Последние новости
0
1715

КОМУ ПОЗОР, А КОМУ БЕССМЕРТИЕ

В жизни каждого из нас наступают такие моменты, когда нужно мгновенно произнести всего два слова: "да" или "нет". Всего-навсего два крохотных, малюсеньких, состоящих из пары-тройки букв. Но какие нечеловеческие усилия приходится прикладыать, чтобы их выдавить, одному Боженьке известно…

Именно о таких мгновениях, которые раздают "кому позор, а кому бессмертие" говорится в известном стихотворении Роберта Ивановича Рождественского, положенного на музыку несравненным Микаэлом Левоновичем Таривердиевым, отец которого был родом из славного, вновь осиротевшего города Шуши.

 КОМУ ПОЗОР, А КОМУ БЕЕСМЕРТИЕВ ДЕТСТВЕ НАМ МИР ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ОДНОМЕРНЫМ. Людей же, окружающих нас, мы делим на добрых и злых, толстых и тонких, жадных и щедрых. С годами мы начинаем понимать, что мир – многомерен, а люди к тому же алчны, пугливы, завистливы. А далее мы обнаруживаем, что рядом с сильными, харизматичными личностями существуют и пустые, никчемные людишки, прозванные народом "крикунами". Они буквально из кожи вон лезут, делают все возможное, чтобы дотянуться до высокой лидерской планки.

Не добившись результата, они приходят в ярость, гадят, подличают, бранятся, и постепенно от слов переходят к активным действиям. Опаснее всего, когда эта когорта, большую часть которой составляют "горланы-главари", не в силах остановиться после того, как она "возбудила", довела "до кондиции" широкие массы доверчивого люда. Ей трудно удержаться от мысли, что не они, а другие поведут взбунтовавшийся народ к "окончательной" победе.

"Как же так, - считают они,-мы расшатали устои, а лавры победителя достанутся чужакам. Фигушки! Сливки снимать нам, и точка!" Нет, чтобы вовремя уйти, запечатлевшись в благодарной памяти народа в качестве их самоотверженных защитников, уступив рычаги управления людям более компетентным, знающим что и как делать. Но, к великому сожалению, "шуты, познавшие трон короля, за власть сражаются не на шутку".

Как-то на одной из встреч с польскими журналистами речь зашла о "рулевых" наших стран. И коллеги из соседней республики, ничуть не стесняясь в выражениях, поведали о том, как был любим и почитаем в народе простой электрик из гданьской судоверфи Лех Валенса и как позже этот же самый народ высмеивал "деяния" Валенсы-президента.

Не питая никакой симпатии к товарищу Сталину (а даже наоборот - кляня его на чем свет Божий стоит за незаживающие раны Арцаха!), вынужден все же констатировать, что этот усатый тиран, накануне войны сумел в кратчайшие сроки обновить исполнительную власть Союза, которая, в отличие от законодательной, не была столь фиктивной. Поняв, что со своими давнишними "подельниками" - разными "бомбистами", банковскими потрошителями - ему не одолеть врага: "Иосиф Грозный" создал боевую команду, состоящей из молодых, перспективных наркомов: Варенникова, Байбакова, Тевосяна, Косыгина, Устинова и др. Зная, что будущая война будет "Войной моторов", поменял и бывших "конников": Буденного, Ворошилова, Щаденко, Кулика, сделав упор на одаренных военачальниках новой формации: Жукове, Василевском, Рокоссовском, Коневе, Баграмяне… Да и к партизанскому движению был "приставлен" начальник, в лице руководителя белорусских большевиков – П. Пономаренко, который умело координировал действия отрядов народных мстителей, ведомых легендарными вожаками: Федоровым, Ковпаком, Медведевым, Наумовым… Сразу же, в начале войны, был образован Государственный Комитет Обороны – ГКО. Страна превратилась в огромный сплоченный военный лагерь.

 КОМУ ПОЗОР, А КОМУ БЕЕСМЕРТИЕДУМАЮ, ЧИТАТЕЛЬ УРАЗУМЕЛ, ЧТО ЭТОТ СВОЕОБРАЗНЫЙ экскурс в историю был совершен для самых рьяных фанатиков из мойшаговского лагеря, продолжающих с пеной у рта защищать своего недалекого трусливого предводителя, который еще недавно носился, как угорелый, по столичным улицам с дурацкими приглашениями, пыжился и хорохорился, вместо того, чтобы возглавить кампанию по борьбе с подкравшимся заболеванием.

