Последние новости

"ПОЯВИЛАСЬ ТРИБУНА, ГДЕ НАС НЕ МОГУТ НЕ УСЛЫШАТЬ"

На вопросы "ГА" отвечает руководитель компании "Тосп" Сурен БЕКИРСКИ

Г-н Бекирски, о необходимости развития легкой промышленности в Армении как экспортоориентированной отрасли, нуждающейся в государственном внимании, наконец-то заговорили на самом высоком уровне. Что же заставило государство обратиться лицом к сфере, которая на протяжении двух десятков лет игнорировалась абсолютно и едва не отдала концы окончательно и бесповоротно?

- Думаю, лед тронулся вовсе не благодаря тенденциям развития экономики, а скорее вопреки. Дело в том, что легкая промышленность всегда была, есть и останется социально ориентированной отраслью, не входящей в число суперприбыльных. Конечно, в советское время на фоне дефицита она могла считаться таковой, но сейчас мы говорим о сфере в чистом виде. Не будучи суперприбыльным, легпром не мог интересовать власть, и о нем заговорили потому, что проблема перезрела.

- Социальная проблема?


- В том числе и… В конце концов именно легкая промышленность дает редкую возможность сразу обеспечить много рабочих мест, особенно для тех слоев населения, которые входят в категорию социально незащищенных. Речь идет преимущественно о женщинах – как правило, уже немолодых, не имеющих высшего образования, не владеющих иностранными языками и т.д. Согласитесь, таким людям сейчас очень трудно найти работу – даже с минимальным окладом. Между тем большинство населения – это как раз-таки сильно уязвимая и незащищенная в социальном плане страта. Люди, которым уже за 40 лет, перешедшие из одной формации в другую, работавшие в свое время на производстве, сегодня не знают, чем заняться. И государство вовсе не думает о какой-то там тикин Сируш, которой нужно зарабатывать деньги на жизнь, лечиться, отправлять детей и внуков в школу, оплачивать коммунальные расходы... А на производствах, подобных "Тоспу", та же тикин Сируш может худо-бедно, но покрывать свои минимальные экономические потребности.

- Сколько сегодня составляет средняя зарплата в сфере?
- Она невысока – от 40-50 тысяч драмов до 100-150 тысяч драмов. Конечно, может быть и выше – в зависимости от навыков и производительности труда. Но дело не только в зарплате, понимаете? Это та работа, при которой женщина успевает заниматься домом, семьей, детьми и внуками и в то же время вращается в коллективе, имеет сферу общения, интересы. Женщины, работающие в цеху, несмотря на маленькую зарплату, аккуратно одеты, причесаны, следят за собой, не чувствуя себя социальными аутсайдерами.

- Плюс каждое рабочее место такого типа обеспечивает, надо полагать, солидные поступления в госбюджет...


- Совершенно верно. При самом примитивном подсчете – это как минимум 50 тысяч драмов ежемесячно, причем без каких-либо вложений со стороны государства. С учетом того, что неработающий человек встал бы в очередь за пособием по безработице, – это более 18 тысяч драмов пользы бюджету. Далее: каждое рабочее место обеспечивает отчисления в пенсионный фонд в размере 10-12 тысяч. Далее следует выплачиваемый подоходный налог. А остальная сумма идет в госбюджет в виде налоговых поступлений от оплаты работником потребляемой дома электроэнергии, газа, воды и т.д. Да, государство обратило внимание на легкую промышленность – рано или поздно это должно было произойти. Все страны, реализовавшие в большой степени свой экспортный потенциал, занимались текстилем. Более того, именно на базе текстиля их экспортный потенциал и вырос. Та же Южная Корея, тот же Китай, экспортирующий сегодня все что угодно, - начало было положено именно с легкой промышленности как с наиболее правильной формы роста экономики.

