Последние новости

ОТ НАС ЗАВИСИТ КАК МИНИМУМ НАША БЕЗОПАСНОСТЬ.

"Не надо с шашкой наголо забегать в конфликт, но стоять в стороне и бубнить, что от нас ничто не зависит, тоже неправильно", - говорит в интервью "ГА" депутат НС Арман АБОВЯН.

МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ "ПОЖАР", готовый вспыхнуть новой войной на Ближнем Востоке, потушенным? Напомним события: 3 января в результате авиаудара ВВС США в Багдаде был убит иранский генерал Касем Сулеймани, на что Иран ночью 8 января ответил ракетным ударом по американским базам в Ираке. Позже президент США Дональд Трамп выступил с заявлением, сообщив, что в результате ракетного удара ни один американский военнослужащий не пострадал, а также объявил, что США введут дополнительные санкции против Ирана.

Сегодня в палате представителей Конгресса собираются голосовать за ограничение полномочий Трампа по Ирану. Постпред США при ООН направила в Совет Безопасности организации письмо, в котором сообщила о готовности Вашингтона к переговорам с Ираном без предварительных условий для снижения напряженности в регионе. Постпред Ирана при ООН Маджид Тахт-Раванчи заявил, что Иран завершил месть за убийство генерала Сулеймани и не будет предпринимать новых военных действий в случае отсутствия агрессии со стороны США. А президент Ирана Хасан Рухани, выступая на заседании совета министров, предупредил, что США получат жесткий ответ, если вновь захотят совершить еще одно преступление.

При этом многие аналитики не считают кризис исчерпанным, полагая, что ситуация будет развиваться спиралевидно и идти к обострению. "Иран не может игнорировать угрозы в свой адрес со стороны американцев. Конфликт между Ираном и США будет разгораться и дальше", - заявил, например, в эфире Sputnik Армения руководитель Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. И не он один...

В СЛОЖИВШЕЙСЯ СИТУАЦИИ возникает закономерный вопрос: что делаем мы, и делаем ли все правильно? Наш собеседник - депутат НС РА, секретарь фракции "Процветающая Армения" Арман АБОВЯН.

- Понятно, мы должны исходить из объективных реалий. Я не в курсе, ведутся ли консультации или нет. Элементарная логика подсказывает, что в первый же день, когда начала поступать информация о происходящих событиях, мы должны были связаться с нашими партнерами, союзниками - речь, конечно, в первую очередь о России, принимая во внимание ее ключевую роль в регионе. Уже на старте разворачивающейся драмы надо было понимать, что же мы будем делать, если вдруг…

- Причем это "вдруг" подразумевает очень много сценариев - не так ли?

- Конечно. Элементарный пример: вы представляете, что если ситуация, не дай бог, абсолютно выйдет из-под контроля, то мы должны держать в голове весьма приближенную к реальности цифру в миллион беженцев? Может ли Армения принять миллион беженцев из Ирана? Я не хочу озвучивать сейчас какие-то апокалиптические мысли, но, согласитесь, это серьезная проблема, и она вовсе не из области фантастики. С другой стороны, мы понимаем, что Иран - наш сосед, партнер, с которым нас связывают очень теплые, братские узы на протяжении даже не последних 30 лет. И это, конечно, обязано накладывать отпечаток на наши отношения. Во всяком случае могу сказать следующее: для меня сигналом было то, что иранский министр иностранных дел позвонил нашему министру иностранных дел, хотя в данном случае я бы поступил наоборот. Что еще важно? Говорят, мы не должны вмешиваться. Конечно, мы ни в коем случае не должны вмешиваться, потому что и Иран, и Америка - наши друзья, партнеры и т.д. Но есть определенная логика шагов, которые следовало сделать, чтобы как минимум показать, что мы есть, мы здесь и давайте, ребята, посмотрим, что происходит. Ведь иранский кризис неминуемо активизирует (искусственно или естественно) другие конфликты в регионе.

