Последние новости
0
2870

ЗАБОЛЕЕТ ОДИН – ЗАРАЗИТ ОСТАЛЬНЫХ: КОРОНАВИРУС ЗА РЕШЕТКОЙ

27 марта в статье «Закрытые зоны диктуют свои требования» «ГА» предупреждал о крайне опасной ситуации, в которой может оказаться уголовно-исполнительная система Армении в условиях пандемии коронавируса. Проще говоря, о рисках для тюрем со всеми их обитателями.

ОЧЕВИДНО, ЧТО, ЕСЛИ ХОТЬ КТО-ТО ИЗ ТЕХ, КТО НАХОДИТСЯ В ИЗОЛЯЦИИ, подхватит этот гиперактивный вирус, то цепная реакция последует мгновенно, так как речь о людях с подорванным здоровьем и пониженным иммунитетом, содержащихся, скажем прямо, в условиях, далеких от международных стандартов. Одним словом, если коронавирус прорвется в учреждения пенитенциарной системы, его молниеносному распространению будет способствовать множество факторов, которые мы перечисляли в предыдущей статье.

Под ударом окажутся в равной степени и заключенные, и персонал уголовно-исполнительных учреждений, включая тюремых врачей. Тут, кстати, риск двойной: многие из медиков вынужденно совмещают работу в тюрьмах с работой в гражданских больницах – зарплаты-то низкие.

Ссылаясь на опыт других стран (Иран, Италия) мы призывали принять срочные меры для освобождения (пусть временного) какой-то части заключенных, особенно пожилых, инвалидов и больных хроническими заболеванимяи, тех, чьи преступления не относятся к катерогии тяжких, кто уже скоро должен освободиться, или наоборот, в отношении кого еще не вынесен судебный вердикт, т.д. Нам сообщили из Уголовно-исполнительной службы Минюста, что подобные меры нашими властями не рассматриваются.

2 апреля процесс, о котором мы предупреждали, начался.   По офоциальной информации,  у пятерых  сотрудников отдела охраны УИУ «Вардашен» диагностирован COVID-19. Как сообщила нам в телефонной беседе начальник отдела по связям с общественностью Уголовно-исполнительной службы Минюста Нона Навикян, все пятеро изолированы в разных медучреждениях страны. Еще несколько десятков человек из упомянутого отдела изолированы, у них берутся образцы на тест. 3 апреля, по состоянию на 13 часов, по ее словам, картина все та же, без каких-либо новых данных.

Однако, факт остается фактом. Коронавирус проник за решетку, пусть даже начав свое «черное дело» не с самих заключенных, а с сотрудников учреждения. Так неужели наше правительство не замечает опасного сигнала и по-прежнему считает, что, ограничив свидания и передачи заключенным, держит ситуацию под контролем? На пресс-конференции министр юстиции Рустам Бадасян, отвечая на вопрос журналиста о том, возможна ли амнистия в связи с коронавирусом, ответил отрицательно. При этом заявил, что опыт Ирана или Италии нам не указ. Ситуация в тюрьмах, там, оказывается, значительно более печальная, чем у нас.  У них они очень сильно перегружены (на 120-200%), а у нас – не очень, порядка 43-44%, потому и нет нам необходимости обращаться к крайним мерам.

СПОКОЙСТВИЕ МИНИСТРА ПОТРЯСАЕТ. Не тот ли это Рустам Бадасян, автор скоропалительных и крайне непопулярных изменений в закон «О правовом режиме чрезвычайного положения», которые парламент, не гнушаясь в средствах, протащил 31 марта? Впрочем, парламент - отдельная песня. С аналогичной готовностью и скоростью в тот же день были протащены и изменения в закон «О медицинской помощи и обслуживанию населения», согласно которому вскрытие умерших от коронавируса производиться не будет. Спорный, кстати говоря, пункт, вызвавший весьма неоднозначную реакцию специалистов. Но в данном случае речь о другом. Когда власти чего-то хотят, то «проворачивают» принятие угодных им законов со скоростью света, не озабочиваясь правовыми нормами и, уж тем более, общественным мнением.  А на проблемы, последствия которых могут быть, без преувеличения, катострофическими, закрывают глаза, ограничиваясь половинчатыми и не слишком действенными мерами. Угроза эпидемии коронавируса в уголовно-исполнительной системе налицо, так чего мы ждем?

