Последние новости
0
307

"ОТЧЕ НАШ" В НЕБЕ НАД РОСТОВОМ

С тех пор как человек впервые взмыл над землей, оторвался от нее и через некоторое время приземлился в другом месте, у него была возможность убедиться, что авиация - это неописуемое счастье полета, рядом с которым нередко граничит риск. В наши дни, увы, количество экстремальных ситуаций в небе возросло. Случались они и раньше. Об одной из них хочу напомнить читателю.

...В 70-е годы экипаж самолета Ил-18 под командованием Мамикона Григоряна выполнял рейс Ереван - Ростов-на-Дону и обратно. При вылете из Ростова по предполетной карте, которую пилоты в шутку называют "Отче наш", экипаж произвел проверку исправности требуемых систем и оборудования, в том числе и систему расстопорения рулей управления и свободы их перемещения. Все было в порядке. Это подтвердилось срабатыванием зеленой лампы сигнализации расстопорения рулей.

Однако через несколько минут после взлета в наборе высоты произошло самопроизвольное застопорение руля высоты (РВ). При этом зеленая лампа расстопорения продолжала гореть. Самолет летел над городом. Ситуация становилась безвыходной. М. Григорян сообщил об этом на землю и добавил, что экипаж сделает все, чтобы отвести самолет от города. Командир в эмоциях на всякий случай произнес и пару прощальных фраз.

В этот момент второй пилот взволнованно вмешался: "А если еще раз попробуем расстопорение? Ведь вроде работало все..." Бортмеханик, сидящий между первым и вторым пилотом, дотянулся до переключателя на панели, повторно произвел расстопорение, и спасительная лампа вдруг зажглась, открывая зеленый свет к жизни. Бортмеханик несколько секунд продолжал давить, пока руль высоты не расстопорился. Экипаж переглянулся, пассажиры ничего толком не поняли. Правда, экипаж "по техническим причинам" произвел посадку в Ростове. И комиссия попыталась разобраться в случившемся - в самопроизвольном застопорении руля высоты.

Эксперты пришли к выводу, что в процессе длительной эксплуатации в механизме застопорения возник люфт и под воздействием тряски и вибрации в полете стопор вошел к застопорению. Не исключено, конечно, что опытнейший пилот Мамикон Григорян принял бы такое же решение, которое предложил второй пилот Александр Паракшиян. Но по факту второй опередил первого. Кстати, отец Александра - бывший начальник авиагруппы (так называлось Арм. УГА) Михаил Карпович  пользовался огромным уважением среди летчиков. На стене дома по проспекту Комитаса есть памятная доска в его честь.

А после ростовского "сюрприза" в предполетную карту ("Отче наш") внесли дополнительное "заклинание": "После загорания зеленой лампы расстопорения переключатель держать нажатым еще 5 секунд".

Рафаел ГОРГИНЯН, авиаинженер

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