- Но вы сказали, что отрасль не может быть сверхприбыльной.
- Да, прирост небольшой, но и вкладывать не нужно ни копейки. Государству достаточно задействовать очень малые ресурсы, чтобы дело пошло. Откуда-то извне поступает сырье, на месте практически с пустого места формируется добавленная стоимость, создающая соответствующую налоговую базу государству. И продукция уходит за границу, откуда в свою очередь уже поступают "чистые", "твердые" деньги.

- Но все это так логично, так очевидно просто... Почему же нашим властям понадобилось столько лет, чтобы понять и признать потенциал легкой промышленности?
- Думаю, пришло, возможно, и вынужденно, осознание того, что нельзя ставить экономику страны на одну-две ноги, скажем, на строительство, как это было в докризисное время. В итоге выросла не экономика, а дебил какой-то – без ног, без рук, без туловища, с одной большой головой на Северном проспекте. И что случилось? Дебил перестал расти, и вся экономика рухнула, потому что на строительство работала едва ли не вся страна. Сфера, конечно, тормознула, ибо рост сам по себе был необоснованный – ведь подобного спроса на недвижимость в реальности не было, никакие экономические, логические законы бума в строительной отрасли не работали.

- Ну да, как это часто у нас случается, в определенный момент включились субъективные правила игры и субъективные же, ничем не обоснованные, причины, толкнувшие строительную отрасль вперед... Легкая промышленность в прошлом году официально вошла в перечень экспортоориентированных отраслей, подлежащих с точки зрения государства развитию. Что же конкретно изменилось для производителей, работающих в сфере?


- Мы начали чувствовать реальную поддержку. Кстати, неофициально легкая промышленность из вышеупомянутого списка никогда и не выбывала. Проблема в том, что когда люди несведущие пытаются определить, в чем заключается экспортный потенциал Армении, они, как правило, заглядывают в статистику. А статистика говорит о том, что основной экспортный потенциал страны – это руда, камни, минералы, далее коньяк и, возможно, сельхозпродукция. Но ведь руда, камень, минералы – все это сильно зависимо от конъюнктуры нынешнего рынка и, кроме того, не подвергается здесь добавочной переработке – то есть на месте добавленная стоимость создается минимальная. В данном случае мы просто говорим о вывозе ресурсов из страны, за что потомки нам спасибо не скажут. Экспорт коньяка – это, конечно, хорошо. Но, во-первых, на одном только коньяке далеко не уедешь, во-вторых, коньяк уже и не наш, а французов. В итоге, если реально смотреть на вещи, наш рынок спиртовой продукции – это только Россия. И если предположить, что вдруг наступит день, когда г-н Анищенко встанет не с той ноги, что произойдет с нашей коньячно-винной отраслью?

Что касается легкой промышленности, то последние 15 лет о необходимости ее развития мы кричали в воздух – сегодня же появилась официальная трибуна, где нас не могут не услышать. Это уже огромный плюс. И если, скажем, есть необходимость в усовершенствовании законодательной базы, решении функциональных проблем, мы можем рассчитывать на действенную государственную поддержку. Кроме того, если мы работаем в рамках государственной программы развития, то это программа, под которую формируется бюджет, и соответственно можно рассчитывать на то, что государство будет выделять деньги на определенные мероприятия, способствующие развитию легкой промышленности, на те же законодательные преобразования и т.д.

- А что нужно менять в законодательстве?


- В изменениях нуждаются некоторые пункты, касающиеся таможенного ввоза, оформления экспорта, рабочих мест. Скажем, на мой взгляд, необходимо дифференцировать случаи, где на работу привлекается, к примеру, высокопрофессиональный специалист, которому начинают платить от 300 тысяч драмов, и где выбор происходит только между людьми, которые будут получать 50-60 тысяч драмов ежемесячно. Возьмем мое предприятие и какой-нибудь супермаркет – сегодня мы платим по одинаковой социальной тарифной сетке. Все мы понимаем, что в бизнесе на уровне супермаркета идет крутой "черный нал" и показывается 10-15% заработанного, и бороться с этим трудно или пока невозможно. Но на законодательном уровне мы оба равны, хотя бизнес у нас абсолютно разный. Я занимаюсь экспортом. Для того чтобы сделать экспорт, наладить производство , мне нужен кредит. У банков сегодня нет никакой мотивации давать кредит производителю и экспортеру на более льготных условиях, нежели компании, которая, скажем, ввозит в Армению фейерверки, да и вообще все что угодно. Но для производителей и экспортеров должны все же быть другие подходы – хотя бы потому, что каждый из нас способен взять на работу и прокормить как минимум несколько десятков человек.

