Последние новости

ВАШЕ СЛОВО, ТОВАРИЩ ДАШНАК

Կեցցեґ Հայաստան և ազատություն,

Հայրենյաց պաշտպան՝ Հայ Դաշնակցություն

В любой биографии, наверное, есть много интересных совпадений или парадоксов. Так вот, один из моих дедушек был видный большевик, другой - дашнак.

ДЕД СО СТОРОНЫ МАТЕРИ ПРЕПОДАВАЛ В ТИФЛИСЕ в знаменитой школе "Нерсисян", в революцию его вовлекли братья бабушки, большевики. Потом он долгие годы руководил Верховным Советом Армянской ССР (тогда это была общественная, неоплачиваемая должность), преподавал армянский язык в школе и университете. Его знала и уважала вся республика, а на похороны в 1961 году приехала вся Армения… Другой дед был офицером российской армии, артиллеристом, орденоносцем, награжден Георгиевским оружием, прошел всю Первую мировую войну. А еще он был деятельным, активным дашнаком. Об этом я уже писала, повторяться не буду. Но дело в том, что всего этого не знали даже самые близкие родственники - героическую биографию деда скрывали до последних дней советской эпохи. Генетика - великая вещь, непонятно откуда возникшая во мне тяга к истории "Дашнакцутюн" до поры до времени не имела внятного объяснения, и случившееся 24 апреля 1965 года дало первый подсознательный толчок: как многого я не знаю, хотя училась хорошо и читала с утра до вечера.

24 апреля 1965 года кончилась моя юность и началась другая жизнь. Я училась в Политехническом институте, у нас шел урок химии, и вела его, кстати, супруга Карена Демирчяна… Она была добра, интеллигента и приветлива, и мы любили ее. На наши вопросы она отвечала очень сдержанно и дипломатично, что было вполне естественно. Удрали с лекции все, кроме меня и моей полурусской подруги. Мы совершенно ничего не знали и ничего не понимали (вот оно, большевистское воспитание в семье). Внизу, по улице Терьяна, текла широкая людская река - колонна демонстрантов выкрикивала разные лозунги. Прямо под окном двое молодых русских парней орали по всю глотку: "Мер хохер! Мер хохер!" Товарищ Демирчян объяснила нам, что это значит "наши земли", те, что остались в Западной Армении, в Турции. Понятно было, что русских ребят вовлекли в демонстрацию друзья-армяне. Зрелище было очень впечатляющим: прошло более полувека, а эта картина и теперь стоит у меня перед глазами…

Дома я забросала родителей вопросами, но отвечали они приблизительно в духе нашей преподавательницы. А потом выяснилось, что толпа разбила стекла в Опере, а какие-то хулиганствующие элементы учинили разные безобразия, и тема эта дома была закрыта. Зато на другой день, на занятиях в лаборатории, на переменах и после уроков, мы наслушались всего - от ошибок, допущенных Лениным (чего еще следовало ожидать от немецкого агента и турецкого прихвостня) при заключении Брестского мира, до полагающихся Армении, согласно Севрскому договору, территорий, где осталась и моя малая родина - Карс, последним мэром которого был мой прадед Мартин Чебанов. Невольно закрадывается крамольная мысль: почему нам всегда, со времен Российской империи, так не везло с правительством или что-то где-то там наверху неправильно устроено? Ведь об этом и Уильям Сароян писал в своей знаменитой пьесе-исповеди "В горах мое сердце".

Понаарестовали, как всегда, кучу народа, кое-кого, говорили, в Сибирь сослали, разномастному партийному гавканью конца не было…

Потом я записалась в театральный кружок, организованный в Политехническом, и основной темой наших "занятий" была история Армении, особенно последняя ее глава - после Венского конгресса. В кружке в основном собрались ребята, очень подкованные по части Армянского вопроса. Теперь я понимаю, что это были молодые дашнаки, стремившиеся донести до всех и каждого то, что необходимо знать любому армянину вместо конспектирования никому не нужных ленинских статей.

