Последние новости

ПРАВИЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ ПОДСКАЖЕТ ГЛУБОКИЙ АНАЛИЗ

В интервью "ГА" кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Национальной лаборатории им. Алиханяна Армен АЛЛАХВЕРДЯН говорит о проблемах высшего образования.

- Г-н Аллахвердян, как вы оцениваете ситуацию в системе высшего образования?

- Я работаю с аспирантами, общаюсь со студентами. Впечатление такое, что число одаренных не уменьшилось, но это не приводит к позитивным изменениям, поскольку большинство одаренных уезжает из Армении, находит более благоприятные условия для работы и жизни в других странах. О плохих студентах говорить не имеет смысла, это случайные люди, а средние, которых большинство, требуют особого внимания. Их надо встраивать в систему образования, давать им глубокие знания, только в этом случае они могут стать хорошими специалистами, чего-то достичь, но вузы не обеспечивают эти условия, поэтому уровень средних, то есть большинства, постоянно снижается. И проблема именно в этом.

- Снижается уровень их подготовки или заинтересованность в приобретении знаний?

- Это вещи взаимосвязанные. Если у студентов нет достаточно серьезной мотивации к получению глубоких знаний, они перестают добросовестно учиться и сдают экзамены все хуже и хуже, то есть снижается общий уровень и представление о хорошей оценке. А когда требования к студентам снижаются, это обязательно влияет на общий уровень образования.

- То есть система высшего образования неуклонно деградирует?

- К сожалению, это действительно так. Но в Армении есть два вуза, которым удается держаться на уровне, привлекать хороших преподавателей, использовать современные методы обучения и успешно выполнять образовательные задачи. Это Американский и Славянский университеты. Стоит отметить, что оба эти университета управляются извне и обгоняют наши государственные вузы по всем параметрам. И если ничего не менять, эти университеты вытеснят местные вузы с образовательного рынка.

- В системе образования очевидно стремление избавиться от преподавателей старшего поколения и заменить их молодыми. Конечно, некоторые пожилые преподаватели давно отошли от исследовательской деятельности, не в курсе последних достижений науки, но на смену им приходят молодые люди, которые еще не успели приобрести опыта преподавания и глубоких знаний. Как вы воспринимаете достаточно жесткую тенденцию к омоложению преподавательских кадров?           

- Конечно, нужно создавать условия для продвижения и карьерного роста молодых. Но к этому вопросу нельзя подходить механически. Проблема не в возрасте как в таковом, а в том, что система образования потеряла возможность внедрять новые технологии, реконструироваться и воспроизводиться, она утратила автономность. Вообще при подборе преподавательских кадров нужен индивидуальный подход с использованием определенных критериев, которые сегодня отсутствуют. Если мы просто заменим старых на молодых, будет еще хуже.

- Как подготовить молодого специалиста к преподавательской деятельности?

- Преподаватель должен быть ученым, он должен заниматься исследовательской деятельностью. Я не говорю, что он должен быть очень хорошим ученым и одновременно преподавать, но хотя бы какая-то часть преподавателей вузов должна активно заниматься наукой. В развитых странах есть университеты, которые сориентированы на обучение и те, которые преимущественно занимаются исследовательской деятельностью. Очень сложно обеспечивать заинтересованность студентов в получении глубоких знаний, если преподаватель не занимается наукой.

- Но, наверное, проблема и в том, что оплата труда преподавателя вуза низкая, а учебная нагрузка непомерно большая. Поэтому преподаватель вынужден стремиться иметь как можно больше часов, даже одновременно работать в нескольких вузах, чтобы заработать на жизнь. В результате на науку ни времени, ни сил не остается.

- Проблема в том, что на протяжении многих лет наука и сфера образования финансировались так слабо, что утратили привлекательность. Приток одаренных и перспективных в сферы науки и образования значительно снизился. Но эту проблему давно можно было решить, просто ей не уделялось достаточного внимания. Ценность знаний и профессионализма в нашем обществе катастрофически снизилась, что повлекло за собой крайне негативные последствия во всех сферах деятельности. В западных странах, где роль науки, в том числе в сфере образования, понимается адекватно, учебная деятельность занимает примерно треть рабочего времени преподавателя университета, а основное внимание уделяется исследованиям, поэтому система высшего образования там работает более эффективно. Далекий от науки преподаватель не может заинтересовать своим предметом студента.

- Как решить эту проблему?

- Думаю, здесь нет простых решений. Нужно исследовать систему и разработать новые методы обучения, уточнить возможности. Создание работающей структуры образования – тяжелый и неблагодарный труд. В течение всех лет независимости никто этим серьезно не занимался, полная картина того, что мы имеем сегодня, отсутствует, а когда проблема досконально не изучена, любые реформы и шаги по повышению эффективности окажутся безрезультатными. Поэтому система высшего образования, несмотря на проводимые реформы, пришла к нынешнему плачевному состоянию. Причем, хочу особо отметить, что система образования, значительно более сложная сфера, чем многие другие области деятельности, даже наука, и навести там порядок – задача чрезвычайно сложная.

