Последние новости

ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА – НЕ ЗАПОЛУЧИТЬ ВТОРОЙ ФРОНТ

Надеяться, что Россия, исходя из собственных интересов, встанет горой за Армению и при этом провоцировать антироссийские настроения, как минимум, политическая невменяемость, заявил в интервью «ГА» руководитель Исследовательского института «Политэкономия» Андраник ТЕВАНЯН.

- В экономических и политических расчетах реальной политики Армения должна попытаться не стать Сирией. Это пожелание, предполагая вполне реальную возможность такого развития ситуации, вы высказали почти полтора года назад в одном из интервью нашей газете. Как вы оцениваете ситуацию сейчас?

- К сожалению, те тревоги, которые были тогда связаны с ухудшением армяно-российских отношений, с постоянно протекающими российско-турецкими процессами, напоминающими иногда торг, иногда столкновения, подсказывали, что Армения взяла неправильную линию поведения во внешней политике, и внешняя политика Армении носит эклектичный характер. Еще тогда, полтора года назад, прослеживалась такая тенденция и виделось вполне возможным испортить отношения с Россией настолько, что Турция получит возможность вовлечься в решение кавказских проблем, выступать в интересах Азербайджана. Собственно, свидетелями чего мы стали в ходе последний событий в Тавуше. Эти опасения сегодня подкрепляются и тем, что армяно-российские отношения, которые на уровне лидеров государств напоминают, так сказать, «классовое» противостояние, настолько ухудшились, что между первыми лицами России и Армении даже телефонной беседы не случается. Тогда как логика подсказывает, что в случае подобных произошедшим в Тавуше военным столкновениям должна была бы иметь место как минимум телефонная беседа, которая стала бы также мессиджем другим сторонам, особенно Турции, чтобы они не вмешивались в дела на Кавказе. Власть этих советов не услышала, выводов не сделала.

Что мы имеем сейчас? В общем и целом отсутствие у Армении де-факто союзников (кстати, это проявление не суверенитета, как пытается представлять власть, а провальной внешней политики). Беспрецедентно плохую ситуацию в плане армяно-российских отношений.

Такая же ситуация с антироссийскими настроениями, и просчеты у нас были и в начале 90-х, в результате чего мы получили операцию «Кольцо». Потом были сделаны выводы. Эти выводы, кстати, не были сделаны в Грузии во время Гамсахурдиа. Не были сделаны выводы и в Азербайджане во время Эльчибея, и они встали перед проблемами, которыми воспользовалась Армения. Сейчас, к сожалению, весь этот опыт не учитывается, среди революционеров модно говорить, что они все начинают со своей собственной точки. Теперь у нас наихудшие за всю историю независимости армяно-российские отношения, как минимум, на уровне элиты. Постоянные мессиджи из России напоминают об этом, а также о том, что эта проблема должна беспокоить армянский народ, если ему  важна собственная безопасность. Эти мессиджи были переданы и Путиным, и Лавровым, и в последние дни Маргаритой Симоньян. Нам могут нравиться или нет формы этих мессиджей, те, кто их посылает, но от этого их суть не меняется. Нам нужно сделать вывод и понять главный посыл, который  заключается в следующем: власть Армении ведет разрушающую армяно-российские отношения политику, и Россия, принимая во внимание это, проявит соответствующую позицию. 

С одной стороны, надеяться, что в вопросе безопасности армяно-турецкой границы Россия встанет горой за Армению, с другой – вести антироссийскую политику и провоцировать антироссийские настроения, свидетелями чего мы сегодня являемся, это, как минимум, политическая невменяемость, если не предательство.

После смены власти в 2018-м в Армении пайщиками власти стали те круги, которые раньше получали гранты за инспирирование среди общественности антироссийских настроений. Теперь эти люди получили официальный статус, ходят в должности депутатов, министров, они есть везде, почти во всех госведомствах. Иными словами, соросовско-турецкие круги, турецкая пятая колонна стала частью пашиняновской власти.

Что делают Азербайджан и Турция? Они понимают, что для расширения турецкого мира есть два препятствия в этом регионе. Армянское государство со своей армией и армяно-российские стратегические отношения вместе с фактором российской военной базы. Ослабление одного из этих двух пунктов сразу приведет к серьезному удару по безопасности – вплоть до потери государственности. Отлично понимая это, они годы напролет вели пропаганду против армии и государственности, внушали, что армия – это сборище грабителей, что победители арцахской войны были негодяями, дискредитировали армию, говорили, что наши сыновья погибают во имя ничего, что лучше с Азербайджаном дружить и так далее. Эти проекты по-разному работали: в 2008 году турецко-азербайджанский агитпроект имел своего кандидата в президенты Армении, в другие годы так называемые гражданские активисты продвигали различные  идеи… Все они, поднимая как бы отдельные локальные проблемы, решали одну-единую задачу – испортить  армяно-российские отношения, экстремистским проявлением чего было требование вывода российской базы, которое мы видим у разных маргинальных политических кругов. Все это турецко-азербайджанские проекты,  народу нужно об  этом прямо сказать.