- Скажите, конкретно на вашем предприятии в плане рабочих мест, объемов производства что-то изменилось после того, как государство решило-таки оказать поддержку развитию отрасли?


- Я стал принимать на работу больше людей, но не в результате особого отношения государства. Просто в годы кризиса пришлось прибегнуть к резким сокращениям. Сейчас мы набираем людей, но это не означает, что мы создаем новые рабочие места – мы их пока восстанавливаем. Что же касается объемов производства, то они прямо пропорциональны количеству созданных и работающих рабочих мест. Другое дело, какого цвета эти рабочие места – "белые" или "черные".

Сегодня создано очень много незарегистрированных рабочих мест в сфере легкой промышленности – это есть факт. Это скорее хорошо, чем плохо, ибо рано или поздно производителю придется пойти на фиксацию своего бизнеса. Если бизнес удался, невозможно долго работать, и тем более развиваться, оставаясь в тени. И вот на этом этапе роль государства очень важна. Необходимо людям предложить такие правила, при которых работать "вбелую" будет выгоднее, чем "вчерную". И только кнутом данную проблему не решить – нужен скорее пряник.

Проблем очень много. Например, сегодня я пытаюсь продавать свою продукцию через свою фирменную сеть мелкорозничных магазинов. Созданы они были вовсе не от хорошей жизни и не по причине моей персональной жадности: в Армении просто нет торговой сети, с которой можно цивилизованно и грамотно работать. Есть люди, которые с удовольствием возьмут твою продукцию, но у них нет собственных ресурсов продажи, они не мотивированы в том, чтобы вкладывать собственный капитал в твою продукцию, и они не готовы работать "по документам". Вчерную - ради бога. А я как производитель и экспортер не могу себе позволить ничего подобного. Я кредитуюсь в банке – стало быть, мне нужно показывать реальный оборот. Как же я его покажу, если буду продавать свою продукцию в тени? Точно так же, будучи экспортером, я не могу выдавать зарплату в конвертах, не могу не фиксировать все рабочие места – это просто невозможно. Между тем правила игры одинаковые и для тех, кто работает легально и чисто, и для тех, кто работает как хочет.

- Стало быть, статус экспортера должен давать привилегии – и на таможне, и по части налогов, и в сфере трудового законодательства, и в социалке. Возможно, это и есть тот самый пряник... А каковы перспективы развития отрасли в более глобальном плане?


- Насчет пряника согласен. В смысле перспектив развития скажу, что все достаточно прогнозируемо. С одной стороны мы зажаты мировыми конкурентами, не позволяющими делать сверхприбыли. Мы покупаем сырье у соседей, одновременно являющихся нашими конкурентами, и то, что мы продаем конечный продукт по той же цене, что они, не говорит о том, что мы имеем хорошую прибыль. Это говорит о том, что они зарабатывают больше, чем мы, к примеру, та же Турция. Но, в отличие от той же Турции, у нас есть ряд преференций (в первую очередь в отношении российского рынка), которые на сегодняшний день не задействованы абсолютно. Мы крайне бездарно используем наши добрые взаимоотношения с Россией. Между тем российский рынок весьма перспективен – при условии правильно разработанной стратегии он может быть задействован в полную силу.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ПРАВОВОЕ ПОЛЕ НА КОНТРАСТЕ
      2017-02-23 05:35
      370