- Это связано со спецификой системы образования?

- Да. Во-первых, специалистам, работающим в этой сфере, достаточно сложно найти замену. Кроме того, если в науке существует принятая в мире система оценки достигнутых результатов, для этого используются наукометрические показатели - цитируемость и др., то оценить результативность того или иного вуза достаточно сложно. Поэтому, как я уже говорил, добиться позитивных изменений, повысить уровень обучения можно только на основании глубокого комплексного анализа, выявления проблем, препятствующих повышению эффективности процесса обучения, всех факторов, обеспечивающих получение студентами глубоких знаний.

- Наверное стоило бы использовать опыт престижных зарубежных вузов…

- Несомненно стоило бы, но у нас никто этим серьезно не занимался.

- Но ведь наши вузы уже давно перешли на двухступенчатую модель – бакалавриат, магистратура, используется Болонская система… Однако все эти преобразования не повысили качества обучения. Почему то, что дает хорошие результаты за рубежом, не работает у нас?

- Другого ожидать было трудно, поскольку в отрыве от всего комплекса условий мы используем лишь какие-то фрагменты эффективно работающей системы, а формальный подход никогда не дает результатов, он только усугубляет существующие проблемы. Если в разваливающийся автомобиль вставить пару фрагментов с работающего, старый все равно не поедет. В советские годы у нас не было магистратуры, но выпускники вузов имели несравнимо лучшую подготовку. В СССР сумели быстро построить эффективную систему образования, а потом и науки, а мы за тридцать лет независимости ее практически разрушили. Изучение опыта - не такое уж простое дело, к этому нужно подходить с научной точки зрения. Мы перенимаем не основы работающего механизма, а лишь его отдельные проявления. А стоило бы глубоко изучить образовательный опыт таких стран как Израиль, Финляндия и др.

- Но, наверное, многое зависит и от самих студентов, их заинтересованности в получении знаний. А если знания не востребованы, если они не являются гарантией получения хорошей работы и достойной зарплаты, то о мотивации к достижению профессионализма говорить не приходится.

- Думаю, это не совсем так. В сфере информационных технологий человек, имеющий необходимые знания и навыки, всегда найдет хорошо оплачиваемую работу. Но это не повысило уровень обучения хотя бы по этим специальностям. Однако наводить мосты между системой образования, работодателями и рабочими местами несомненно нужно. Думаю, те позитивные изменения, которые происходят сегодня в системе науки, предполагаемое повышение зарплаты ученых, несомненно, повысят заинтересованность в приобретении глубоких знаний и привлекательность научной деятельности. Навести порядок в системе науки легче, тут есть достаточно простые решения. Если повысить зарплату ученых и обеспечить необходимое оснащение, наука станет нормально работать. Но этого недостаточно, чтобы повысить уровень образования, нужны серьезные изменения внутри самой системы. Однако, как я уже говорил, эти изменения приведут к позитивным изменениям лишь в том случае, если предлагаемые шаги будут основываться на серьезном анализе ситуации.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • НОВЫЙ МАТЕРИАЛ МОЖЕТ РЕШИТЬ МИРОВУЮ ПРОБЛЕМУ
      2021-12-03 09:18
      2177

      Когда большинство молодых одаренных людей, особенно в сфере науки, едва защитив диссертацию, уходят в более благополучные сферы деятельности или покидают страну, чтобы обеспечить себе несравнимо лучшие условия для работы и жизни, молодой одаренный ученый, связывающий свое будущее с Арменией, выглядит несколько непривычно. К счастью, такие исключения есть, в их числе кандидат физико-математических наук Айк Захарян, создавший в ЕГУ лабораторию вычислительного материаловедения.

    • И СНОВА ПРОБЛЕМА УПРАВЛЕНИЯ
      2021-11-30 10:10
      3693

      В интервью "ГА" сотрудник Института геологических наук НАН РА, советник по интегрированному управлению водными ресурсами программы EU4Sevan (GIZ), кандидат технических наук Александр АРАКЕЛЯН говорит о водных проблемах Армении.

    • В ПЕРСПЕКТИВЕ – НОВЫЕ ПРЕПАРАТЫ
      2021-11-15 09:52
      2553

      В интервью "ГА" директор Института физиологии НАН РА доктор биологических наук Наира АЙВАЗЯН рассказывает о полученных результатах и перспективах сотрудничества.

    • "НАДЕЕМСЯ НА ПОНИМАНИЕ ГОСУДАРСТВА"
      2021-11-11 09:14
      8110

      В интервью "ГА" генеральный директор ЗАО "Арматом" доктор технических наук, профессор Ваграм ПЕТРОСЯН говорит о задачах этого института и сделанных коллективом НИИ разработках.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