Турция уже считает, что теперь, когда армяно-российские отношения благодаря Пашияну  свернулись, правильный момент перейти к делу. По некоторым данным, Турция собирает наемников среди исламистов для отправки в Азербайджан. В Турции создано так называемое правительство Западного Азербайджана в изгнании. Заявление «Ереван – азербайджанский город» - не просто популистская формулировка Алиева, а именно стратегическая цель.

Повторюсь, Турция уже считает, что настало время перейти к делу. Конечно, этого в данный момент не позволила армянская армия – в Тавуше азербайджанцы понесли поражение, но вектор в целом таков: Турция и не скрывает, что готова вмешаться. В том, что гарантом номер один нашей страны является наша армия, двух мнений быть не может. Но армии нужен защищенный тыл и качественная дипломатия. И когда я говорил полтора года назад, что нужно попытаться не стать Сирией, я имел в виду, что нам нужно проявить столько ума, чтобы не распылить, не аннулировать армяно-российские отношения, что позволило бы Турции, как в Сирии, ввести свои войска, и мы получили бы два фронта. В этом состояли тогда мои опасения, которые, конечно, полностью не стали реальностью, но если так будет продолжаться, то… В конце концов не стоит забывать про 1920 год. Сейчас события могут принять куда более  судьбоносный оборот. Если тогда мы получили возможность пройти инкубационный период в составе СССР и потом стать независимым государством, то теперь из-за ошибок мы можем не иметь такой возможности.

- С одной стороны, нет прямого общения между лидерами Армении и России, отношения стратегических партнеров сегодня на нулевом уровне, устами Маргариты Симоньян до нас доносится по сути позиция Кремля, с другой стороны - в России проводится внезапная проверка войск Южного и Западного военного округов, учения Кавказ-2020, в которых принимает участие и Армения,  на территории Ингушетии, всего лишь в 180 километрах от Азербайджана, происходит развёртывание российской атомной артиллерии, на российском федеральном портале avia.pro появляется информация о том, что РЛС «Контейнер» полностью прикрыла территорию являющейся членом ОДКБ Армении от любых внешних угроз, что позволило нашим военным сбить в том числе Hermes 900…

- Я уже подчеркнул, что армяно-российские отношения имеют общие стратегические интересы – безопасность в Кавказском регионе. Другой вопрос, что из России нам посылают мессиджи, что между нами есть проблемы, источником которых является официальный Ереван. Можно возразить, что власть избрана народом Армении. Но во-первых, не всем народом, а лишь его частью, а во-вторых, еще большой вопрос, сколько голосов сегодня или завтра получит действующая власть. Ведь легитимность власти имеет обратную сторону – это компетентность и результаты работы власти. А эта власть во многих вопросах некомпетентна и проводимая ею политика противоречит интересам РА.

Что касается конкретных указанных вами действий России, то это напоминает повторяющееся дежавю в положительном смысле. В начале 90-х, когда армия освободила Карвачар, Турция так же агрессивно отреагировала, как сегодня на события в Тавуше. Тогда за этим последовал визит министра обороны России в Армению, который прямо в аэропорту заявил, что Россия не допустит, чтобы Турция вмешалась в кавказские внутренние дела. В итоге нам не пришлось воевать на два фронта, сконцентрировались в азербайджанском направлении и победили. То есть, даже ельцинская Россия понимала, что нужно отстаивать интересы на Кавказе. В противном случае внутри самой России могут возникнуть проблемы…

Впрочем, у меня есть опасения, что и в Армении, и в России есть мнение, мол, куда они денутся, в этой логике некоторые думают в обеих странах. Думать так не просто неверно, это глубокое заблуждение и для Армении, и для России. Потому что в обоих случаях надежда и ставка делается на то, что в отношениях двух сторон могут совпасть интересы третьей стороны. Делать ставку на это в вопросе собственной безопасности, надеяться на то, что у России в этом регионе есть свои собственные стратегические интересы и независимо от имеющегося к властям Армения отношения, защитят нас, – политическая невменяемость. Это ошибочный подход, который искажает содержание  стратегических союзнических отношений. Поэтому надо двигаться не в логике вынужденной дружбы, что отнюдь не соответствует действительности, а в логике взаимных интересов, взаимного партнерства и союзничества, отчего обе стороны только выиграют.

- Что  же делать, чтобы не оказаться зажатыми в турецко-азербайджанских клещах во имя каких-то проектов? Чтобы избежать повторения истории 1920 года?

- Изменению должны подвергнуться политические подходы, сама философия внутренней и внешней политики, необходимо понять, что в Армении иметь власть, с антироссийскими настроениями, мягко говоря, неверно. Следовательно, политические изменения становятся уже велением ситуации, задачей безопасности. Кроме того,  в России уже должны научиться работать с разными слоями общественности, как это делают крупные конкуренты России, в частности, США. Россия тоже вроде начала применять эту модель. Впоследствии эта интеграция должна стать многослойной и многосторонней, а осознание взаимных интересов  получить содержание. Главная задача во всем этом – не заполучить второй фронт с Турцией, а вопросы с Азербайджаном мы решим сами.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