      "Реакция сопредседателей – не что иное, как констатация права армян Арцаха жить на данной территории в правовом поле", - заявил в интервью "ГА" публицист, главный редактор СМИ "Наша среда online" Виктор КОНОПЛЕВ 

    • "КРАСНЫЕ ЛИНИИ" ДАВЯТ. БЛИЗОК ЛИ ТРАНСКАМ?
      2017-02-20 13:37
      994

      Когда недавно, после встречи в Праге между заместителем главы МИД РФ Григорием Карасиным и спецпредставителем премьера Грузии по взаимоотношениям с Россией Зурабом Абашидзе, было заявлено о решении реанимировать договор "О торговых коридорах", подписанный в 2011 году и позволяющий сторонам торговать и развивать транспортные коммуникации через Абхазию и Южную Осетию, не касаясь при этом проблемы их статуса, армянские СМИ, ссылаясь на экспертные оценки, заговорили ни много ни мало, как о возможности "прорыва блокады" Армении. Возможно ли это? На этот и другие вопросы в беседе с корр. "ГА" отвечает научный сотрудник Центра региональных исследований Академии госуправления Армении, эксперт по вопросам Грузии Джонни МЕЛИКЯН. 

    • УВЕРТЮРА К ПАРЛАМЕНТАРИЗМУ И ВЕТЕР ОБНОВЛЕНИЯ
      2017-02-16 12:58
      3157

      О ситуации на внутриполитическом поле, рисках парламентской формы правления, политических и геополитических тенденциях наша беседа с директором Института философии, социологии и права НАН РА доктором социологических наук, профессором, академиком Геворгом ПОГОСЯНОМ

    • УСИЛЕНИЕ ИРАНА - ПРОЦЕСС НЕОБРАТИМЫЙ
      2017-02-14 12:16
      1717

      На вопросы "ГА" отвечает директор Института востоковедения НАН РА Рубен САФРАСТЯН - Рубен Арамович, на днях президент США Дональд Трамп заявил, что считает Иран "террористическим государством номер один", в очередной раз раскритиковал ядерную сделку с Исламской Республикой, а также сказал, что США намерены воздействовать на Иран с помощью санкций, отметив, что "это только начало". И чем, по-вашему, такое "начало" чревато для Ирана в частности и для региона в целом?






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • СВОЯ ОДЕЖДА НА КОНВЕЙЕРЕ
      2017-02-20 12:22
      1027

      Если еще несколько лет назад значительная доля экспорта продукции отечественной легкой промышленности, особенно готовой одежды, приходилась на европейский рынок, то за последний год вектор заметно сменил свое направление, переориентировавшись на рынок ЕАЭС, в частности, Россию. Казалось бы, какая разница, куда экспортировать продукцию, - лишь бы производить и наращивать объемы. 

    • Обнадеживающие результаты атлетов в Стамбуле
      2017-02-15 13:15
      351

      На прошедшем в Стамбуле первом зимнем чемпионате Балканских стран  по атлетике до 20 лет Яна Абрамян завоевала бронзовую медаль в соревнованиях по тройному прыжку. Результат 17-летней спортсменки из Еревана составил 12 м 30 см, что является ее личным рекордом. 

    • РОМАН С МУНДИРОМ
      2017-01-25 11:53
      1799

      Имеются ли в Армении перспективы возрождения легпрома? Если раньше в огромной стране принято было сравнивать социально-экономические показатели СССР с 1913 годом, то сейчас для Армении "лакмусом" стал 1988 год - пиковый во многих отношениях и предшествующий Спитакскому землетрясению, национально-освободительной борьбе в Арцахе, развалу Союза. 

    • Не стало Фаины Мельник
      2016-12-17 16:02
      714

      Олимпийская чемпионка Игр-1972 в метании диска Фаина Григорьевна Мельник скончалась 16 декабря на 72-м году жизни, сообщается на официальном сайте Всероссийской федерации легкой атлетики.