Последние новости

ПОД МИКРОСКОПОМ

Оговорюсь с самого начала: был и остаюсь категорическим противником ниспущенных сверху "выборов-2021" и всей их идейной подоплеки. Вся армянская история - свидетельство того, что всегда может быть значительно хуже. И грядущее мероприятие обещает именно такие перспективы. Оно изначально призвано легитимизировать армянское отступничество, констатировать факт интеллектуального и нравственного гниломудия современных армянских популяций и окончательно развалить те единичные опоры и стропила национальной идентичности, которые сильно прогнулись, но все-таки уцелели. Это произойдет в том случае, если за Роберта Кочаряна не проголосует более половины избирателей или участников голосования. Любой другой исход - новая катастрофа. В исторических измерениях - все именно так и никак иначе.

Но у власти очень серьезный ресурс (сейчас не о внешних покровителях и прочих ресурсах) - безмозглость сотен тысяч соотечественников. Ведь что произошло в 2018 г.?

2018 ГОД ОЗНАМЕНОВАЛ ЗАВЕРШЕНИЕ ПОЧТИ ТРИДЦАТИЛЕТНЕГО процесса развенчивания мифа о существовании современной армянской нации. Пораженные многочисленными патогенами и внутренними болячками, разные слои и фракции этноса в равной степени страдали убийственной беспечностью и атрофией национальных мышц. В числе недугов откровенно угадывались:

историческая амнезия (потеря исторической памяти, пренебрежение уроками прошлого);

историческая деменция (приобретенное слабоумие, блокирующее всякую возможность адекватно оценивать ситуацию; утрата накопленных в веках исторических знаний, исторических навыков, исторического опыта);

историческая слепота (потеря зрения, неспособность обозреть очевидное, способность видеть в антагонисте протагониста);

историческая глухота (потеря слуха, неспособность слышать набаты и роковые оповещения);

историческая аносмия (потеря способности обонять среду обитания, унюхать исторически смертоносные зловония);

историческая астения (синдром усталости быть армянином).

Перечисленные отклонения располагались в гротескном контрасте с сюрреалистичным апломбом едва ли не каждого из сотен тысяч и миллионов безумцев, его сверхъестественным гонором, карикатурно высоким самомнением, экзистенциально- провинциальной фанаберией. Сие есть свойство тли, любящей не историю в себе, а себя в истории. Каждый слепой маячил Гомером, каждый глухой - Бетховеном, каждый сгоревший - Джордано Бруно. Диагноз ситуации! В завихрениях стадной экзальтации ни один психиатр не способен разубедить калеку, что не каждый однорукий - это Сервантес, вразумить босяка, что не каждый бродяга - Махатма, разуверить обросшего оболтуса в том, что не каждая борода сражалась в горах Сьерра-Маэстра против каскитос.

Мизерный показатель здравомыслящей прослойки не мог - в силу малочисленности и ряда сопутствующих причин - служить ориентиром для невменяемых масс и практически ежечасно клеймился позором за трезвость ума и дистанцированность от первобытно-общинного коллективизма. Любая попытка предупредить о категорической недопустимости - в аспекте армянских перспектив - солидаризации именно с этой конкретной силой становилась ересью; заблудшие толпы агрессивно отказывались верить в шарообразность Земли и в ее вращение вокруг Солнца и своей оси. Упрямо отстаивая догму о китах, черепахах, улитках, идолах, божках, истуканах и кумирах, они лишь раздували костры аутодафе, воспламеняли и раззадоривали их опилками своих мозгов и обличали каждое инакомыслие в примыкании к властям предержащим.

Одновременно в поведении вздыбившихся и ощетинившихся шеренг четко фиксировалось отсутствие всякого инстинкта самосохранения, что несколько обособляло их действия, норовы и манеры от фаунистических группировок наподобие косяков, табунов, отар или стай. Те же рыбы в канун пересыхания водоемов зарываются в песок, птицы в преддверии наступления холодов мигрируют в теплые края, млекопитающие в сезоны малодоступности пищи впадают в зимнюю спячку, предварительно усиленно питаясь и накапливая жир. Жвачная скотина четко обособляет полезную и зловредную для желудка травку, заяц, встретив волка, не кидается ему в объятия. В 2018 г. эукариоты, представляющие царство животных, тип хордовых, класс млекопитающих, отряд приматов, семейство гоминидов, род людей и этнос армян, полностью утратили инстинкт самосохранения, не учуяв ни селезенкой, ни печенкой, ни спинным мозгом, ни шестым чувством смертоносность силы, которой они в восторженном экстазе презентовали все свои эмоции и жизни. Впервые была утеряна национальная интуиция. Стройными рядами они вели на заклание себя, своих детей, своих родственников - все народонаселение, однако не во имя защиты родины, о которой имели превратное представление, а ради ублаготворения персональных аппетитов снизошедшего Молоха, его тщеславия, мании величия, банковских счетов. Иными словами, были утеряны не только здравый рассудок, но и национальный нюх, национальное чутье, национальная интуиция.

