Последние новости

ПРЕСКВЕРНАЯ ИСТОРИЯ

Одного, давно не молодого, зовут Макич, другой, тоже пожилой, Евдоким. С какой радости досталось ему необычное для армян имя, понять трудно, зато нетрудно догадаться, что Евдокима вскоре переделают в Евдо, и пусть у армян и такого имени нет, однако…

В ОБЩЕМ И ЦЕЛОМ они дружат. Но до первого обострения политической обстановки в Армении, вслед за чем взаимоотношения Евдокима и Макича обретают скачкообразное развитие.

Здесь надо бы заметить, что приятели возбуждаются не только от судьбоносных событий, но и от мелких проблем бытия. Например: деформация нравов, падение курса драма по отношению к доллару, засилье иномарок на улицах, суммарный объем взяток в годовом разрезе, потепление климата на планете и прочая проза жизни.

Однако главное, что разделяет приятелей, - это отношение к Николу Пашиняну. Евдо считает его великим освободителем Армении, Мако - великим предателем нации, к которому, считает, лучше всего подходит определение "кто был никем, тот стал ничем".

Что-либо среднеарифметическое, какой-нибудь жиденький компромисс, сближение позиций хоть в чем-то отвергаются начисто - братья по оружию (оба воевали в Карабахе) рубятся так, что скулы сводит.

Большую часть погожего времени года Мако и Евдо проводят близко от дома, в сквере, берущем начало от кинотеатра "Россия". Макич любит читать газеты и почти не берет в руки книг, утверждая, что все в них выдумано. Евдоким предпочтение отдает литературе, но иной раз не брезгует и периодикой, с той, правда, оговоркой, что вранья в ней сверх всякого приличия.

Евдо с книжным томиком в руках или Мако с газетой под мышкой - верная примета грядущей дискуссии со ссылкой на авторитетные источники. Чтение вслух фрагментов из принесенного, часто и впрямь интересных, привлекает внимание кучкующихся в сквере пенсионеров. Их Евдо называет "скверными". На него не обижаются, но он ведь и себя самого тоже зовет "прескверным".

…В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ эту несладкую парочку я встретил минувшим летом.  В хорошо знакомом сквере обсуждалось прошлое и будущее тоталитарных режимов, затем разговор перескочил на товарища Сталина с культом его личности, вспомнили и тех, кто попал под удар, но не покорился.

- Вот так-то… - со значением посмотрел на Макича Евдоким, отсидевший по политическим мотивам сколько надо.

К чему клонит Евдоким, Макичу объяснять не надо.

- Я не плевал в портрет вождя, поскольку клал на всю систему, - неожиданным полустихом врезал приятелю Мако, с подозрением покосившись на лежавшую на скамейке книжку. И пошел дальше.

- Вот и Никол твой той же тиранской породы. Только уж слишком калибром мелковат, потому один смех. Но и грех. Много греха, очень много. На всех хватит да еще останется.

- А что твой Роберт? - взвивается Евдоким. - Твой Роберт-то что? Понатыкал где надо и не надо своих башибузуков без стыда и совести и сидел себе. Вроде как первый парень на деревне. А тут, между прочим, не деревня, тут город. Здесь умных полно.

- Ага. Потому Никола на свою голову привели. От очень большого ума.

- Ну вот, пожалуйста… Говорю же - ишак натуральный, - развел руками Евдо.

Помолчали. Проводив взглядом молодого человека с подозрительно вертлявой походкой и модельным лицом, Макич чертыхнулся: мужчина называется…Пидор из Парижа. Скосил глаз на книжку в мягком переплете: Людмила Улицкая. "Люди нашего царя".

- А это еще зачем? - поинтересовался Макич.

- Это я щас читать тебе буду, - пообещал Евдо. - Чтоб знал, на кого похож.

- Тогда я затыкаю уши.

- Хорошо, можешь прочитать сам, - протянул книгу Евдо.

Макич отвел руку и отодвинулся от приятеля.

- А МОЖНО МНЕ? - вмешался в разговор я, взял томик в руки и, открыв его на выделенной закладкой странице, стал читать.

"…У мингрелов нельзя квартиру снимать, грязный народ, культуры не понимают, горцы… но абхазы еще хуже, совсем дикие. Как похороны у них, не поют - воют, как шакалы… И еда у них хуже, чем сванская… Сванов не знаете, и дай бог не знать, бандиты, грабители… хуже чеченцев, но чеченцев нет, выселили всех, слава богу. Еще бы выселили армян, хорошо было бы, все торгуют, богатые, и все торгуют, не могут остановиться, такой жадный народ, армяшки соленые… Нет на них турок…"

- А как насчет Азербайджана? - забеспокоился  Макич.

- Сейчас будет, - Евдоким сделал мне рукой, - читай, мол, дальше.

