Последние новости

"...И СОДРОГНЕТСЯ МИР ЗЕМНОЙ"

Встречи Ов.Туманяна с военачальниками русской армии в годы Первой мировой войны

Ованес Туманян, один из наиболее влиятельных армянских национальных деятелей первых десятилетий ХХ столетия, по природе своей был очень активной натурой, он никогда не довольствовался ролью слушателя и очевидца. Как общественный деятель он занимал исключительное место среди других выдающихся деятелей нашей культуры, поскольку всегда находился в самой гуще, в эпицентре событий, там, где решались судьбоносные для армянского народа вопросы.

В ИЮЛЕ 1914 г., КОГДА НАЧАЛАСЬ ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА, ТУМАНЯН с семьей отдыхал в Дзагвере. Прервав отдых, он незамедлительно вернулся в Тифлис, чтобы принять участие в работе Армянского национального бюро.

29-30 октября 1914 г. Турция объявила джихад странам Антанты, в ответ Россия 2 ноября объявила войну Турции. До этого Турция 16 октября напала на Феодосию, турецкие корабли подошли к Севастополю и фактически к тому времени война между Турцией и Россией уже началась. Тем самым было положено, по определению Туманяна, начало "общенационального бедствия" армянства.

В течение первых восьми месяцев войны поэт дважды выезжал в зону боевых действий - в Игдир, район Баязета, Алашкерт, в "Долину трупов", Басен, Диадин, Зеткан, Арцап, Зир, Караклис, Таглича, в поле Абаг, Ван, Мосун, Сарикамыш, Александраполь и другие места, чтобы выяснить отношение командного состава русской армии к армянским добровольческим отрядам и армянскому населению.

В первые дни ноября 1914 г. Туманян побывал в Баку, куда он отправился с целью оказать поддержку добровольческому движению и организовать сбор пожертвований. Его воодушевленное выступление сыграло свою роль в отправке 5 ноября из Баку на фронт большой группы армянских добровольцев.

Оказывая содействие созданию добровольческих отрядов, русское правительство вместе с тем препятствовало их деятельности, беспокоясь о возможном требовании автономии со стороны армян. Конечно, беспокойство это не было необоснованным. По свидетельству будущего маршала Ованеса Баграмяна, шесть созданных добровольческих отрядов и седьмое запасное воинское подразделение вошли в состав русской армии "с целью освобождения Западной Армении". С одной стороны, из уст царского наместника звучали многочисленные обещания, с другой - в российских официальных кругах распространялись клеветнические измышления, делалось все, чтобы дискредитировать армянских добровольцев и армянское население.

В течение первых восьми месяцев войны поэт дважды выезжал в зону боевых действий

НЕОБХОДИМОСТЬ ВЫЯСНИТЬ ОТНОШЕНИЕ РУССКИХ ГЕНЕРАЛОВ К ЭТОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ вынудила руководство Армянского национального бюро и Католикоса сформировать по выбору председателя бюро Месропа Тер-Мовсисяна группу из видных армянских духовных лиц, представителей интеллигенции и отправить ее на фронт. Группа выехала из Тифлиса 15 ноября и вернулась 15 декабря. Предполагалось проехать через Игдир и Карс в район Баязета, в долину Алашкерта, Басен, Делибаба, Хорасан, Зивин, Сарикамыш, Александраполь. Целью поездки было побывать в тех местах, где сражались армянские добровольцы, лично удостовериться в происходящем на фронте. Именно во время этой поездки Туманян, встретившись и пообщавшись с некоторыми русскими офицерами и генералами, впервые узнает о вопиющих фактах несправедливого, предвзятого отношения высокопоставленных русских военных к армянам.

В Игдире Туманян дважды встречается и беседует с командиром корпуса, генерал-лейтенантом русской армии Петром Огановским. Первая беседа проходит в присутствии генерал-лейтенанта Владимира Ляхова, который в годы Первой мировой войны был главным генералом штаба Первой армии, а в 1917 г. - командиром Первого Кавказского корпуса. Туманян писал о нем в своем дневнике: "Ляхов известен по Тегерану. Он армяноненавистник и не скрывает этого". Это был первый случай, когда Туманян использовал определение "армяноненавистник" применительно к русскому генералу.

48-летний Огановский внешне принял армянскую делегацию довольно любезно. Он отдавал явное предпочтение храбрости и боевым качествам русских солдат, когда же разговор касался армянских добровольцев, он проявлял определенную дипломатичность. Огановский признавал важность деятельности армянских повстанческих групп, отмечая, что они хорошо знают местность и язык населения, благодаря чему приносят пользу русским войскам, однако в присутствии Ляхова выражался по возможности сдержанно. Огановский высоко оценивал роль генерала Андраника, его мужество и опыт и именно с ним связывал надежды на взятие Вана. Однако даже сдержанная оценка Огановского армянских повстанцев вызывают нескрываемое неудовольствие и возмущение его коллеги Ляхова, и он открыто выражает свое недоумение по этому поводу.