Я говорю не об Арцахе, потому что арцахский конфликт стоит немного особняком. Но активизация, скажем, курдского фактора или "мертвого" ИГИЛ и т.д. - все это неминуемо разрушает хрупкую конструкцию безопасности, выстроенную за последние несколько лет. А это в свою очередь будет угрожать и стабильности непосредственно на Южном Кавказе. Не буду сейчас детально распространяться, это тема не одного, а целой серии интервью. Но факт тот, что мы должны быть готовы к любым развитиям и иметь проработанные сценарии реагирования. Скажем, что будет, если с Ираном, не дай бог, закроется логистика, что будет, если она не закроется, но в то же самое время на нас попытаются надавить американцы, чтобы мы "свернули" наши отношения? Миллион разных вопросов. Очень надеюсь, что у наших властей есть на них ответы.

- Кстати, по поводу ответов. Премьер обзывает политологов "доморощенными геополитиками", дескать, "спокойно сидите на своих местах", потому что в Армении есть институты, которые в состоянии следить за ситуацией, анализировать события, в случае необходимости осуществлять шаги, исходящие из ситуации. Я понимаю, есть вещи, которые не следует громогласно озвучивать, но все-таки мы, граждане Армении, имеем право знать политическую, внешнеполитическую линию страны и знать, какими методами руководство будет решать те или иные вопросы в случае возникновения кризисных ситуаций. Ведь это касается всего общества.

- Безусловно, мы имеем право и должны знать. С другой стороны, местечковые домыслы, разговоры (речь не о людях, высказывающих или пишущих свое мнение, а о реакции властей) вовсе не способствуют ясности. Вот вы сказали об "институтах", но у меня лично нет информации об этом. Между тем в случившемся форс-мажоре позиция Армении самая непонятная. Даже в плане озвученной премьером позиции, что мы не вмешиваемся в конфликт. Это должно проговариваться не на уровне лайвов в Фейсбуке, это должна быть тонкая, дипломатическая работа. Да, она была сделана, но уже постфактум.

У меня четкое ощущение, что мы постоянно оглядываемся, опаздываем реагировать на ситуацию. А если мы не реагируем, то реагируют вместо нас, что в свою очередь означает, что не мы ведем процесс, а нас ведут. В этом контексте нам как минимум нужна очень серьезная аналитическая работа всех структур, которые, так или иначе, ответственны за страну: МИД, правительство, парламент и т.д. У нас должна быть четкая, понятная стратегия поведения, это важно. Когда говорят, что стратегия поведения - это то, что мы не вмешиваемся, ничью позицию не поддерживаем, все наши братья, сразу возникает логичный вопрос…

- Какой именно?

- Ребята, никто не требует от вас поддерживать чью-то позицию. Но вы свою позицию выскажьте и поддерживайте ее. Что же касается аналитических центров, институтов, которые у нас работают, так, по-моему, ничто не работает. Возьмем вопрос информационной безопасности. Мы постфактум начинаем нести абсолютную чушь. Несколько часов азербайджанские и иранские масс-медиа были заполонены фейковой информацией о том, что Пашинян якобы поздравил Трампа с убийством генерала Сулеймани. Потом задним числом мы начали эту информацию опровергать - опровергли. Слава богу, иранская сторона прекрасно понимала, что происходит, потому что у них-то как раз все работает как надо.

Эффективная работа предполагает не реакцию на события, а просчитывание четких сценариев с проработанной системой противодействия определенным шагам на информационном поле. Работа в том, чтобы не ждать, пока гром грянет, а сделать так, чтобы он не грянул либо грянул по нашему сценарию, я имею в виду в информационном поле. А мы в этом плане где-то на задворках, черт знает, где вообще. От нас ничто не зависит, утверждают некоторые. А я утверждаю, что от нас зависит как минимум наша безопасность. Конечно, не надо с шашкой наголо забегать в региональный конфликт, ни в коем случае. Но стоять в стороне и бубнить, что от нас ничто не зависит, тоже неправильно. Представьте многоквартирный дом, и ваша квартира, скажем, на шестом этаже. Наверху загорелась квартира, из соседней идет запах газа, рядышком ваш сосед - псих с топором, а внизу сосед вообще перекрыл дорогу, чтобы вы не смогли выйти из здания. И что делать? Сидеть у себя в квартире и говорить: от меня ничто не зависит?!

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