"…Азербайджанцы у нас есть, они совсем как турки, злобные, ленивые, у нас, слава богу, мало живут, воры все, хуже цыган, а важные какие, тьфу! Особенно бакинские азербайджанцы, злые как собаки… Хуже собак… Я правду говорю, мамой клянусь! И армяне, которые из Баку, такие же, как азербайджанцы, хуже… А тбилисские армяне, я их к себе не пускаю, лучше уж евреи. У меня в том году такие евреи жили, не приведи бог, откуда такие берутся, хуже здешних… А грузины приезжали, ой какую грязь развели, все варили, жарили. Две женщины из кухни не выходили, кур щиплют, перья летят во все стороны, и поют… Чего поют?…Имеретинцы! Что с них возьмешь? Крестьяне, да? Никакой культуры, виноград грязными ногами топчут… А мнение о себе..."

- А о русских ничего? - снова вклинился Мако.

- О русских ничего.

- И кто же дальше?

- Дальше опять грузины, - продолжил я чтение.

"…Что грузины? Пыль в глаза. Дым! Вай! Вай! - один пустой разговор. Пустой народ. А что грузины? Тут аджарцы есть, в Батуми, так они - смех, а не народ! Хуже всех живут, мамалыгу одну едят, а тоже… О себе много думают..."

- А русские где? - гнул свое Макич.

Но здесь под строкой ногтем была отбита как бы итоговая черта - остальное для Евдо, видимо, было неинтересно.

- Кто это говорил, такой умный? - чуть погодя спросил Макич.

Я пробежал текст по диагонали.

- Какая-то женщина, торговка грушами, из Гудаут.

- Оно и видно, что не профессор из Сорбонны…

- Так ведь баба базарная, что с нее взять? - принимая книгу в руки, заметил Евдоким. - Но ты-то, ты с чего всех неармян подряд облаиваешь?

ЗАГОРАТЬСЯ И, КАК ОБЫЧНО, лезть на стенку Макич сегодня не стал. Выдержал паузу и с расстановкой ответил.

- Во-первых, лаюсь я не на всех. Но когда придется, то на некоторых армян тоже. Потом. Вот эта баба из Гудаут, она точно умнее твоего Никола. Всех облила, а русских не тронула. Сечешь? А при Пашиняне что? Русскоязычных в сторону отодвигают? Еще как! А за что? Народ от Никола куда побежит? В Сирию, что ли? Нет, в Россию.

Дальше диалог перешел в перепалку, но, не войдя в фазу скандала, неожиданно завял. Теперь можно было воспользоваться установившимся перемирием, попрощаться и уйти.

…До возвращения в Москву я еще не раз проходил по знакомому скверу, видел вечно недовольных друг другом Мако и Евдо, но не всегда подходил: пусть себе ссорятся, мирятся сколько хотят. Главное - живы-здоровы и по большому счету вместе.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТУРЕЦКИЙ САМОЛЕТ НАД ЕРЕВАНОМ? ПОЛЕТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ
      2019-11-18 14:13
      230

      Средь бела дня и при ясной погоде самолет с опознавательными знаками Турецкой Республики пересек границу Армении и взял курс на Ереван. Попутно он совершил облет Гюмри, где расположена Российская военная база, а в ереванском небе под крылом самолета оказалась главная площадь республики, здания правительства и Министерства обороны. Подразделения ПВО Армении молчали.   Тем временем российский Ту-154 на низкой высоте облетел Пентагон, Белый дом, штаб-квартиру ЦРУ, а также военную базу в Мэриленде. Реакции со стороны сил противовоздушной обороны США никакой. Что происходит? Ничего особенного.

    • "КТО СКАЗАЛ, ЧТО ТЫ МАЛЬЧИК?" - "МАМА СКАЗАЛА!"
      2019-11-09 16:00
      2105

      Снились мэрам иногда голубые города… Тут к бывшим градоначальникам Берлина и Парижа никаких вопросов, поскольку о чем спрашивать, когда оба откровенные геи.  Их лондонский коллега известен как рьяный поборник равноправия лиц нетрадиционного секса, что тоже напрягало, но не более. И только Юрий Михайлович Лужков, славный московский градоначальник тех лет, от названных товарищей был  не просто в стороне, а в открытой конфронтации. Идею провести гей-парад в Москве, рассмотренную на четырехсторонней встрече мэров, Лужков поломал решительно и с треском.

    • ЭФИОПСКИЙ ПРЕМЬЕР ПОКАЗЫВАЕТ ПРИМЕР. ЧТО ДЕЛАЕТ АРМЯНСКИЙ?
      2019-11-06 11:29
      948

      Макиавелли говорил: "Не стройте скромные планы, они не способны взволновать душу". Намерения Никола Пашиняна примирить Армению с Азербайджаном из тех, которые не могут не волновать, и случись такое на деле, кто бы мог быть против? Но не случилось.

    • МЕШОК ГВОЗДЕЙ ДЛЯ ГРОЗДЬЕВ ГНЕВА
      2019-10-26 16:00
      1062

      Считается, что умственная активность положительно влияет на продолжительность жизни, однако недавнее  исследование, проведенное учеными Гарварда, показало: у того, кто много думает, продолжительность жизни сокращается. Но сокращают жизнь не только раздумья - еще больший вред от незаслуженных обид, потока оскорблений и приближающихся к высшей мере созревания гроздьев гнева. 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