Последние новости

ЛОЖЬ ТУРЦИЮ НЕ ОСТАНОВИТ,

или Мифические курдские лагеря как ловушка для Армении

Турция – одна из стран, прилагающих значительные усилия для изменения ситуации на Южном Кавказе и Ближнем Востоке в свою пользу, бросающая вызов в первую очередь Ирану и угрожающая Армении.

ЭТО ДОКАЗЫВАЕТСЯ ФАКТИЧЕСКОЙ ОККУПАЦИЕЙ ЧАСТИ ТЕРРИТОРИИ СИРИИ И ИРАКА, активной поддержкой Азербайджана и военным присутствием в этой стране. Сегодняшние стремления Турции к восстановлению былой славы Османской империи происходят из традиционного для этой страны внутриполитического спора между условными романтиками и реалистами. Об этом в беседе со Sputnik Армения сказал декан факультета востоковедения Ереванского госуниверситета, тюрколог Рубен МЕЛКОНЯН.

Идеология неоосманизма, которая сегодня активно обсуждается в Турции и претворяется в жизнь Эрдоганом, не нова. Считается, что в оборот ее ввел бывший президент страны Тургут Озал, подхватил тоже бывший премьер Ахмет Давутоглу, а теперь развивает Реджеп Эрдоган.

Дело в том, что в 1919-1922 годах Мустафа Кемаль очертил вполне реалистичные границы Турции в качестве границ "национального договора". Границы эти несколько отличались от сегодняшних, ведь последние были установлены Лозаннским договором в 1923 году, который вплоть до недавнего времени считался очень благоприятным для Турции.

Но, указывает Мелконян, уже несколько лет Эрдоган подвергает его серьезной критике, называя вовсе не "победой", а "уступкой", считая границы "а-ля Кемаль" более правильными и справедливыми. По Кемалю, в состав Турции входили территории, контроль над которыми в настоящее время ею формально утрачен. В частности, некоторые районы Сирии, включая Идлиб, Африн, вплоть до Алеппо; Мосул, Киркук в Ираке; Нахиджеван, Кипр, Батуми и ряд областей современной Болгарии.

Однако сразу после Лозаннского договора началась турецкая экспансия, результатом которой стало приобретение определенного влияния в Нахиджеване, а в 1932 году в результате договора с Ираном Турция получила общую с Нахиджеванской АССР границу. И этот шаг стал первым в отношении возврата к границам "национального договора".

В 1939 ГОДУ, НАПОМИНАЕТ РУБЕН МЕЛКОНЯН, К ТУРЦИИ БЫЛ ПРИСОЕДИНЕН сирийский Александреттский санджак (регион. – Ред.). Для проформы был организован какой-то референдум под покровительством Франции, и в полном соответствии с нормами европейской "демократии" санджак этот оказался в Турции. Экспансия продолжалась.

Продолжалась, хотя, казалось, и остановилась на несколько десятилетий. Но в 1974 году Турция, использовав агрессивную риторику пришедших в результате переворота к власти в Греции "черных полковников", под формальным поводом защиты турецкого населения оккупировала север Кипра, создав там не признанное никем, кроме самой Анкары, псевдогосударство.

После развала социалистического блока Турция ринулась выстраивать сильнейшее влияние – политическое и финансовое - в Грузии и особенно в Болгарии. Совсем недавняя оккупация Турцией территорий Сирии и Ирака – продолжение политики неоосманизма. Рубен Мелконян уверен, что новый толчок претворению в жизнь этой доктрины начался с утверждения Эрдогана об "ущербности Лозаннского договора", который десятилетиями считался в Турции победой.

Опасность для Армении такой турецкой политики очевидна, ибо в рамках нее Турция практически не признает не только армянское государство, но и права населения. И в начале 1990-х, и в настоящее время множество угроз для нашей страны исходило и исходит с территории Нахиджевана, причем именно турецких, а не азербайджанских. Вопрос даже обсуждался Турцией с Соединенными Штатами и Россией, и, как говорит Мелконян, решающим стал голос России.

Но угроза остается постоянно, и будет большим заблуждением считать договор о Нахиджеване, Карсский договор и подобные соглашения лишь историческими документами, не имеющими сейчас никакого влияния на политику. Шаги, осуществляемые Турцией, являются прямой угрозой существованию армянского государства, и шаги эти вовсе не ограничиваются противодействием международному признанию Геноцида армян.

В связи с этим, отмечает Мелконян, вопросы национальной важности для армян и Армении - в частности, вопрос принадлежности Нахиджевана - должны ставиться, когда для этого есть благоприятная почва, соответствующая международная обстановка и уверенное положение армянского государства в региональной политике. Хотя бы для того, чтобы не дать Турции выдумать формальный повод для "защиты соотечественников", как в случае с упомянутым переворотом в Греции.

НЕ СЛЕДУЕТ ЗАБЫВАТЬ, НАПРИМЕР, ЧТО ТУРЦИЯ И АЗЕРБАЙДЖАН ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ активизируют информационные вбросы о каких-то мифических курдских лагерях в Армении и Карабахе. Если Турции понадобится использовать эту ложь в своих целях, ее полное несоответствие действительности турок не остановит, прецеденты есть и были, печальные. Рубен Мелконян напоминает, как через пару месяцев после заключения Севрского договора турецкие войска оказались в Гюмри, и сейчас неоосманская политика тоже лишена всяких сантиментов и уважения к подписанным документам. Тогда на бумаге Армения одержала большую победу, в реальности же произошло совсем противоположное.

И события 1920 года должны быть уроком, который нельзя забывать, уверен Рубен Мелконян. Ведь история склонна к повторению того, что ошибочно считается пройденным.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