Последние новости

ЧЕГО И КОГО ТАК БОИТСЯ ПАШИНЯН

Сложные, однако, чувства испытываешь в последнее время, следя за поведением премьера Пашиняна. Впрочем, а какие еще чувства может испытывать врач на «панихиде» по человеку, смерть (политическую, конечно) которого – в эти сроки и от этих болячек – он предсказывал еще два года назад, однако пациент иронично отмахивался: да бросьте вы пугать, все замечательно, заживем еще лучше прежнего! – и уходил пить шампанское с новым лечащим врачом.

НО ВРЕМЕНИ У ПАШИНЯНА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОСТАЕТСЯ все меньше и меньше. Идет самый короткий его год. Это только по календарю годы одинаковые, а в жизни… Время очень ускоряется, хотя физики об этом мало знают. Так сокращается и ускоряется время у шахматистов. И даже чемпионы в цейтноте совершают страшные ошибки.

И разве случайно, что у Пашиняна с каждым днем растет чувство страха? Дело дошло до того, что уже традиционно и во время последней встречи премьера с правлением его партии «Гражданский договор» и депутатами фракции «Мой шаг» по периметру здания, где располагается офис ГД, были размещены снайперы! Конечно, стены офиса правящей партии многое видали. Но чтобы такое?

Не говорим уже о том, что, как утверждают многочисленные и не связанные друг с другом источники, Пашинян еще с июня значительно увеличил и усилил свою охрану. Пытаясь проверить эту информацию, news.am на днях обратился за разъяснениями в СНБ и аппарат премьера. Но предоставить какие-либо данные журналистам дружно отказались, ссылаясь на закон «О государственной и служебной тайне».

Как это понимать, сограждане? У нас, что, кроме пандемии коронавируса началась еще одна эпидемия? Я не шучу. Налицо чисто конкретные признаки эпидемии. Так называемой ложной, как выражаются психиатры, амнезии. Это когда человек из памяти вытесняет невыгодную информацию.

Ведь Конституционный суд еще 6 марта 2012 года признал противоречащими статьям 27 и 43 Конституции, а, значит, недействительными те положения закона «О государственной и служебной тайне», согласно которым «ведомственные списки сотрудников не подлежат публикованию». А это обязует ведомства публиковать соответствующие списки, ибо решения КС подлежат немедленному исполнению и не могут быть оспорены.

Чего и кого так боится Пашинян? Ведь в начале премьерской карьеры он однажды даже на велосипеде поехал на работу. Правда, и тогда он заметно боялся. Не зря дорогу велосипедисту расчищали с десяток машин дорожной полиции, все улицы по маршруту были перекрыты, а премьера сопровождала группа несчастных телохранителей на велосипедах. А за ними – кортеж машин премьерской охраны. Ну, вы же знаете, как защищены те, кто призван нас защищать. Эти защищены со всех сторон, да еще и осенены сверху. В некотором смысле крыша – выше некуда.

КСТАТИ, КОГДА В СВОЕ ВРЕМЯ ПО УКАЗАНИЮ ПАШИНЯНА лишили охраны Католикоса, премьер, не скрывая циничной издевки, удивлялся: а на что Католикосу охрана? Он боится собственной паствы? У нас возникает встречный вопрос. Почему сам Пашинян не только не отказывается от охраны, но и увеличивает ее? Он боится собственного народа?

Пашинян боится сограждан, которых нагло обманул и не выполнил ни одно из своих обещаний? Более того, развалил все, что только возможно, в результате чего гордые граждане стали жить хуже. Впрочем, связи с народом – не поймите в буквальном смысле – нет уже давно.

В какой-то момент – иногда не сразу, но всегда неизбежно – машина государственного обожания перестает вертеться, взбивая пену. Муть оседает, и вот он – в чем мать родила: без удобного кресла, без свиты, без короны… И чем выше возносили, чем беспощаднее принуждали любить его, тем бездоннее пропасть, куда он валится, и злее ненависть. Если наверху все можно, то внизу ничего хорошего ждать не приходится.

Пашинян боится родственников и близких жертв коронавируса, число которых уверенно приближается к тысяче? Борьба с пандемией правительством позорно провалена, и отвечать за это должен в первую очередь премьер.

