Последние новости

США ПАКУЮТ ЧЕМОДАНЫ В ТУРЦИИ?

Греция планирует увеличить число американских баз на своей территории до девяти. И по сути США осуществляют эту совместную программу с греками не как вынужденную меру по перебазировке своих войск из Анатолии на юг Балканского полуострова, а как оптимизацию местоположения своих региональных опорных пунктов в преддверии ожидаемых геополитических сдвигов в регионе.

ДЕЛО В ТОМ, ЧТО ФАКТИЧЕСКИЙ УХОД АРМИИ США из Турции связан не столько с усложнившимися взаимоотношениями между Вашингтоном и Анкарой, сколько с расчетами американских стратегов снизить порог уязвимости своих основных ближневосточных баз, поскольку в ближайшее время Турция может быть непосредственно вовлечена в зону военно-политической турбулентности. С географической точки зрения Греция имеет идеальное местоположение для мониторинга и контроля обширных регионов, в частности, Юго-Восточной Европы, Северной Африки, Восточного Средиземноморья и всего Ближнего Востока.

Изломы береговой линии, щедро усыпанные большими и малыми островами, окружающие страну с трех сторон моря предоставят возможность ВМФ США в случае необходимости надежно укрепиться в суперсложном для атак противника водном ландшафте, а ВВС – максимально увеличить радиус досягаемости воздушных ударов по гипотетическим целям в упомянутых регионах.

Плюсы для США очевидны, и мы еще к ним вернемся в контексте планов Вашингтона относительно будущего Турции. Но прежде вкратце опишем военно-политические выгоды Афин от стартовавшей уже несколько лет назад программы.

Конечно же, и в прошлом США - в рамках как стратегии НАТО, так и двусторонних отношений - осваивали греческие территории на предмет дислокации здесь своих вооруженных сил. Однако в Греции тогда не было обширной сети военных баз, к созданию которой Вашингтон стремится сейчас. С 1952 г., когда Греция стала членом НАТО, американцы начали работы по созданию здесь первой своей военной базы. Речь идет о бухте Суда на острове Крит, за которую еще в годы Первой мировой войны вели серьезные морские бои Италия с Британией.

После вступления Греции в НАТО база у бухты Суда стала совместно использоваться греческими и американскими войсками и превратилась в одну из опорных пунктов альянса в регионе. Впоследствии число американских баз увеличилось до четырех, а теперь стороны стремятся уже довести их количество до девяти с условием, что при необходимости Афины должны предоставить Пентагону возможность использовать в своих целях любой греческий военный объект.

Кроме прочего, Греция обязалась продлевать договоры с американцами на использование баз не на один год, как было прежде, а сразу на пять лет вперед. Следовательно, если раньше страна оставалась в тылу передней линии НАТО и в основном использовалась странами альянса как логистический перевалочный пункт для обслуживания передовых американских баз в Турции, то сейчас именно в Греции концентрируется ударный кулак США и союзников на Юго-восточном фланге альянса.

Получается, что Турция утрачивают прежнюю свою незаменимую роль в НАТО, уступая ее Греции. Для Афин это чрезвычайно важно, поскольку прежде всего в разы увеличивает гарантированную защиту от поползновений Анкары, претендующей на Эгейские острова и Кипрские территориальные воды с большим залежами углеводородов. Также существенно расширяется спектр контрактов в рамках совместных с США военных программ по переоснащению греческой армии и ее более деятельной боевой подготовке.

И, НАКОНЕЦ, РАСШИРЕНИЕ НАТОВСКОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ сулит приток в экономику государства дополнительных финансовых вливаний, столь значимых в эти кризисные годы для любой страны. В результате тесного военно-политического взаимодействия с США и союзниками Греция начала чувствовать себя более уверенно и даже вызывающе по отношении к своему извечному врагу. Афины последовательно проводят политику выдавливания Анкары из сообщества западных стран и по изоляции Турции на Ближнем Востоке.

