Последние новости

ПЛОЩАДЬ РЕСПУБЛИКИ

С тех пор как ознакомилась с замыслом главной площади Еревана Александра Ивановича Таманяна, я прохожу по площади Республики совсем с особым чувством. С горьким, надо сказать, чувством. Я прослеживаю в умозрении грезу Таманяна по его собственноручным чертежам, и на глаза наворачиваются слезы. Площадь и сегодня, после несметных искажений, хороша (лишнее доказательство того, что великое нельзя до конца убить), но она могла бы быть прекрасна. Эта площадь могла бы быть без аналогов в мире. Боже мой, как мало остается действительности от любой мечты!

ВСЯКИЙ ИСТИННО ВЕЛИКИЙ ЗОДЧИЙ ПЛАНИРУЕТ ЗАСТРОЙКУ ТАК, чтобы открыть виды на естественные природные объекты. Это непреложный закон зодчества. Тем более трепетно подходил к этому Таманян, родившийся и большую часть жизни проживший вне Армении. Что есть естественный объект, на который надо открыть вид? Это окружающий ландшафт, в Армении больше чем впечатляющий. Ведь площадь стояла не просто в центре Еревана, но и в центре Араратской долины, а это в смысле видов - долина выдающаяся. В первую очередь библейская.

Тут надо сказать, что Александру Ивановичу очень повезло. Редко когда в жизни даже самых выдающихся зодчих выпадает шанс, везение, счастье не просто строить, но возводить что-то на почти необжитом месте, тем более возводить столицу родного народа. Таманян этот шанс получил, и парус его фантазии, его одушевления полетел над плоской бескрылостью. Гения одушевляло все: красота природного камня, полнейшая свобода помысла, виды Араратской долины, неповторимость горного ландшафта. Дух зодчего парил. Его градостроительный план получил дополнительный импульс талантливости от этого одушевления. Можно сказать, от чертежей шли токи.

Замечательная тяга к открытому виду на естественные объекты долины, то есть на окружающие горы и возвышенности, продиктовала Таманяну мысль провести от главной площади улицу с видом на Арарат. Представьте себе в воображении широкий проспект, в перспективе которого сияла бы вечная гора. Изумительно. Но перспективу закрыли дома, возведенные волевыми решениями последующих архитекторов. Теперь уже площадь не откроешь в сторону юга и Арарата, как мечтал Таманян. Увы, не распахнешь площадь и в сторону холма Цицернакаберда: здание гостиницы "Армения" не расступится на два здания, между которыми, по мысли Таманяна, должна была открываться панорама Цицернакаберда. А сразу после самого великого здания площади - здания Совета министров в сторону улицы Налбандяна должен был открываться проспект на склоны окаймляющих эту часть долины гор.

ВОТ ТАКИЕ ЛУЧИ-ПРОСПЕКТЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ВЫХОДИТЬ НА ПЛОЩАДЬ. То есть пронизывающий ее Северный проспект (от которого сегодня остался только огрызок, больше похожий на аппендикс), затем вид на холм Цицернакаберда и вид на склоны окаймляющих долину гор в направлении нынешней улицы Налбандяна. Бессмертный замысел был как на ладони: вся библейская долина сбегала бы к площади. Вот он, почерк гения. Сегодня, увы, мы имеем лишь тень великого замысла. Ушла в небытие демиургическая полетная мысль человека, который умел читать долину и акценты, доминанты этой долины. И не только долины: в северной части Северного проспекта знаменитый Театр, на юге - Арарат. Превосходно. И площадь не была бы замкнутой только на себя, ее соотнесенность с ландшафтом была бы впечатляющей.

Но творческую мысль сковали, заточили в латы ползучей бескрылости. А зодчество, увы, это не книга или живопись: поверх уже воплощенного не перепишешь. С тем мы и остались, то есть с чем-то выше среднего вместо прекрасного. "Он провидел солнечный город", - написал о Таманяне Чаренц. Город остался солнечным, но недовоплощенным. Сам трепет великой мысли как бы смахнули с ватмана. Хорошо еще, что сам Александр Иванович всего этого не увидел...

Других нарушений тоже хватало. Все здания овальной площади, как и самое главное, должны были быть выложены туфом темно-вишневого цвета. Но и этого не случилось. Апофеозом стал туф белого цвета на здании Музея истории Армении, а потом и Государственной картинной галереи Армении. Из этой разновидности туфа старые армянские мастера, хорошо знавшие фактуру камня, никогда не возводили построек: во-первых, это туф ломкий, во-вторых, он быстро меняет цвет на грязно-серый. В Ереване нет ни одного старинного здания из туфа белого цвета.