Я ДАВНО УЖЕ ТВЕРДО ЗНАЮ, ЧТО "ДАШНАКЦУТЮН" - единственная национально мыслящая партия, которая сберегла в Армении дух армянства, сумела сохранить в армянине армянина, для которой имена Арабо, Ахпюр Сероб, Геворг Чауш, Андраник, Нжде - наш сонм олимпийских богов - высоки и святы. И будут святы, пока на земле останется хоть один истинный армянин, для которого родная земля будет дороже всего на свете, даже тройных окладов и миллионных преминальных, прельститься которыми могут только предатели и падшие души.

Могла ли я, постигавшая тогда азы главной науки в моей жизни - историю Армянского вопроса, предположить, что через два десятка лет, став литератором, буду редактировать книгу Джона Киракосяна "Младотурки перед судом истории", переведенную на русский язык, и почерпну из нее множество фактов и сведений, начало изучению которых было положено в студенческие годы в Политехническом, что от редактирования этой книги один за другим откажутся все русские редакторы, а меня то и дело будут вызывать в коридор разные осторожные люди и настоятельно советовать отказаться от опасной книги: "И тебя посадят, и нас вместе с тобой". Такой же нажим, но, вероятно, гораздо сильнее, был на нашего директора Гранта Казаряна, но он был волевым человеком и настоящим патриотом Армении, и, чтобы ни сочиняли в наши дни на турецкие деньги, книги Джона Киракосяна - один из немногих правдивых источников для познания нашей горькой беспощадной истории.

А разбитые 24 апреля 1965 года двери и окна в здании Оперы остались в моей памяти как первый пример фальсификации событий на государственном уровне, выворачивания и рук, и событий наизнанку, и всей той безудержной вакханалии, что теперь называется "использованием государственного ресурса"...

Я уверена, что все, кто пытался препятствовать опубликованию книг Джона Киракосяна, теперь, в настоящее время - время безумное и трагическое, находятся в стане наших недругов ("наши" - понятное дело, люди с национальным мышлением и государственным подходом к управлению государством, а не всякие "алиш-валиш"). Пишу это для того, чтобы подчеркнуть: шкурников уже тогда хватало, расслоение в обществе существовало всегда, и, конечно, не открою Америки, если скажу, что в любой стране и в любое время происходит то же самое. Время становления фашизма - 1926-1933 годы, тот же обман широких масс, те же обещания, те же истеричные выступления... Но Гитлер хоть и не махал молотком, но для своего народа старался, что, конечно, никак не оправдывает миллионы тонн "наломанных им дров"...

В нашем кружке занималась и дочь Хачика Даштенца - девушка активная и энергичная. После института я видела ее только один раз, и то издали, на 100-летии празднования юбилея Даштенца. Она приехала из Америки, очень изменилась, похорошела, прекрасно выступила. Я не подошла к ней - прошло почти 50 лет, и вряд ли она меня вспомнила бы...

После Политехнического института я работала во ВНИИКЭ инженером. Все тогда увлекались Высоцким, передавали друг другу магнитофонные записи; несколько таких лент я застенографировала, и получился в итоге огромный сборник песен Владимира Высоцкого.

В ГОРЫ ТОГДА, ПОСЛЕ ФИЛЬМА "ВЕРТИКАЛЬ", РВАЛИСЬ ВСЕ, и вдруг совершенно случайно выяснилось, что в соседнем конструкторском отделе уже который год действует туристская секция, в программе которой намечено множество маршрутов и главная цель которой - находить и брать на учет древние заброшенные малые церквушки в отдаленных районах. Потом руководитель секции передавал эти данные в Комитет по охране памятников. Первые походы для каждого вступающего в турсекцию считались тренировочными, новичков брали только в легкие маршруты:- Араи лер, Арзни, Гарни. Перед походом собирались в кафе, распределяли обязанности, кто что должен нести, кто какие продукты должен закупить и т.д. После похода собирались у руководителя для подведения итогов, выводов, анекдотов, а главное - для просмотра снятого нашим "кинооператором" Кариной материала о главных событиях в походе, для рассказов, рассказов и баек до поздней ночи. Рассказы нашего руководителя были продолжением посиделок у костра под звездным небом, среди гор и вершин. Наверное, почти каждому моему ровеснику знакомы такие вечера у костра, песни под гитару и беседы. Что ни говори, а молодость у нас была замечательная...