Действия страны в сфере военной дипломатии интенсифицировались и запестрели разнообразием. Приведем лишь два примера. 16 мая посетивший США с официальным визитом греческий премьер-министр Кириакос Мицотакис выступил с призывом к Вашингтону не возобновлять поставки Турции новых многофункциональных истребителей F-16, а также комплектующих к стоящим на вооружении Турции устаревшим машинам этой модели. По сведениям американских источников, Сенат и Конгресс вместе с их комиссиями по обороне были склонны уже дать зеленый свет на сделку с Турцией, однако призыв Мицотакиса застопорил процесс.

Вместо этого США пришли к соглашению о закупе дополнительной партии этих истребителей Грецией. Заметим, что итоги именно этого визита вызвали, согласно турецким СМИ, приступ бешенства у Эрдогана, заявившего, что отныне для него "премьер Мицотакис не существует".

Помимо больших успехов в отношениях с мировыми гегемонами, Греция последовательно вносит в свой актив также политические плюсы поскормнее, достигнутые в контактах со странами не столь значимых весовых категорий. В этом смысле весьма показательно, что страна ценит каждую крупицу своих достижений в противостоянии с Турцией.

Так, в последние месяцы заметно активизировались рабочие процессы в рамках трехстороннего сотрудничества в области обороны между Грецией, Кипром и Арменией. Напомним, что в программу сотрудничеств включены шаги по тесному взаимодействию в таких сферах, как военная инженерия, военная медицина, боевая подготовка армейских спецподразделений, обмен разведданными и т.д. Достигнутые новые договоренности и подписанные документы предполагают организацию около двух десятков мероприятий в Греции, Армении и на Кипре только в текущем году.

Последняя такая встреча состоялась 10 мая сего года в Ереване. А уже 2-3 июня Армению посетила делегация Греции во главе с замминистра Национальной обороны Никосом Хардалиасом. Очевидно, что греческая сторона вряд ли бы столь заметно активизировала контакты с Арменией, если бы не была убеждена в возможности эффективно включить Ереван в программу по сдерживанию Турции и ее геостратегических аппетитов.

Примеры активизации Греции можно перечислять еще долго. Страна, можно сказать, поймала, наконец, волну удачи и успешно использует новые геополитические тенденции в свою пользу. Чего нельзя сказать о Турции. Обратно пропорционально росту влияния и роли Греции в новой стратегии НАТО, в Турции чувствуют утрату интереса альянса к Анкаре. И в этом прежде всего виноват эрдогановский режим, возомнивший, что может бесконечно играть на имитации "перебежничества" в кремлевский лагерь.

ВОЗМОЖНО, НА ПЕРВЫХ ПОРАХ ТАКИЕ МАНЕВРЫ Анкары и приносили ей определенные дивиденды, однако со временем они утратили эффект давления на союзников по НАТО и даже стали откровенно их раздражать. Особенно явно это ощущается после начала спецоперации России на Украине, когда Анкара отказалась присоединиться к антироссийским санкциям, ограничилась полумерами в консолидированных действиях альянса против Москвы и, наконец, поставила заслон процедуре по вступлению в НАТО Швеции с Финляндией.

Конечно, эти факты - лишь видимая часть айсберга проблем, назревших между США, европейскими членами НАТО - с одной стороны, и Анкарой - с другой задолго до последних событий. Если еще в первые годы прихода к власти в Турции партии ПСР Вашингтон и Брюссель сохраняли уверенность в лояльности турецкой военной элиты к западному сообществу, то уже начиная приблизительно с 2010-х американские и европейские аналитики начали бить тревогу.

К этому времени Эрдогану удалось подавить и изолировать лояльные США и Израилю армейские элиты, традиционно считающиеся оплотом кемализма в Турции, и установить верховенство политической власти над военной, чего не было в Турецкой Республике со времен Ататюрка. А провальная попытка военного переворота летом 2016-ого показала, что союз исламистских сил с праворадикалами во главе с Эрдоганом окончательно разрушил позиции прозападного турецкого генералитета, придерживающегося идеология умеренного национализма. Именно после неудачной попытки свергнуть Эрдогана США потеряли контроль над политическими процессами в Анкаре.

