауреата Государственной премии РА, профессора Московской консерватории, скрипача Сурена Ахназаряна, профессора, пианистки Гаянэ Ахназарян, лауреата международных конкурсов, виолончелиста Нарека Ахназаряна. Позже к ним присоединился и дирижер Тигран Ахназарян.

    • ЕДИНСТВО МУЗ НА СЦЕНЕ
      2019-11-27 13:52
      3796

      Премьера спектакля "Хрустальный дворец" в Национальном академическом театре оперы и балета им. А. Спендиарова

    • КОНЦЕРТ-ПОСВЯЩЕНИЕ. АВЕТУ ГАБРИЭЛЯНУ - 120 ЛЕТ
      2019-11-19 13:18
      3576

      В потоке концертно-фестивальной жизни не каждое художественное явление оказывается праздником искусства, хотя, разумеется, в идеале встречи с искусством должны быть таковыми. Прошедший недавно в Доме камерной музыки концерт  Государственного квартета им. Комитаса, бесспорно, принадлежит к их числу. Он явился одной из безошибочно выбранных кульминаций, высокой нотой сезона, провозгласившей, кроме всего прочего, что классика всегда нова.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • СКОНЧАЛСЯ МАСТЕР И ЛЕГЕНДА, АВТОР "ЦАРЯ ТИГРАНА" РОБЕРТ АЗАРЯН
      2019-11-30 18:21
      3409

      Во всей славной истории производства армянского коньяка известны пять мастеров, которых именовали не иначе, как "легенда", "классик", "мастер", "гуру коньячных дел". Этот престижный список до недавних пор замыкал прославленный технолог и купажист Роберт АЗАРЯН, чьи энциклопедические знания в сфере получения высокосортного коньяка могли лечь в основу авторской школы коньячного производства. 29 ноября Роберт Александрович ушел из жизни, поставив запятую в списке видных армянских мастеров коньячного дела.

    • Евгений ЕВТУШЕНКО: БЕЗ АРМЯНСКОЙ ВЕЛИКОЙ КУЛЬТУРЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА БЫТЬ НЕ МОГЛО
      2019-11-29 10:00
      2020

      Уроки Армении Знакомство Евтушенко с Арменией началось с дружбы с однокурсником, известным армянским поэтом Паруйром Севаком. ”Армения встречала меня теплом в самые трудные моменты жизни… А Паруйр Севак находил отдушину в Москве, когда ему трудно было на родине”, – писал Евтушенко.

    • УСПЕХ АРМЯНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ В БРЮССЕЛЕ
      2019-11-28 14:07
      2294

      С 13 по 17 ноября в Брюсселе (Бельгия) состоялись 8-й Открытый евразийский литературный фестиваль и книжный форум (OEBF-2019). Несмотря на то что участников литературного конкурса из Армении можно было сосчитать на пальцах одной руки (из Казахстана, например, число участников на порядок больше), Армения в финале была представлена двумя участницами.

    • ТЕЛЕГРАФИСТ ОВАННЕС СВАДЖЯН, СПАСШИЙ ПАЗАРДЖИК
      2019-11-27 14:13
      1566

      Памятник этому человеку - одна из, можно сказать, главных достопримечательностей города Пазарджик, что на юге Болгарии, на реке Марица, километрах в 110 от столицы страны, Софии. Памятник установлен в районе городского вокзала, в начале улицы, носящей его имя (до середины 1920-х годов, кстати, эта улица называлась "Армянской"). Хотя этот человек не был ни политическим деятелем, ни ученым, ни военачальником, ни даже депутатом парламента. Но для пазарджикцев он национальный герой на все времена.