Теперь пора представить нашего руководителя, опытного туриста с огромным стажем. Звали его Юрий Араевич Ахумян. В школе он сидел за партой с Эдиком, своим лучшим другом, которому суждено было сыграть огромную роль в истории армянского народа. Эдик, Эдуард Оганесян, будущий диссидент, будущий автор двухтомника "Век борьбы", где изложена история дашнакской партии, директор Мюнхенского института армянских проблем, отец одного из прославленных лидеров "Дашнакцутюн" Ваана Ованесяна, к сожалению, рано ушедшего из жизни. Я была знакома с ним, Ваан иногда приезжал в Москву в наше общежитие Литинститута, к своему школьному товарищу Вардану Алояну - потомку мушцев и читал мои первые рассказы в национально-патриотическом духе, напечатать которые тогда казалось совершенно немыслимым. Я тогда не знала, что его отец с детства дружил с Юрием Араевичем, так правильно воспитавшим всю нашу компанию.

А тогда, в то счастливое время походов, все привалы, все вечера у костра были проникнуты "богоборческим" духом идей "Дашнакцутюн", звавших народ к объединению и борьбе за национальные идеалы, за освобождение рано или поздно Западной Армении от власти турок. И пусть меня сочтут человеком наивным, недалеким и малообразованным, ни черта не понимающим в политике и дипломатии, но я все-таки и сейчас скажу то, что многажды говорили многоопытные политики и государственные деятели: "Проигранное сражение еще не есть проигранная война". Да, мы проиграли навязанное нам сражение против пяти агрессивных стран, проиграли в неравной битве, проиграли из-за кучки предателей, проиграли, потому что огромная часть нашего народа погружена, к сожалению, в "сон разума", который "рождает чудовищ", согласно аллегории великого Гойи, и его следует разбудить, пока сон не обратился в глубокую беспробудную спячку.

НА ОДНОМ ИЗ САМЫХ ВИДНЫХ МЕСТ В МОЕЙ БИБЛИОТЕКЕ стоит двухтомник Эдуарда Оганесяна "Век борьбы" как путеводная нить моей жизни, и если бы я захотела посвятить остаток жизни борьбе за идеи "Дашнакцутюн" и вступить в эту великую партию, то три виртуальные, но очень значимые рекомендации у меня уже есть: дедушки Хорена Хармандарьянца - дашнака, Юрия Ахумяна и его друга Эдуарда Оганесяна. Вот так круг сомкнулся, но это чисто теоретически, виртуально. Поздно мне менять жизнь, вступать в дашнакскую партию, я и так всегда отдавала и буду отдавать ей свой голос на всех выборах.

И напоследок еще один факт из недавнего прошлого. 20 февраля 1988 года с двух часов я стояла с друзьями на Оперной площади, и до сих пор помню слова Игоря Мурадяна, сказанные в конце митинга: "Обязательно приходите все сюда завтра и приведите с собой хотя бы еще одного человека. Нас уже станет вдвое больше". Что было дальше, вы знаете. Но вот еще один парадокс: я абсолютно была уверена, что Карабахское движение организовано дашнаками и за комитетом "Карабах" и за АОД стоят дашнаки. Прошло много времени, случилось много событий, и я убедилась, что дашнаков просто кто-то "опередил". Больше я ни разу не появлялась на митингах АОД, но на организованные дашнаками митинги, как правило, на Каскаде ходила непременно. На одном из дашнакских митингов на Каскаде, когда стемнело, вдруг все зажгли свечи, принесенные заранее. Зазвучала дашнакская песня, все подхватили мелодию. Вечер, звезды, свечи, песня, призывы, обращения, смутное ощущение радости и новой жизни... Это было прекрасно. Но вдруг музыка прекратилась, слово взял один из организаторов митинга и призвал всех участников потушить свечи, потому что тогда на Каскаде шло большое строительство и следовало проявлять осторожность. Действительно, кругом валялось множество досок, инструментов и деревянных конструкций. Только "Дашнакцутюн" могла проявить заботу о народном достоянии - стройке, чтобы не вспыхнул случайно пожар. Свечи потушили, митинг продолжался в сумерках...