Турция продолжала выполнять свои членские функции в НАТО, однако приобрела невиданную до той поры самостоятельность. И даже оставшийся единственный полноценный рычаг воздействия Запада – экономическая зависимость - не возымел должного эффекта в контексте попыток обуздать излишнюю самостоятельность Анкары. Реформы ПСР в период первого десятилетия власти обеспечили экономике и финансовой системе страны хорошие возможности для развития и минимизации зависимости от западных центров силы.

Именно тогда в международном политическом закулисье стали все чаще муссироваться разговоры о том, что Пентагон "пакует чемоданы" и сворачивает ощутимую часть своего присутствия в Турции. Прямо синхронно этим слухам Вашингтон активизировал контакты с Афинами, развернув в Греции обширную программу по освоению десятков военных объектов. И именно сейчас эта программа вступает в самую активную свою фазу, учитывая, что Греция уже на деле подтверждает статус незаменимого форпоста и ключевого узла логистики в противостоянии США с Россией на Украине, в Черном море и Сирии.

Правда, некоторые аналитики в Турции и приближенные к эрдогановским советникам экспертные круги скептически считают, что США просто имитируют уход из Турции. Дескать, военная база в Инджирлике и другие американские объекты продолжают действовать в обычном режиме, и никакой другой объект, предоставленный Грецией или любой другой страной в регионе, не сможет полноценно обеспечить ВВС США выполнение тех же самые функций. Однако им можно возразить рядом аргументов. Во-первых, Инджирлик уже навсегда покинули контингенты некоторых натовских стран, в коем числе и группировка Бундесвера. Во-вторых, США и их союзники анонсируют окончательный уход лишь тогда, когда обретут в Греции полноценную замену турецкой военной инфраструктуре.

НАДО СКАЗАТЬ, ЧТО СКЕПТИКОВ В СРЕДЕ турецких экспертов все же меньше, чем реалистов. А реалисты практически в каждодневном режиме снабжают известные турецкие СМИ аналитическими статьями и интервью об экзистенциальной опасности переориентации военных приоритетов США в регионе. Конечно же, это понимают и в окружении Эрдогана, однако при этом пытаются сохранить хорошую мину при плохой игре. В этом смысле импульсивная реакция самого Эрдогана на договоренности греческого премьера Мицотакиса – это попытка показать презрение сильного лидера сильной страны по отношению к политическому карлику. Но одновременно в высказывании Эрдогана сквозит отчаяние проигрывающего партию игрока, который в свое время упрямо игнорировал дельные советы.

Эрдогановская Турция явно проигрывает геополитическую партию в конфронтации с Грецией, и нынешние ее угрозы в адрес Афин едва ли могут способствовать изменению складывающегося нового баланса сил в Восточном Средиземноморье. Вместе с тем Эрдоган не способен усмирить свой пыл, пойти на попятную, потому что тем самым он изменит своему политическому кредо эксцентрика и игрока ва-банк, ставшему своеобразным брендом в мировой политике. Отказ от этих "фирменных фишек" равнозначен для турецкого президента капитуляции перед старшим союзником. Такой отказ, как кажется Эрдогану, моментально уничтожит его политическую карьеру, и вряд ли уже что-нибудь прибавит стране, упустившей момент своевременного возврата из самостоятельных "геополитических вылазок" в лоно блоковой, согласованной с главными партнерами политики.

