Последние новости

ВАЗГЕН МАНУКЯН ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА (ВИДЕО)

"Роберт Кочарян говорил об отставке. Я сказал: ни в коем случае!" Это слова Вазгена Манукяна, прозвучавшие в интервью, опубликованном в газете "Аравот" от 31.03.2019 г.



1 МАРТА 2019 ГОДА премьер-министр Н. Пашинян в своем обращении от имени государства попросил прощения за все выборные фальсификации и политические преследования в истории Третьей Республики.

В тот же день, приняв членов Общественного совета, премьер-министр заметил: "Хочу подчеркнуть, что это обращение касается и вас, г-н Манукян, как человека, много лет возглавляющего оппозиционную политическую силу и ставшего жертвой выборных фальсификаций". Мы поинтересовались у гостя цикла "От первого лица", председателя Общественного совета, председателя Национально-демократического союза Вазгена Манукяна, считает ли он, что этим обращением Никол Пашинян, длительное время входящий в возглавляемый Левоном Тер-Петросяном Армянский национальный конгресс, признает, что он сфальсифицировал выборы 1996 года.

"Это вы должны спросить у него. Тем более что я участвовал не только в выборах 1996 года, - заметил В. Манукян. - Но со словом "жертва" я не согласен. Выборы 1996 года были поворотными в истории нашего государства, потерпевшими оказались общество, народ. Не считаю, что быть руководителем страны - благо и, если это у тебя отнимают, ты становишься жертвой. Жертвой стало все государство".

После письма Ваана Ширханяна, когда выяснилось, что правоохранительные органы готовят материалы по поводу его утверждения о фальсификации выборов 1998 года, были опубликованы предположения, что В. Манукян также обратится в Специальную следственную службу (ССС), требуя изучить законность результатов президентских выборов 1996 года. Но пресс-секретарь Общественного совета разъяснил, что подобных намерений у Манукяна нет. Касаясь всего этого, наш собеседник заметил, что, если бы он обратился, это было бы воспринято как личный вопрос.

МЕЖДУ ТЕМ важно, чтобы была политическая оценка во избежание повторения подобного в будущем. "Почему изо всех выборов взяли именно 1998 год? Складывается впечатление, что таким образом решается не вопрос выборов, а Роберта Кочаряна. Это некрасивая игра. В 1998-м выборы были сфальсифицированы? А какие не фальсифицировались?" На мнение, что не фальсифицировались выборы 1991 и 2018 годов, В. Манукян заметил: "В 2018-м необходимости в этом не было. Так или иначе, констатируем, что в Армении всегда побеждала исполнительная власть. Никол Пашинян тоже исполнительная власть. Да, народ был за него, довольно большой процент людей... Чистые выборы или нет, проверится временем, тогда, когда власть поймет, что через выборы она не сможет пройти. И вот тогда пойдет ли она на что-то или нет? В 1991 году Л. Тер-Петросян был избран чисто - ведь так? Но это не стало гарантией в 1995 и 1996 годах".

В. Манукян подчеркнул, что выборы 2018 года еще не являются гарантией, что следующие выборы пройдут нормально. Мы вспомнили неоднократные утверждения Н. Пашиняна о том, что он не цепляется за власть, что страница фальсификаций закрыта и др. Однако г-н Манукян заметил, что обещания личности не имеют значения, привел мнение отцов-основателей США - Джорджа Вашингтона, Томаса Джеферсона: "Они говорили, что надо принять, что любой человек при обладании неконтролируемой властью, должен стремиться удержать ее и заработать деньги. Поэтому следует принять такие законы, создать такой строй, в котором это будет невозможно. Никол Пашинян, что? Имеет большие моральные преимущества по сравнению с Левоном Тер-Петросяном, Вано Сирадегяном, Бабкеном Араркцяном, Вазгеном Манукяном, Давидом Варданяном?.."

В ходе беседы зашла речь и о случившемся 27 октября 1999 г. Андраник Кочарян, который в 1992-93 гг. был заместителем и.о. министра обороны В. Манукяна, через несколько дней после случившегося в интервью "Аравот", касаясь собрания в Министерстве обороны 28 октября, заметил: "Для меня было весьма странным, что пришли даже лидеры маленьких партий, а, скажем, не пришел бывший министр обороны Вазген Манукян". Мой собеседник разъяснил свою позицию: "В сложившейся ситуации собрание в Министерстве обороны было предательством для взятия власти". И добавил, что не участвовал, так как считал это "грызней во время кризиса".

Он подробно рассказал, что, узнав о стрельбе, поехал в НС. "Я зашел к Роберту Кочаряну, сказал ему: ты знаешь мое отношение к тебе (я очень резко критиковал Кочаряна), но имею три требования к тебе. Первое. Ни в коем случае не предпринимать атаки, так как в результате погибнут те, кто осуществил теракт и неопределенность останется в нашей истории - кто его организовал и т.д. Второе. Чтобы он не шел в одиночку на переговоры, чтобы были свидетели. И третье. Ни в коем случае не уходи в отставку... Он говорил мне об отставке. Я подчеркнул: ни в коем случае, так как государство останется без головы".

В. МАНУКЯН в тот день назвал совершивших теракт "группой романтиков", высказал предположение, что за ними никого нет и это просто группа авантюристов, которая по своим представлениям пытается решить какую-то проблему. На вопрос, так ли он думает сегодня, Манукян сказал: "Еще в большей степени. Я вообще не сторонник теории заговоров и стараюсь все объяснить естественными причинами, если не доказывается обратное. Мое предположение тогда состояло в том, что за ними нет какой-либо силы, их никто не побуждал... После этого во главе власти были брат Вазгена Саркисяна, военный прокурор Гагик Джангирян. И я достаточно хорошо знаю, какие способы следствия они предприняли. Все способы пустили в ход. Всякого рода информация была для них открыта. И они ничего не обнаружили... Отсюда разве не естественно предположить, что не было ничего такого?"