Вторая встреча с генералом Огановским происходит в тот же день в Игдире, когда он вместе со своим адъютантом Бекдабековым навещает армянскую делегацию. На этот раз генерал пытается выглядеть более доверительно, желая подчеркнуть свою объективность и непредвзятость. Он упоминает о своем армянском происхождении, говоря: "Я искренне симпатизирую армянам... Знаете, в моей крови также есть немного Карапета", при этом выражает желание, чтобы проблемы "турецкоподданных армянских братьев" были окончательно решены.

В АРЦАПЕ МЕСТНЫМ ЖИТЕЛЯМ-АРМЯНАМ УДАЛОСЬ ОБЕЗОРУЖИТЬ КУРДОВ. Однако вскоре Туманян узнает, что от русского командования последовал приказ разоружить всех - как армян, так и курдов. В Баязете Туманян получает сразу несколько жутких известий, одно страшнее другого. В частности, о том, что турки вырезали все население армянского села Хачан, в котором насчитывалось более шестисот домов.

Беседа с генерал-губернатором Дрягиным проходит сперва в кабинете губернатора, затем в гостиной, за обеденным столом. Дрягин замечает, что армяне притесняют курдов. Когда ему возражают, объясняя, что все обстоит наоборот, что угнетенными являются именно армяне, он отвечает: "До сих пор - да, но теперь армяне стали притеснять курдов".

Писатель, вполне возможно, не верил в тенденциозность русских, но он тем не менее считал, что об этом следует говорить во всеуслышание и поставить в известность как Национальное бюро, так и русские власти. "Автономия" чрезвычайно раздражает правительственных чиновников, - отмечает поэт, - и они часто с иронией спрашивают: ну как, скоро у вас будет свой царь? Военнокомандующий свидетельствует, что армяне сражаются подобно львам и очень храбрые, а курды - стадо баранов".

Туманян имел также беседу с генерал-губернатором Ардагана, и тот подтвердил факты грабежей армянского мирного населения со стороны русских. Последний объяснял это тем, что русская армия не была в достаточной степени обеспечена продовольствием и даже военными запасами. В Караклисе крестьяне натерпелись не только от бесчинств турецких янычар и гамидиевцев, но и от грабежей, произвола со стороны русских солдат и офицеров при попустительстве, подстрекательстве генерала Абациева.

СЛЕДУЮЩЕЙ ЦЕЛЬЮ КОМИССИИ БЫЛО ПРОЙТИ ИЗ КАРАКЛИСА В ДУТАХ, чтобы встретиться с армянскими повстанцами, а оттуда поехать в Басен. Абациев решительно противился, утверждая, что без официального перемирия не может позволить армянской группе перейти линию фронта. Члены группы продолжают настаивать, заявляя, что именно для встреч с повстанцами они предприняли свое опасное путешествие, что они не боятся попасть в плен. Однако генерал был настроен решительно. Все понимали, что он просто не хотел этих встреч. Абациев также запретил группе ехать в Даяр (Дахар), который находился всего лишь в двух днях пути. С нескрываемыми иронией и высокомерием он отзывался об армянских добровольцах, обвиняя местное армянское население в том, что оно занимается одними только грабежами, требуя, чтобы комиссия вернулась в Тифлис той же самой дорогой, что пришла, и добиралась до Сарикамыша через Игдир.

Абациев даже не пытался скрывать своей антипатии к армянским повстанцам, которая была обусловлена очевидными успехами добровольцев и многочисленными примерами беззаветной храбрости и героизма в сражениях. Армянские повстанцы неоднократно доставали для русской армии продовольствие из армянских и курдских сел, а генерал представлял это грабежом местного населения и не скрывал свое нежелание видеть армянских повстанцев на поле боя. Создавалось впечатление, что мусульманин Абациев вовсе не стремился выступать против армии турок-мусульман.

Ов. Туманян вернулся в Тифлис, не сумев побывать на передовой линии фронта и лично побеседовать с армянскими ополченцами, однако он встретился с некоторыми русскими генералами и столкнулся с их двуличным, лицемерным отношением к армянскому населению и армянским добровольцам. Дочь писателя Нвард в своих воспоминаниях пишет, что Туманян вернулся из поездки "в угнетенном настроении, с ужасающими впечатлениями, о трагическом положении народа рассказывал со страшными подробностями".

Эта поездка внесла перелом в его отношение к России. Разочарование было поистине огромным. Он своими глазами увидел войну, осуществлявшийся совместными усилиями турецких и курдских изуверов геноцид армянского народа, к которому причастными оказались и некоторые русские генералы.

ЭТО БЫЛ ДАЛЕКО НЕ ПЕРВЫЙ СЛУЧАЙ, КОГДА ТУМАНЯН СТАЛКИВАЛСЯ с проявлениями колониальной политики России. Будучи одним из 149-и невинных обвиняемых по так называемому Дашнакскому делу, он на протяжении четырех-пяти лет находился под жестким контролем царского охранного отделения, его трижды арестовывали. Вконец измотанный и обессиленный длительной тюремной жизнью, он сполна испытал всю жесткость российской карательной машины, но так и не изменил своей прорусской ориентации.