Да и перед началом войны иджеванский Филон не был замечен в особом усердии. Нет, чтоб привлечь в сей грозный час грамотных спецов, организовать комитет защиты, назначить опытного боевого главнокомандующего. А там, вали беги искать оружие, налаживать отношения с Москвой, продолжая мимоходом поиск новых партнеров и союзников, и оттягивай, как можно дольше военные действия. Цены бы не было такому Мыколке Воваевичу!

Благодаря же его пофигизму и дурачеству, небо над Арцахом оказалось незащищенным, в операциях не была задействованы регулярные войска, ополченцы действовали сами по себе, в первые ряды обороны были выставлены не бойцы,нюхавшие порох,а необстрелянные юнцы. Так что не юлите и не извивайтесь ужом, парон Пашинян. Кровь наших ребят на вашей совести!

Не хочется верить, но упорно муссируются слухи о предательстве на фронте, о неких подонках, воровавших оружие в Арцахе, о случаях мародерства, оставленных позиций и бегстве с поля боя. Ума не приложу, как можно после совершения таких мерзких поступков, ходить по родной земле, пить стоя "Азги кенац!", пуская при этом фарисейскую слезу?..

И вот почему в эту лихую годину нам был нужен сильный общенациональный лидер: он не только повел бы за собой народ, но и сурово расправился с подобной нечистью, если, конечно, эти слухи имеют под собой почву.

Печально, а скорее трагично, когда вдруг выясняется, что человек, которому ты всецело доверял, делился самым сокровенным, – вовсе и не друг. Война сорвала маски, обнажила истинные лица этих бесхребетных, аморфных существ, заботящихся лишь о своем благополучии.

Ты в растерянности, тебе больно. С врагами ясно, они, притаившись, ждут своего часа. Да и получить очередную "порцию яда" не так уж и обидно.

Польский писатель Бруно Ясенский, который сгинул в ГУЛАГовском лагере, в своем романе "Заговор обреченных", словно предупреждает нас, нынче живущих на этой грешной Земле: "Не бойтесь друзей – они могут лишь предать вас; не бойтесь врагов – они могут лишь убить вас, бойтесь равнодушных, ибо только с их молчаливого согласия, совершаются предательства и убийства".

В этой войне, как не обидно, армяне остались одни против до зубов вооруженной, объединенной турецко-азербайджанской армии, усиленной к тому же различным бандитским отребьем.

Хваленный Запад в очередной раз показал себя во всей красе. Нефть (уже не Мосула, а Каспия!) и на этот раз оказалась дороже крови армян.

 КОМУ ПОЗОР, А КОМУ БЕЕСМЕРТИЕЦЕЛЫХ 44 ДНЯ РАЗНОГО РОДА ДЕРЬМОКРАТЫ, ГУМАНИСТЫ, ПАЦИФИСТЫ и иже с ними молча глядели, как озверевшая аскерня расправляется с их братьями по вере. Нет нет да слышались робкие замечания по поводу кассетных и фосфорных бомб, разрушенных школ, детских садиков, больниц. Но все эти высказывания в стиле "фэ" больше смахивали не на строгие словесные внушения, а на отчитывание доброй старой няни не на шутку разыгравшегося отрока. Интересно знать, когда наемники, воевавшие в Арцахе, перекочуют в их города и станут отсекать головы законопослушных граждан, насиловать их жен и дочерей, не прозвучат ли "окрики" наподобие: "Пацаны, довольно шалить!", или особи мужского пола в знак протеста наденут женское белье и "смело" шагнут на улицы. А дать, пардон, по грязным и кровавым харям этим самым "пацанам" - слабо!