Всегда считала и считаю, что власть в независимой Армении должна принадлежать дашнакской партии, государственной идеологией должен быть "Цехакрон" Нжде, а настольной книгой в любом армянском доме - в городах или в селах, в раскиданной по планете диаспоре - от России до Австралии, от Канады до Франции - кроме "Нарека" должен быть "Зов пахарей", который должен знать наизусть каждый армянский ребенок, потому что не может быть настоящего армянина, у которого в память генетически не врезаны бессмертные строки Хачика Даштенца:

"ОБА МОИХ ЛЮБИМЫХ ГЕРОЯ (АНДРАНИК И ГЕВОРГ ЧАУШ. - А.Х.) со своими солдатами засели в монастыре Аракелоц. Багешский Али-паша с трехтысячным войском окружил монастырь, решив выловить гайдуков. И уже было несколько тяжелых сражений между горсткой гайдуков и многочисленным войском Али-паши… Девять армянских солдат защищали вход в монастырь, на каждого воина приходились три позиции. Они стреляли, быстро перебегали на другую позицию, снова стреляли, потом перебегали на третью позицию, создавая видимость большого войска. Неподалеку от них две женщины и один вооруженный священник строили новые укрепления.

Всего же осажденных было около тридцати человек, и было у них на всех про всех тридцать семь винтовок, из них две кремневки".

Правда, знакомая картина: тридцать против трех тысяч, сто на одного… Через сто с лишним лет против 150000 арцахцев будут сражаться 7 миллионов азеров и 80 миллионов турок, не считая арабских наемников-террористов. Шестьсот на одного… Тот же почерк, только более размашистый. Но, как писал Даштенц, "рано или поздно все тираны слетят со своих тронов". Наполеон и Гитлер захватили всю Европу и нацелились на природные богатства России, но оба обломали об нее зубы, о чем, возможно, забыл новый псевдо-Гитлер и науськивающие его шавки.

Посланник султана, которому Андраник изложил требования всех христианских и нехристианских народов Турции - "полное равенство всех наций мусульманского и христианского вероисповедания в Османской империи и восстановление армянской государственности под покровительством России и великих европейских держав", - коротко и четко ответил на все времена: "И вы все еще связываете надежды с Европой? Не проучили они вас еще? Мы, люди султана, знаем по опыту, что Европа только на словах защищает христиан, но никогда - на деле. Если мы уничтожим всех армян до единого, Европа и пальцем не шевельнет. Совсем недавно… ваш посланец вернулся с позолоченной люлькой. Вот и вся их помощь".

А что изменилось? Сто лет назад - дурацкая люлька, сегодня - дурацкие круассаны. Да еще и бесподобное умение не замечать творимых на их глазах безобразий и бесчинств на выборах.

НО ОПЯТЬ ОБРАТИМСЯ К ТЕКСТУ ДАШТЕНЦА:

"До церкви Св. Ахберика оставалось сосем немного. И вдруг глазам моим открылась неповторимая картина горной страны. Несколько сасунцев волоком хотели поднять из глубокого ущелья громадный мельничный жернов. У них было приспособление в виде колеса, сколоченного из грубого дерева с колом посередине. Кол был с отверстием. Жернов водрузили на кол, через отверстие в нем продели длинную цепь, а к цепи приладили железные прутья. Мужчины по трое взялись за эти прутья, упираясь в них грудью, чтобы не нарушилось равновесие. Еще запрягли семь волов, те тоже тащили, и на крутых каменистых склонах пропасти все вместе тужились, пытались удержать гигантский жернов, готовый каждую минуту сорваться в бездну и унести с собой людей.

… Два дня назад горный ливень размыл старую мельницу дядюшки Миро, тронул с места верхний камень жернова и унес в пропасть. Люди говорят, от камня в это время снопы искр летели. Этот случай еще больше укрепил веру хутцев в силу и могущество своей мельницы.

… Когда-то сасунцы обнаружили в своих ущельях большие глыбы каменной соли. Будто бы бывшие каменные книги огнепоклонников, которые Григорий Просветитель швырнул вслед убегающим жрецам. И особенно хутцы верят, что их мельничные жернова сделаны из этих скал. Вот почему крестьяне с семью упряжками спустились в пропасть, чтобы поднять со дня ее священный камень.

… Тропинка в горах, петлявшая среди сливового кустарника, растерянно уткнулась в утес, сбившись с пути. Сбился с пути и мельничный камень, унесенный в пропасть ливнем. И мы плечо к плечу, рука к руке, с верою взявшись за дело, волокли его по скалистому склону вверх - к солнечной вершине.