В 2018 г., ВПЕРВЫЕ ЗА МНОГИЕ ВЕКА АРМЯНСКОЙ ИСТОРИИ, значительная часть разноязычных граждан, позиционирующих себя армянами, как и большинство институтов (официальная власть, парламентские партии, армия, Церковь и др.), парадно отреклись от наследия нескольких тысячелетий, презрели идентичность и, так или иначе, поддержали отродье, категорически противопоказанное национальным перспективам. Впервые коронация безусловной креатуры, питавшей зоологическую ненависть ко всему армянскому, происходила в атмосфере всеобщего народного ликования и торжествующей эйфории. Сей пир во время чумы задевал, угнетал, дразнил, оскорблял, унижал и ущемлял достоинство и рассудок людей, не вовлеченных в этот праздник жизни. Однако самая острая боль ощущалась от понимания невозможности противостоять соитию гнуснейших похотей и возжеланий, оплодотворяющих неизбежность роковых последствий.

Было бы предпочтительнее, если бы представители многоликого армянского мира, поддержавшие, так или иначе, катастрофу и унижение 2018 г. - а это не только безнадежный люмпен в составе всех ста процентов (одно это - показатель), но и существенный слой политиков и дипломатов, военных и полицейских, священнослужителей и ученых, бизнесменов и безработных, политологов и журналистов, врачей и спортсменов, писателей и музыкантов, актеров и художников - руководствовались не "высокими" внутренними зовами, криками, порывами и изъявлениями, а низкими и меркантильными, откровенно корыстными и шкурными интересами (например, фактором собственной продажности за миллионы лир и манатов). В таком случае хотя бы изобличался нравственный облик, но не умственный. Первое все-таки более преходяще и порицаемо, нежели второе.

Разные социальные слои и сегменты армянского этноса, обладающие уравнивающими их одинаковыми способностями видеть в заведомо безобразном прекрасное (на примере 2018 г.), в заведомо трусливом - отважное (на том же примере), в заведомо алчном - бескорыстное, в заведомо низменном - возвышенное, в заведомо рабском - свободолюбивое, в заведомо смиренном - гордое, в заведомо подневольном - раздольное, в заведомо униженном - достойное, в заведомо безысходном - перспективное, в заведомо невежественном - просвещенное, в заведомо изменническом - патриотическое, в заведомо отступническом - национальное, уже изначально рекрутировали себя (самим уровнем интеллектуально-эстетического миросозерцания) в ряды стражников пантюркизма, призванных покончить с армянским дыханием. Шеренгами бравых могильщиков - с лопатами вместо карабинов на груди - они маршировали на параде армянской агонии. Это именно тот контингент, численное преобладание которого в конкретном замкнутом социуме заставило бы того же Авраама Линкольна хотя бы ради торжества демократии выступить против выборов. Ибо ничто так не угрожает демократии, как справедливые и свободные выборы в неподготовленной и социально прогнившей среде.

Социум, не отринувший одного из наиболее отвратных и пакостных своих порождений от себя и собственной истории, а напротив, дозволивший его приход к власти, - мертвый социум. Лишь безжизненность способна усмотреть в падении полет, а в могиле - недра. Немощное скопище, съедаемое недугом анандрии. Если венцом тридцатилетних потуг всех его общественных, политических, финансовых, религиозных, военных и прочих "элит" стала триумфальная прогулка по подиуму армянской погибели самого безродного и бездарного проходимца, то какой вывод отсюда следует? Поколение, растоптавшее за считанные недели хронику тысячелетий и отказавшее не только себе, но и потомкам в праве жить на родине - это не Lost Generation мировой литературы, это Shameful Generation эпохи армянской независимости.

В 2018 г. АРМЯНЕ СОВЕРШИЛИ АКТ САМОУБИЙСТВА. Никаким своим боком он не соприкасался с кодексами благородства и не стал формой спасения опозоренной чести воина. Это был суицид иного порядка: армяне вспороли себе не живот, а мозги. Так прощаются с жизнью при падучей, при расстройстве множественной личности и прочих отклонениях. Возможны и менее патологичные эпилоги: например, эфтаназия (понимание напрасности усилий и усталость быть армянином). Так или иначе, в войну 2020 г. противник не убивал армян, а только добивал. Все необходимое было сделано заранее волеизъявлением самих жертв. Война была позорно проиграна задолго до начала.