Правозащитники разных стран бьют тревогу – проблема носит международный характер. И к ее решению в разных странах подходят по разному. К примеру, в Канаде, в провинции Онтарио около тысячи заключенных вышли на свободу после того, как стало известно, что у охранника тюрьмы в Торонто диагностировали коронавирус; при этом симптомы появились у некоторых заключенных в соседней провинции Квебек. Министерство юстиции  Онтарио объявило, что места заключения покинут осужденные по легким преступлениям, не связанным с насилием и применением оружия. Кроме того, тюрьмы временно не будут принимать тех заключенных, которые имеют право отбывать свой срок по частям: сначала им отменили возможность делать это по будням, а затем вообще отсрочили наказание.

Адвокаты из другой канадской провинции, Альберты, обратились в минюст с просьбой рассмотреть возможность досрочного освобождения заключенных в связи с угрозой их заражения. В нашей стране на данный момент не видно каких-либо согласованных, коллективных действий правозащитников или адвокатов в этой связи. Если кто-то из защитников и обращается с подобными ходатайствами, то в индивидуальном порядке, не поднимая проблему на массовый уровень.

 НАСКОЛЬКО НАМ ИЗВЕСТНО, МНОГИЕ СУДЬИ сегодня при назначении меры пресечения избегают ареста, стараясь выпустить человека под залог или подписку о невыезде. К их числу относится, например, Роберт Папоян, Давид Арутюнян и др. Однако, делается это по собственной инициативе, без какого-либо отрегулированного государственного подхода. Большинство судей сейчас и заседаний по понятным причинам не проводит, разве что в режиме он-лайн, но вопрос меры пресечения, с учетом главенствующего права на свободу и личную неприкосновенность, как правило, рассматривается безотлагательно. 

Тем не менее, только судебных инициатив в столь глобальном вопросе явно недостаточно. Однако, каких-либо механизмов для облегчения ситуации нет. А действовать надо в срочном порядке. Объявить внеурочную амнистию, разработать и принять в срочном порядке законопроект о выходе на свободу определенных категорий, ввиду форс-мажорной ситуации, или же выбрать какой-то иной формат. Прикрываться не самой худшей в мире ситуацией в пенитенциарной системе недопустимо – риск слишком велик.

 В Армении, по последним данным, 2262 заключенных. Заболеет один – заразит остальных. Людей надо спасать, пока не поздно.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТОЛКОВЫЙ И ПРАВОВОЙ СЛОВАРИ СТЕПЫ САФАРЯНА
      2020-05-28 10:46
      2032

      Судебное заседание по иску журналистки Такуи Асланян (сайт livenews.am) против председателя Общественного совета Степы Сафаряна 27 мая вновь не состоялось. На сей раз по причине внезапного нездоровья адвоката ответчика Моники Оганян. Предыдущее заседание, назначенное на 31 марта, было отложено по ходатайству адвоката истицы Лусине Вирабян в связи с пандемией коронавируса. Таким образом, из трех заседаний полноценно прошло лишь первое, предварительное заседание 6 марта сего года.

    • ДЕЛО КОЧАРЯНА И ДРУГИХ: ВПЕРЕДИ – ПОЛНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ
      2020-05-26 16:28
      1717

      Как и предполагалось, сегодняшнее судебное заседание по делу Роберта Кочаряна и других не состоялось. На сей раз по несколько иным причинам. Еще вчера стало известно, что адвокат Юрия Хачатурова Инесса Петросян заболела коронавирусом, а ее супруг Карен Межлумян, также участвующий в защите, находится в самоизоляции. Кроме того, адвокат Армена Геворгяна Эрик Алексанян обратился к судье с письменным ходатайством о переносе заседания, пока эпидемия коронавируса хоть как-то уляжется.

    • ВО ИМЯ МИНИСТРА ЮСТИЦИИ
      2020-05-25 10:28
      2791

      «Ни в законодательстве, ни в правоприменительной практике  Армении до сих не сложилось единого понимания понятия экстрадиции и его юридического применения», - заявил в беседе с судебным обозревателем «ГА» адвокат Арсен МКРТЧЯН. Дело его подзащитного, гражданина России Егора Исакова, является безусловным подтверждением его слов, судебным прецедентом. Прецедентом отрицательным, наглядным примером того, как быть не должно. Во всяком случае, в уважающем себя правовом государстве.

    • Тамара ШАКАРЯН: «КОАП – ЭТО НЕ БУМАЖКА ДЛЯ ЧЕРНОВИКА»
      2020-05-23 15:50
      3386

      «Надо признать, что законодательные инициативы у нас не блещут ни степенью своей правовой определенности, ни  грамотностью и техникой разработанности законодательных актов. Разумеется, все имеют право на ошибку, однако, существуют установленные правила юридической техники, которые необходимо прочесть и выучить, поскольку Кодекс РА об административных правонарушениях – не бумажка для черновика, на которой можно писать все, что угодно, потом стереть и так далее…






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