… Наконец с большими трудностями жернов вытащили на вершину горы, по тряской бугристой дороге докатили до дверей мельницы, слегка наклонив, внесли на руках в помещение и водрузили на место.

Фадэ тут же пошел, привел в порядок мать-ручей, и мельница с шумом заработала, зафырчала.

… Всю ночь я думал… об этом удивительном мельнике Миро и о тех горцах, чья воля оказалась сильнее стихии. Только могучая воля могла достать со дна пропасти упавший туда жернов. И невольно я сравнивал судьбу нашего народа с мельницей сасунца Миро. Жестокий ливень истории швырнул жернов судьбы нашего народа в пропасть. Кто первым заметит смертельную опасность и криком оповестит-поднимет всех на ноги? Кто достанет поваленный камень из пропасти и снова водрузит на место?

Это должны сделать мы с верой великой в груди - если мы все объединим свои силы и сделаем нашу волю одним гигантским тягачом, невозможно, чтобы камень нашей судьбы остался лежать на дне пропасти".

СЕЙЧАС ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛОЕ ВРЕМЯ. "ЖЕРНОВ СУДЬБЫ НАШЕГО НАРОДА" снова оказался в пропасти. По чьей вине - говорить бессмысленно. Пожалуй, мы все в чем-то виноваты, одни - больше, другие - меньше.

Виноваты, что не довели до конца расследование причин пятилетнего "энерготеррора" и не наказали организаторов. Виноваты, что спустя рукава расследовали чудовищный теракт в парламенте в 1999 году, главной целью которого было устранить сторонников российской ориентации, а подлинные виновники, небось, до сих пор ходят на свободе и посмеиваются в кулак.

Виноваты, что до сих пор не знаем, какие мерзавцы убили Витю Айвазяна и Гехазника Микаеляна.

Виноваты, что почти за 30 лет - с 1991-го по 2018 гг. - в силу совершенно необъяснимых причин никто не поставил вопрос о признании независимости Арцаха - мол, нельзя, это преждевременно, Азербайджан может объявить нам войну, а нам это не нужно. И что же? Без всякого объявления войны Азербайджан напал на нас, призвав на помощь "старшего брата" с бесчисленными наемниками и беспилотниками.

Виноваты, что не использовали факт наличия семи освобожденных или "оккупированных" районов (это как при дилемме, когда наш агент во вражеском тылу - разведчик, а их агент в нашем - шпион), которые во что бы то ни стало следовало привязать к вопросу о статусе Арцаха, вопросу, который решил бы многие проблемы.

Виноваты, что накопившиеся к 2018 году недовольство и беззакония (которые на сегодняшнем фоне кажутся вершиной демократии и торжества правосудия) вылились в тотальную ненависть к существующей власти, чем очень технично воспользовались наши вековые враги.

Виноваты, что среди нас оказалось слишком много не желающих ни о чем думать людей, слишком много обижников, слишком много предателей государственных интересов.

Виноваты, что допустили наличие тысячами размножившихся грантоедов, соросовцев, цветных и пестрых существ среднего рода. Одно дело - набить морду десятку размалеванных юнцов, шествующих по проспекту, другое - целенаправленная систематическая борьба с мракобесием под названием "европейские ценности". И если в планы "Талибана" входит уничтожение подобной Европы и подобных ценностей, то, может быть, всем приличным людям стоит записаться в "Талибан" (шутка)?

Виноваты, что из-за растущей безработицы люди не могли зарабатывать на жизнь и содержать семьи, поэтому тысячами покидали Армению. Виноваты, во многом виноваты, потому и оказались на дне пропасти. И я виновата, наверное, что слишком поздно обо всем этом пишу. Хотя и без меня это все хорошо известно всем, кто не потерял способность думать.