На этот раз увиденное оказалось еще более ужасающим, нежели продолжавшиеся годами политические преследования, гонения и притеснения лучшей части армянской интеллигенции. Если до первого своего посещения фронта он писал одну статью за другой, выражая в них свои убеждения, надежду и веру в скорое освобождение западноармянских соотечественников с помощью России и воодушевляя армянских солдат, то после возвращения с фронта Туманян на какое-то время замыкается в себе. Великий гуманист и оптимист был выбит из колеи и совершенно растерян, вынужденно выбирая меньшее из зол. Несколько месяцев потребовалось Туманяну, чтобы найти в себе силы для нового этапа борьбы, поскольку рядом с Абациевым он видел также солдат, протягивавших армянам руку помощи, сочувствовавших "безбрежному морю армянского горя", защищавших армянских детей, потерявших родителей.

Сусанна ОВАНЕСЯН

Перевод Гургена КАРАПЕТЯНА

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИНФАНТИЛИЗМ ИЛИ ОСОЗНАННЫЙ ЦИНИЗМ?
      2018-07-16 14:09
      3507

      Скандал вокруг пресс-секретаря первого вице-премьера Пресс-секретарь первого вице-премьера Армении Арарата Мирзояна Карпис ПАШОЯН в интервью  CivilNet коснулся граффити на стенах Ереванского государственного университета с изображением погибших в апрельской войне 2016 г. ребят. "Мне кажется, этих детей нужно оставить в покое. Имя того же Роберта Абаджяна (Героя Арцаха. – Ред.) много муссируется, их следует оставить в покое. Юноша с детским лицом, он в тот момент, наверное, и не понял, что происходит … И сейчас мы постоянно муссируем это имя. Всего 18-летний юноша… Мне кажется, не стоит так делать", – сказал Карпис Пашоян.

    • 103-Я ГОДОВЩИНА ГЕНОЦИДА АРМЯН (видео)
      2018-04-25 09:46
      2629

      24 апреля армянство всего мира, как и всё прогрессивное человечество, в очередной раз отдало дань уважения жертвам Геноцида армян в Османской империи.

    • ПОДАРКИ К 8 МАРТА
      2018-03-14 13:50
      1188

      В преддверии Международного женского дня в ереванском отеле "Ани Плаза" состоялась выставка изделий народных умельцев. В павильонах экспо можно было встретить различные изделия, приуроченные к 8 марта.

    • ВРАЧЕВАНИЕ ИЛИ ТОРГОВЛЯ?
      2018-03-12 10:27
      1502

      В Армении немало прекрасных врачей и хорошо оснащенных клиник, но почему же так много претензий к системе здравоохранения? Как готовятся медицинские протоколы? Как используется госзаказ на лечение? Каковы роль и права медицинских ассоциаций? Справляется ли со своими функциями Министерство здравоохранения? Эти и другие вопросы обсудили участники круглого стола "ГА".






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • I МИРОВАЯ ВОЙНА: ИТОГИ ПЕРЕДЕЛА
      2018-11-12 15:28
      741

      История – это, безусловно, искусство помнить. Чтобы дать объяснения многим событиям, происходящим сегодня, следует осмыслить уроки военных столкновений прошлого. Последствия любого крупномасштабного мирового конфликта, даже если он произошел сто лет назад, влияют на современные события. Яркий пример тому итоги I мировой войны.

    • "НАМ НУЖНЫ РАБЫ, НО ОНИ НЕ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ ВМЕСТЕ С НАМИ…"
      2018-11-12 14:56
      544

      Где, с кем и как жить - решаем не только мы, а прежде всего законы тех стран, в которых мы собираемся жить. Если сходится, оформляем документы, берем билет и принимаем к исполнению правила общежития новой страны проживания. Называется легальная иммиграция. Одним из самых непримиримых борцов с ней был рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.

    • АРМЯНСКИЙ ДЖАЗ В THE HISTORY OF EUROPEAN JAZZ
      2018-11-09 15:51
      950

      На дни рождения, а тем более на юбилеи принято делать подарки. Так вот в год своего восьмидесятилетнего юбилея армянский джаз получил замечательный подарок. В прекрасно изданной британским издательством Equinox книге The History of European Jazz - The Music, Musicians and Audience in Context собрана информация о джазовой музыке и музыкантах всей Европы. Получила свое представительство в книге и Армения. Эта практически энциклопедия почти на 750 страницах содержит информацию, которую предоставили 45 журналистов, критиков и музыковедов Европы.

    • СВЯТОЙ НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ И ПРОКЛЯТЫЙ ЦЕРКОВЬЮ НИКОЛ
      2018-10-26 16:23
      3647

      Не имя красит человека, а человек - имя. В истории есть множество примеров, когда люди с тем же именем оставляли либо праведный след в памяти потомков, либо, наоборот, предавались анафеме. Скажем, у нас Саргисом зовут и почитаемого всеми святого, и князя Вест-Саргиса, сыгравшего подлую роль при падении столицы Ани в начале XI века. Вспомним о двух исторических персонажах, носивших то же имя.