Завершая эту прогулку, не могу не сказать вот что: спасибо Периклу, не позволившему исказить замысел Фидия. Правда, о том, что сделали потом эллины с Фидием, да и самим Периклом, лучше не вспоминать... Но воплощение-то сияет.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ
      2018-03-16 15:30
      1025

      Если мне позволено будет поразмышлять над вопросом, над которым давно уже бьются глубокомысленные ученые, я опишу все это с точки зрения гуманитария и творческого человека, в частности, писателя. Тема, что и говорить, волнующая. Мышление, рождение идей, поиск интеллектуальных решений – все это не может не волновать. Но, вычленяя эту тему, сознаем ли мы, что почти ничего не знаем об этой области, да, возможно, и никогда не узнаем? О, мне понятно дерзновение молодых, которые считают, что дерзновение хорошо во всяком деле, но хорошо ли оно там, где, может быть, брода нет?

    • ТАКОЕ РАЗНОЛИКОЕ СЛОВО
      2017-12-01 15:53
      2290

      Я долго избегала сцены, то есть устных выступлений. Пожалуй, слишком долго. В советские годы я еще как бы не добирала солидности. Потом грянула перестройка с ее круглосуточной болтовней. И пришла литература Серебряного века. Я жадно читала. Потом началось Карабахское движение, а с развалом СССР и блокада Армении. Тут уж все сидели по своим холодным углам. 

    • ЭХОКАРДИОГРАММА
      2017-10-20 16:08
      7784

      Минувшей суровой зимой у меня проснулась щитовидная железа. То-то я всю жизнь недоумевала, когда же скажется моя излишняя впечатлительность. Сказалась. Эндокринолог послал меня в медицинский центр сделать УЗИ щитовидки, эхокардиограмму и взять кровь из вены, чтобы проверить целый ряд каких-то таинственных параметров, в том числе и состояние моих гормонов.

    • ИРОНИЯ, СЕСТРА ПЕЧАЛИ
      2017-10-06 14:52
      4453

      Не мне одной исполнилось 80 лет минувшим летом. Кое-кто из оставшихся в живых моих старых друзей тоже отметил столь почтенный юбилей, причем отметил широко, в ресторане, в кругу многочисленных гостей. Пригласили и меня. Больше полувека дружбы - вещь не пустячная. После моей замкнутой жизни в последние годы этот выход в "свет" ослепительно брызнул в лицо. 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • HIGHFEST ОТМЕЧАЕТ СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ
      2018-09-24 17:24
      423

      28 сентября в Ереване возьмет старт Международный фестиваль исполнительских искусств HIGHFEST, который продолжает знакомить отечественную публику с новейшими трендами современного театра. И хотя сложностей у фестиваля не убавилось, его президент Артур ГУКАСЯН уверен, что HIGHFEST есть и будет оставаться проходом, переходом, трамплином и прочее в большой мир театра.

    • ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА
      2018-09-24 17:12
      567

      В первые дни сентября в Москве прошел V Международный конгресс переводчиков под слоганом "Литературный перевод как средство культурной дипломатии", в рамках которого состоялось вручение премии "Читай Россию/Read Russia" - единственной российской премии за лучший перевод произведений русской литературы на иностранный язык. Задумывалась эта премия как способ популяризации русской литературы, поощрения ее переводчиков и зарубежных издательств, эти переводы публикующих.

    • ПРОГРАММА ПОСВЯЩЕНА 2800-ЛЕТИЮ ЕРЕВАНА
      2018-09-24 17:00
      661

                Дни европейского наследия - это крупное всеевропейское культурное мероприятие, в рамках которого общественности откроются двери многих интересных культурных и исторических памятников, в том числе и закрытые для посещения в обычное время. Идея этой интересной и познавательной акции родилась во Франции в 1984 году. Армения присоединилась к ней в 2001 году

    • В ПЕЩЕРАХ АГИТУ СТИРАЮТ ПЫЛЬ ВЕКОВ
      2018-09-24 16:49
      451

                Cлои верхнего палеолита показывают, что пещера "Агиту-3", которая находится на высоте 1600 метров, интенсивно использовалась в течение 15000 лет, в период с 40 000  до 23 000 календарных  лет до настоящего времени