В. Манукян также рассказал, что знал Наири Унаняна с 1988 года, когда во время Арцахского движения тот возглавлял студенческую группу. Через некоторое время Унанян пришел в НДС, хотел вступить в  ряды партии, но Манукян был против. "Я знал его характер, такого человека нельзя купить или заставить. Из-за своего высокого самомнения он может решить, что является спасителем армянского народа и поэтому может сделать такое... Люди забыли атмосферу того времени - очень много яда скопилось в отношении него". Брат Вазгена Саркисяна Арам Саркисян недавно в интервью признался: "Когда бывший сопредседатель от США Керри Кавано в присутствии европослов и сопредседателей спросил у меня как у премьер-министра, какого я мнения по вопросу обмена Мегри и какого мнения об этом граждане Армении и политическое поле, я с удивлением сказал, что не в курсе этого. Он сказал: "Как же вы собираетесь решать вопрос в этом варианте, если не знаете?" Я ответил, что мне сказали, что это строго секретно - предмет переговоров. Это стало стимулом, чтобы я смог заговорить об этом вслух. Когда вопрос возник, я собрал представителей всех политических партий по отдельности (НДС, АРФД) и сказал, что есть такой вариант".

На вопрос, имел ли он информацию, что вариант Мегри был в повестке переговоров 1999 года, Манукян ответил: "Обсуждалось много различных вариантов. После переговоров в Ки-Уэсте Роберт Кочарян в президентском дворце собрал руководителей фракций и представил программу. В ней был даже вариант каких-то уступок со стороны Азербайджана, если в Зангезуре будет построена транспортная эстакада. Вообще для Азербайджана связь с Нахиджеваном гораздо важнее, чем вопрос Карабаха, так как она имеет огромное стратегическое значение. Естественно, в ходе переговоров обсуждались такие вопросы. Что обсуждали и на что были бы согласны, не могу сказать. Во всех случаях тогда этот вопрос решали трое: Р. Кочарян, К. Демирчян, В. Саркисян. И Роберт не мог решить этот вопрос".

На встрече Пашиняна с членами Общественного совета В. Манукян отметил: "Желательно было бы, чтобы "1 марта" стало символом не борьбы друг против друга, а днем солидарности. Что было, то было, какая-то страница этим закрылась, и после этого мы должны помнить "1 марта" не для борьбы друг против друга, а как день, который стал уроком для нашей истории, который надо сделать днем солидарности для всего нашего народа".

НА ВОПРОС, можно ли эту формулу распространить на 1996-й, на "27 октября" 1999 года или пока относительно этих событий нет ответов на все вопросы и нам предстоит постоянно оглядываться, г-н Манукян ответил: "Тот яд, который теперь есть в Армении (и в последние годы был, так что это не новое явление), более опасен, чем война. Если мы потеряем нашу страну, мы потеряем ее, не проиграв войну, а в результате раздоров друг с другом. Рано или поздно наступит момент, когда этот яд выйдет. Полагаю, что и про 1996 год тоже стоит сказать: давайте забудем прошлое и продвинемся вперед. Но, с другой стороны, думаю: а почему остается яд? Потому что люди не знают о реальности. Лучший способ уничтожить яд - это правда. В какое-то время, когда все эти вопросы будут обсуждены и будут получены точные или близкие к точным ответы на вопросы, тогда можно будет призвать к тому, что надо забыть и 1996 год, и "27 октября".

Несколько месяцев назад на вопрос "как вы себя чувствуете в "новой Армении"?" г-н Манукян заметил, что не принимает это определение. Сейчас он обосновал, что означает "новая Армения".

"У НАС БЫЛ подъем в конце 80-х, который существенно изменил историю армянского народа. Огромная империя, в составе которой мы находились, разрушилась. Армения стала независимым государством. Армения приняла решение о том, что система управления внутри страны должна быть многопартийной, демократической, экономика - многоукладной, рыночной. Армения решила, что будет последовательно ставить вопрос Геноцида, а Карабах является неотъемлемой частью Армении и т.д. В промежутке между всем этим выборы фальсифицировались, существовала коррупция - это те болезни, которые надо лечить. Почему мы должны называть этот момент новым? Какая новая идея была провозглашена в Армении? Заявили о борьбе с коррупцией? Понятно. Выборы были нечистыми? Да. Мы еще не знаем, это в реальности будет (коррупция прекратится, выборы станут безупречными), но все приветствуют сказанное. Не то чтобы я пришел - и эпоха начинается с меня... Нет, это наша старая, любимая, родная Армения, в которой мы, то делая ошибки, то творя чудеса, идем вперед: иногда медленно, иногда быстро".

С руководившим Министерством обороны В. Манукяном мы говорили и о покинувших недавно воинскую часть в Мегри военнослужащих. Говорили, что со дня создания армии это первый случай. Коснулись также и встречи Никола Пашиняна с Ильхамом Алиевым в смысле, можно ли ожидать в результате прорыва в переговорах. "В этом вопросе ключ, гвоздь состоит в том, принимает ли Азербайджан, что Карабах может быть независимым или нет?" Таково мнение В. Манукяна, который также разъяснил, что военных действий ни в коем случае не будет. Об этом и других вопросах можно составить полное представление в видеоматериале.

Анна ИСРАЕЛЯН

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