Пашинян боится тех, кому поломал жизнь? Опозорив тысячи безвинных людей перед их детьми и внуками, безосновательно обвинив в воровстве, казнокрадстве и коррупции, втоптав в грязь их честь и достоинство, выгнав с работы, бросив в тюрьмы, отняв имущество, заставив покинуть страну. Если не забыли, именно этим людям премьер угрожал самосудом, а самосуд – это, как известно, бумеранг. И наш хищный заяц об этом отлично знает.

Пашинян боится политических оппонентов, число которых постоянно растет, и их объединение лишь вопрос времени? Но ведь он сам неоднократно заявлял, что оппозиция давно уже на свалке истории.

Пашинян боится своих соратников, которые в один прекрасный день могут расправиться с ним и усесться на трон? Если низвержение прежнего тирана показало эффективность революционного действия, не стесненного лишними формальностями, а также безусловную оправданность такого действия, то что препятствует подвергнуть такому же действию бывшего соратника, на поверку оказавшегося столь же злейшим тираном? Подобное действие полностью укладывается в революционную логику. Так что если соратники носят тебя сегодня на руках, вовсе не исключено, что процессия направляется на кладбище.

ПАШИНЯН БОИТСЯ СУДА? РУКОВОДИТЕЛЬ СТРАНЫ постоянно под судом. Истории? Но история – это абстракция. Точнее сказать: под судом людей (о небесных законах рассуждать не беремся, но они уже точно строже – никакого снисхождения, никакого «условно» там не бывает). Суд над руководителем страны не прекращается ни с окончанием законного срока, ни с окончанием земного. Ни отставка, ни смерть – ничто не служит освобождению от суда, ни даже смягчению приговора.

Суд истории – суд человеческий. Он просто отодвинут во времени, чтобы люди успели протрезветь от пропаганды. Но ведь от суда истории никакая охрана, даже тысячи телохранителей, не защитят. Какой тогда смысл увеличивать их число?

Чего же и кого так боится Пашинян?

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • БОИ БЕЗ ПРАВИЛ
      2024-05-20 13:29

      Пашиняну и его своре кажется, что история принадлежит им, что, типа, "нарисуем - будем жить". А между тем не только история не принадлежит им, но и они ей не принадлежат. Только те, кто существует вне истории, могут всерьез полагать, что историей можно управлять так же, как, например, партией "Гражданский договор" или полицейско-судебно-прокурорской машиной, не оснащенной ни тормозами, ни задней передачей. Про власть Пашиняна трудно сказать, что она играет по каким-то правилам. Именно что нет. Эти личности сами устанавливают правила. А их правила таковы, что нет там никаких правил. Есть только дежурные "вызовы" текущего момента. Это бои без правил. Что значит нельзя ударить сзади? Что значит нельзя протягивать веревку поперек темного тротуара? Что значит нельзя впятером против одного? Как это нельзя? Можно. Нам можно все.

    • ПАШИНЯН И КРАСНАЯ ШАПОЧКА
      2024-05-18 10:50

      Станиславский говорил, что театр начинается с вешалки. А государство - с запаха. При запахах, которые испускает построенное за шесть лет Пашиняном недогосударство, без противогаза тут обойтись крайне трудно. Что и почувствовали на себе участники ежегодного собрания и бизнес-форума Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), состоявшихся с 14 по 16 мая в Ереване. Набралось их более 2000, противогазов, конечно, на всех не хватило, поэтому решено было не давать их никому, заменив резиновые изделия гостеприимством.

    • АГОНИЯ ВЛАСТИ
      2024-05-16 09:54

      Предательская власть Пашиняна фактически застряла в низшей точке спада, - дальше не валится, потому что достигла дна. Но и вверх идти не в состоянии, даже ползти не может. Это - агония. Режим окончательно вошел в последнюю, чисто клиническую фазу своего существования и напоминает муху, у которой оторваны лапки. Крутится, жужжит, пытается взлететь, перевертывается, опрокидывается на спинку. Все эти судорожные действия непоследовательны и противоречивы, лишены всякого смысла.

    • НАШЛА КОСА НА КАМЕНЬ
      2024-05-15 10:57

      То, что Пашинян с первого дня прихода к власти последовательно превращает страну в полицейское государство, а правоохранители при нем заняты преимущество обеспечением безопасности премьера, разгоном мирных акций протеста граждан и репрессиями против оппозиции, ни для кого не является секретом. Сегодня это их основная функция и правоохранители из слуг закона превратились в наемное войско.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