Единственная надежда всех здравомыслящих людей в стране, всех патриотов Армении - дашнакская партия, слава богу, прошедшая в парламент и каждый день дающая бой партии капитулянта. Ни за что, просто так предательски отданный Арцах, память о пяти тысячах погибших молодых ребят, которая, как "пепел Клааса", всегда будет стучать в наши сердца, ставшие в мирное время "диверсантами" сотни военнопленных, фокусы в духе Кио и Копперфильда с картами пограничных рубежей, развал армии, культуры, сельского хозяйства, здравоохранения и всех государственных институтов - правду обо всем этом следует донести до каждого дальнего села, каждого пребывающего во "сне разума" жителя отдаленных районов, организовать помощь бедствующим сельчанам, у которых погиб урожай, потому что бездарное правительство лишило их воды, помочь инвалидам и семьям погибших на войне. Хорошо еще, что во главе блока "Айастан" стоит такой опытный, закаленный и мудрый организатор, хозяйственник и воин, как Роберт Кочарян, вокруг которого уже три года ломают пустую и примитивную комедию, - ведь ни на что другое не способны.

ДИАСПОРА ВСЕХ СТРАН ОКАЗЫВАЛА НАМ ОГРОМНУЮ ПОМОЩЬ. Почему бы ей не вложить деньги в быстрое строительство заводов по производству разнофункциональных беспилотников и прочей военной техники - не все же на Россию уповать, через четыре года, возможно, придется надеяться только на себя, и диаспора должна наконец понять, насколько повысится ее роль в защите того крохотного государства, которое является ее исторической родиной, да еще и во вражеском окружении, не говоря уж о несостоятельном руководстве.

Один из первых постулатов теоретической механики гласит, что каждое твердое тело имеет шесть степеней свободы. Проще говоря, каждый предмет может двигаться вверх-вниз, вперед-назад, вправо-влево. Если фигурально представить государство (в данном случае наше) с его функциональными институтами в виде твердого тела, то в нем окажутся нарушенными не только все степени свободы, все правила, закономерности и функции, но и, пожалуй, оно просто перестанет существовать, потому что разрушится. В сегодняшней Армении так долго попусту чесали языками и размахивали молотками, что все шесть ступеней свободы не только нарушены, а попросту исчезли. А ведь шутить с природой нельзя, она может отомстить.

Бывают времена, когда говорят пушки, или пулеметы, или ракеты дальнего действия. Когда все решал маузер, Маяковский написал: "Ваше слово, товарищ маузер". Сегодня жизнь и будущее Армении зависят от векового защитника ее интересов, векового защитника трудового армянского народа, защитника нашей древней прекрасной страны - "Дашнакцутюн". Так что "ваше слово, товарищ дашнак".

15 августа 2021 г., Ереван

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТИКА
      2021-06-09 09:48
      4134

      К 70-летию Тигрануи ТУТУНДЖЯН Тика не была обыкновенным человеком. Да, интеллигентная, образованная, умная, эрудированная, профессионал "самой высокой и лучшей марки". Все это верно, и ко всему можно приложить слово "очень". Окончила наш университет с красным дипломом, работала на радио, на телевидении, потом переехала в Москву, где зарекомендовала себя самым лучшим образом в программе "Человек и закон". Вернувшись в Ереван, работала редактором на канале "Мир". Но это общеизвестные официальные данные. А я хочу рассказать о том, чего не знает никто, или, может быть, два-три человека.

    • ОТЛОЖИТЕ РАССТРЕЛ НА ТРИ ДНЯ….
      2021-02-24 10:33
      1482

      Cумбурно-бархатное эссе "Отложите расстрел народа на три дня!" - такой невероятный призыв к правительству кричал со всех плакатов, которые несла толпа, заполнившая улицу от края до края.

    • А ЛАРЧИК ПРОСТО ОТКРЫВАЛСЯ…
      2021-02-08 10:45
      1696

      Почти саркастический фельетон           Честно говоря, подзаголовок был задуман не столь идеологически выдержанным, а представлял собой, соответственно ситуации в стране, невероятную смесь несопоставимых сентенций, непонятных, естественно, ни одному разумному человеку, а именно:  "некоторые кулинарно-политические соображения в связи с затянувшейся отставкой несостоявшегося премьер-министра". Все приличествующие случаю фольклорные выражения, в том числе и многоэтажные, опускаю из уважения к печатному слову.

    • КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ
      2020-11-30 11:50
      2200

      Это бессмертные философские вопросы, на которые в любой ситуации никто толком ответить не может. Но у нас катастрофа – Армения гибнет по вине неучей и предателей, и потому на эти вопросы ответить должен каждый, ответить как может. Я тоже попробую ответить на них в силу своего разумения, и не имеет значения, кто со мной согласится, а кто нет.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