Помнится, не так давно в Ереване проходили горячие дебаты по поводу открытия памятника видному политическому деятелю времен СССР, уроженцу Армении. О гибкости и увертливости этой, безусловно незаурядной личности, сложено множество баек и анекдотов. Приехавшие в армянскую столицу отпрыски не скрывали своей досады по поводу того, что их идея по увековечению памяти их знаменитого пращура не получила одобрения среди жителей республики. Часть не желающих объясняла это тем, что политическая деятельность этой знаменитости проходила за пределами границ его исторической родины. И потому открывать ему памятник в Ереване нецелесообразно. Другая, более решительно настроенная, без всяких экивоков и уверток "спрашивала в лоб": "А что именно для Армении и его народа сделал сей государственный муж? Немного погодя, естественно, не без подковырки, вспоминала, как эта известная особа в зловещем 37-м с "честью" справилась с заданием "отца народов" по очищению территории новой социалистической Армении от дашнаков и других "подлых наймитов мировой буржуазии". Продолжая противоборствовать, "радикалы", вменили в вину и то, что после смерти "вождя и учителя", являясь "верным оруженосцем "реформатора-кукурузника", палец об палец не ударил, чтобы помочь армянам Карабаха и Нахиджевана регулярно жаловавшихся в Москву на произвол и беззаконие бакинских властей, страшась приклеивания ярлыка националиста. "Так спрашивается, - далее продолжали противники этой затеи, - за какие-такие заслуги, прикажете воздвигать памятное сооружение?"

 КОМУ ПОЗОР, А КОМУ БЕЕСМЕРТИЕЭТОЙ ИСТОРИИ, ПОВЕСТВУЮЩЕЙ О ВИЗИТЕ УРОЖЕНКИ КИЕВА, ставшей позднее премьер-министром Израиля, много лет. Она произошла не вчера, и не сегодня, но все же поучительна: после того, как госпожу Меир принял президент США, состоялась ее встреча с государственным секретарем (вторым лицом государства) Генри Киссинджером. Беседа проходила вовсе не в спокойной обстановке. Разговор шел то об инвестициях, то о кредитах, то о займах и закупках оружия. Госпожа-премьер старалась как можно больше выудить у богатых покровителей. Американский госсекретарь спорил, возражал, еле сдерживая натиск настойчивой гостьи. В конце встречи госпожа Меир в сердцах сказала: "Господин Киссинджер, вы не очень щедры к нам, к представителям Вашей исторической родины. Не забывайте, что Вы еврей". Немного подумав, опытный политический лис с Капитолийского холма, ответил: "Уважаемая гостья, в свою очередь хочу заявить, что я в первую очередь – гражданин Соединенных Штатов; во-вторых, чиновник, стоящий на страже американских интересов; и только в-третьих – еврей". Не менее изворотливая политическая львица не осталась в долгу, и почти у дверей замедлила шаг и посоветовала: "А Вы читайте, как у нас в Израиле: справа налево!"

Вот как надо любить свою страну, биться изо всех сил за ее интересы, всюду на всех больших и малых площадках. Учитесь у этой мудрой, патриотично настроенной женщины, "чтес" и лжец, к тому же и трусливый капитулянт – Никол Воваевич.

А еще хотелось бы посоветовать господину Пашиняну, когда он подписывал документ о капитуляции, вспомнить слова, сказанные буквально перед началом Второй мировой войны польским министром иностранных дел Юзефом Беком: "Нам в Польше неизвестно понятие "мир любой ценой". Существует только одна вещь в жизни человека, в жизни нации и государств, которая бесценна. Этой вещью является ЧЕСТЬ".

…Остается лишь надеяться, что в недалеком будущем у нас появится новый Вазген-спарапет, который отомстит за поруганную честь нашей Родины ,и в освобожденном городе Шуши, на площади, где расположен величественный Казанчецоц, заиграет искрометный "Танец с саблями" Хачатуряна, сметающий все гадкое и грязное на своем пути.

Нам же ни в коем случае не надо падать духом, а засучив рукава восстанавливать разрушенные города и села под руководством нового, достойного лидера. Стране нанесены тяжелые, глубокие раны. Предстоит большая работа по заживлению этих ран. Мы их вылечим, и они обязательно заживут. Главное - быть вместе и не терять веры в наше будущее. Поверьте, оно обязательно будет светлым. Ведь даже после самой темной ночи наступает рассвет.

Серж ДАНИ, Украина

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