Будущие поколения, если, конечно, этнос сохранит (не факт) стремление и способность склеить из своих осколков новую армянскую нацию, опешат, остолбенеют, оторопеют и ошалеют от масштабов преступления отцов и матерей, оскорбленное либидо которых - преимущественно одноклеточные фрустрации и омерзительные вожделения - в течение нескольких позорных недель 2018 г. столь судьбоносно тешилось, резвилось, издевалось и глумилось над тридцатью столетиями армянского созидания и армянской борьбы за сохранность вида. Их сознание отвергнет любые "толковые" объяснения ввиду несомненной бестолковости последних, оно откажется принимать всякие доводы. Ибо консолидация вокруг персоны, четверть века вопившей и верещавшей о своей неистовой брезгливости ко всему армянскому, не имеет оправдания. История не уголовное право; понятие "невменяемость" не основание для освобождения кого-либо от исторической ответственности. Она вменит в вину всем причастным. История предъявит особые обвинения всем тем, кто не только не забаррикадировал подступы зла к рычагам власти, но и расстелил перед злом красную дорожку, "воздерживаясь от кровопролития" - лукавый предлог, плутоватое оправдание, апология безответственности. Ибо подлинное кровопускание - необратимое, как орфические нити, и масштабное, как гомеровская гекатомба, всегда неотступно шагало вместе с парвеню, о чем откровенно орало и ревело не одно десятилетие. История предъявит счет всем тем, кто довел страну до того состояния, что к 2018 г. восторженное растаптывание "армянами" собственной истории и собственного достоинства не нашло равновеликой альтернативы.

Большинство "причастных" едва ли грезило ликвидацией армянской государственности и страны. В том и состоят карикатурная изюминка и шарм всего унижения. Оно навряд ли намеревалось выкорчевать из араратской земли все последние напоминания о библейском крае, попрать и растоптать национальное достоинство, лишить этнос всяких мотиваций, кастрировать архетип до неузнаваемого образа безмудного христорадного попрошайки. Напротив, все влиятельные инфузории, споровики, жгутиковые, корненожки, радиолярии и прочие простейшие не сомневались в значительности дремучих помыслов и рефлексий, направленных на спасение Отечества. Прокариоты встрепенулись от осознания величия и масштабности исторической миссии, адептами которой становились. Ротами бесстрашных амеб они выступили всеми лонами и грудями на защиту пантюркистского сценария по реинкарнации списанного с витрин, скатанного и сдувшегося манекена с целью его иконизации и последующей интронизации в Армении. Арьергард составляли статусные вирусы, прикрывающие авангард амеб. Они готовы были растерзать каждого, кто призывал их выйти из-под микроскопа.

НИКОГДА ЕЩЕ В СВОЕЙ ЛЕТОПИСИ АРМЯНСКИЙ ЭТНОС - представляющие его древнейшие, древние и средневековые армянские политические нации, равно как и армянские народы и нации позднего средневековья, нового и новейшего времени - не пребывал в столь расстроенном, бесславном, позорном и постыдном положении, как с 2018 г. Ибо никогда еще большинство этноса (активное или пассивное - не суть важно в исторических измерениях) не выносило столь добровольно, не приподнимало и не выставляло на уровень руководящей "национальной силы" откровенно антинациональную клику. Никогда оно не признавало в заведомом ренегате лидера. Своих изменников и отщепенцев хватало не только в одной армянской хронике, причем в ней их было никак не больше, нежели в прочих историях. В противном случае армяне еще задолго до евангелических фабул распрощались бы с политическими (в широком смысле) амбициями и перестали фигурировать в регионе как серьезный фактор.

Азия - бездонная пороховая бочка. Оттянулся однажды по полной программе, позволил себе релакс не по ситуации, потерял огниво, проморгал искры, проспал зарю, не расслышал набаты - значит сказке твоей конец: пакуй рюкзак, либо немым экспонатом - в музей, либо попрошайкой - в чужестранные дали: меняла, аптекарь, сапожник, гадалка - выбор не широкий, но есть. Взаимодополняемые пути, могущие осваиваться одновременно. В общем и целом все именно так: "хлебом единым". Утрата Отечества - это постепенная, но необратимая потеря духовных опор, немеркантильных мотиваций и бескорыстных радостей. Это утрата почвы под ногами, отсюда -  лихое ремесло: конокрад. Армяне не становились конокрадами в своей стране и конокрадами в чужих странах лишь благодаря чувству родины: это когда савраску любишь чуть меньше Отчизны. После 2018 г. устоять перед прелестью резвого жеребца будет значительно сложнее.