Эксперты-реалисты и политики-реалисты из Турции в целом считают, что действия США по передислокации баз из Турции в Грецию связаны прежде всего с нежеланием Вашингтона и Брюсселя мириться с чрезмерной самостоятельностью Анкары, поэтому и выстраивается "греческий противовес" Турции. Дескать, его наличие поможет сделать Анкару более сговорчивой и управляемой. В целом это рациональное объяснение планов НАТО во главе с США. Однако турецким деятелям стоит задуматься о том, что американская комбинация с рокировкой основного союзника в регионе может иметь и второе дно. Ведь переброс ключевой инфраструктуры НАТО на юго-восточном фланге альянса из Турции в Грецию очень уж напоминает отвод главных сил и средств с передней линии обороны на вторую.

Искусство военной стратегии учит, что это делается тогда, когда на передней линии, как принято говорить на языке военных, "ожидается серьезная заваруха". Не означает ли это, что Турцию готовят к столкновению с Россией, равно как Украину, а затем и Польшу, и в ожидании разрушительной войны отводят основные базы на относительно безопасное расстояние? Не значит ли это, что Турции отведена роль выжженной арены для войны, серой зоны, которая поглотит огневую мощь России, приняв на себя основной ее удар?

И не навевают ли все эти планы аналогии из истории бесчисленных русско-турецких войн, к разжиганию которых всегда прикладывали руку западные державы?

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИЛЬХАМ АЛИЕВ ДЕМОНТИРУЕТ КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ ОТЦА?
      2022-07-29 11:04
      7466

      Последние года полтора в Азербайджане наблюдется неуклонная тенденция к ослаблению культа личности Гейдара Алиева и принижению значимости его жизни и деятельности в судьбе прикаспийского султаната. Имя Гейдара-бабa все реже звучит в телеэфирах и на страницах прессы. Все меньше печатается "научной литературы", посвященной "неоценимой роли общенационального лидера" в деле становления молодой азербайджанской государственности. Все сдержаннее бакинская пропагандистская машина обращается к "феномену его личности" в контексте ее безальтернативности для сохранения суверенитета страны в тяжелую годину испытаний.

    • РОССИЯ БУДЕТ СПОТЫКАТЬСЯ В СРЕДНЕЙ АЗИИ
      2022-07-13 11:05
      2065

      Пока все внимание России сфокусировано на Украине и на этой же арене сконцентрирована вся мощь ее вооруженных сил, дипломатии этой сверхдержавы приходится отстаивать интересы страны в более диверсифицированном режиме и на разных направлениях. Украинский трек, закавказская повестка, русско-японское противостояние из-за Курил, нарастающее напряжение в Прибалтике из-за проблем с калининградским транзитом, русско-норвежский спор относительно статуса архипелага Шпицберген и логистических маршрутов вокруг него… Есть ощущение, что Кремлю навязывают проблему за проблемой, дабы расшатать концентрацию, распылить дипломатические и военные ресурсы сдерживания, спровоцировать неадекватную реакцию на вызовы.

    • ПРИЗРАК "ТЮРКСКОЙ ВЕСНЫ" ВОССТАЛ ИЗ ЗАБЫТЬЯ
      2022-07-06 10:23
      1936

      Еще свежо в памяти, как события в Казахстане в начале января текущего года застали врасплох ощутимую часть мирового сообщества, о чем свидетельствовали запоздавшие и невнятные оценки относительно случившегося со стороны целого ряда стран и наднациональных организаций. Даже спустя полгода на международных политических площадках и в экспертных кругах нет достаточного понимания и единодушия по поводу истинных причин и мотивов внутриполитического взрыва в этой среднеазиатской стране.

    • НА МЕДИАФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН: ЧТО ПОДПИСАЛ ЛАВРОВ В БАКУ?
      2022-06-27 10:11
      3440

      24 июня Баку посетил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Как свидетельствуют пресс-релизы дипломатических ведомств России и Азербайджана, он провел встречи с президентом Алиевым и своим коллегой Байрамовым, во время которых был обсужден широкий спектр вопросов, начиная с проблем региональной и мировой безопасности и кончая повесткой выполнения трехстороннего соглашения от 9-10 ноября 2020 года.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