Не менее тридцати столетий армянский этнос не переставал воспроизводить из своих недр свежие популяции, способные не только противостоять эпохальным вызовам, но и отстаивать преемственность этногенетического и этнокультурного кода. Последнее обстоятельство - особенно в условиях беспрецедентных в мировом масштабе переднеазиатских военных коловращений, религиозных коллизий, миграционных водоворотов и политических круговертей - имело выдающееся иммунное значение. Передняя Азия - это Бермудский треугольник всемирной истории. Единственное место на Земле, где еще со времен ее сотворения перспектива исчезновения - в порядке вещей, а неисчезновения - фантастика. С допотопных времен сия дыра проглатывала косяками не только миллионы судеб, но и целые народы - так волна китовой пасти вдувает в себя мириады планктона. Вот и вся история региона.

Крайне нелегко сразу указать на второй этнос, выявивший готовность и состоятельность не только отстаивать в течение тридцати столетий - и это по меньшей мере! - право жить на ближневосточной родине, поддерживать идентичность (связь времен и преемственность поколений), но и не утрачивать при этом способность и соки воспроизводить каждый раз новые политические общности (нации), гораздые сохранить облик, достоинство и желания в абсолютно непохожих и вечно чередующихся средах.

МОЖНО ДОЛГО И ОБОСНОВАННО РАЗВИВАТЬ ТЕМУ о том, что 2018 год - зона персональной вины и пожизненного срама каждого, кто поддержал - материально и морально - самую унизительную и безродную коллизию за все века армянской летописи. Тем более что история - не адвокат искренних заблуждений и судьбоносных помрачений, она не оправдывает бескорыстие. Рассудку не мудрено постичь пантюркистскую заинтересованность приставить к руководству ненавистным государством перчаточную или марионеточную куклу - это согласуется с логикой и придает некую "естественность" протекции над фантошей. Гораздо сложнее уразуметь "противоестественное": всемерное армянское содействие пантюркистскому плану. Это невозможно понять, если не отталкиваться от факта отсутствия современной армянской нации.

Собственно, по этой причине власть и остается неизменной поныне. И именно поэтому она с опорой на тупиковые ветви эволюции и инициировала выборы, разбив и расчленив единственную историческую дилемму "или/или" на двадцать зарегистрированных сподручных партий. Имитация выборов и имитация государственности. И если уж более организованные и здоровые силы втянулись в эту коварную авантюру, так и не обнаружив в себе никаких иных ресурсов не доводить дело до выборов, то надлежит безоговорочно поддержать Роберта Кочаряна. Далеко не факт, что армяне могут собраться в новую политическую идентичность (нацию), способную не только ходить и думать, но и вернуть каким-то образом достоинство и мотивации, но если теоретически допустить вероятность такой перспективы, то она может присниться лишь в случае нетеоретического возвращения второго президента к руководству страной. Само обстоятельство его возвращения ничего ровным счетом не гарантирует, но это единственная площадка, на которой можно попытаться хоть что-то восстановить или построить заново.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • НА ГРАНИ ПОЛНОГО ИСЧЕЗНОВЕНИЯ
      2021-06-18 11:14
      6457

      Спланированные воспитанниками и выкормышами первого президента республики "парламентские выборы" задуманы как очередной этап на пути окончательной ликвидации армянского этнополитического присутствия в регионе. Сценарной кульминацией этого этапа обещают стать (они расписаны и запланированы) беспрецедентные по масштабу "поствыборные беспорядки", могущие приобрести разные сюжетные развития в зависимости от ситуации в процессе и после голосования.

    • НА ПЕРЕКРЕСТКЕ
      2021-06-11 10:57
      3101

      Для системного понимания характера тридцатилетних политических противостояний внутри армянского мира методологически важно с самого начала обозначить базовую площадку схизмы и в дальнейшем отталкиваться преимущественно он нее: все прочие проявления антагонизма, сколь бы обостренно и неприязненно они ни выплескивались в разные годы, это либо отпочковавшиеся от базовой площадки побочные (нередко радикализировавшиеся) развития, либо не являются сколь-нибудь специфичными.

    • НА ПОРОГЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
      2020-11-14 10:16
      2396

      Создавшаяся в регионе ситуация подготавливает все необходимые условия для глобальной войны, площадкой которой станет изначально площадь Армянского нагорья, распределенная между несколькими соседними государствами. Единственная возможность предотвратить масштабную войну – денонсация Заявления трех.

    • "КЛОУН - ЭТО МОЕ ХОББИ"
      2016-03-17 14:27
      3899

      15 марта Леониду Енгибарову исполнился бы 81 год За пять минут до смерти он еще добивался свидания. Молоденькая медсестра, которая собиралась делать ему укол в сердце, не знала даже, как себя вести в столь неординарной ситуации: в училище этого не преподавали. Она, как, впрочем, и сам врач, вообще мало что соображала в этот вечерний час: 25 июля 1972 года в Москве было действительно жарко.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