Последние новости

ВОЗВРАТА К РЕАЛИЯМ 1988 г. БЫТЬ НЕ МОЖЕТ

"Никол Пашинян, мягко говоря, не воспользовался сильной картой, переданной ему в наследство Сержем Саргсяном", - заявил в интервью "ГА" военный эксперт Давид ДЖАМАЛЯН.

- Недавно в ходе пресс-конференции в Капане премьер Пашинян, сославшись на публикацию "в одном из СМИ", заявил о "наследии Сержа Саргсяна" по карабахскому вопросу. Исходя из тезисов, приведенных в публикации и озвученных Пашиняном (хотя факт того, что глава государства по столь важной теме апеллирует к какой-то публикации, а не к документам, сам по себе уже нонсенс), выходит, что это "наследие" - практически полный провал в переговорном процессе. Давайте все-таки разберемся, какое на самом деле "наследие" по Арцаху досталось Пашиняну от Сержа Саргсяна?

- Что ж, зададимся в первую очередь вопросом: что мы имели на момент прихода к власти Никола Пашиняна? По состоянию на май 2018 года переговорный процесс по урегулированию азербайджано-арцахского конфликта строился вокруг двух очень важных договоренностей, Венских и Санкт-Петербургских. В чем их ценность и, соответственно, ценность наследия, оставленного Сержем Саргсяном Пашиняну? Для того чтобы это понять, совершим небольшой исторический экскурс.

После провала второй азербайджанской агрессии против Республики Арцах в апреле 2016 года возникли новые реалии. Во-первых, агрессия провалилась, во-вторых, в результате этого провала госграница Арцаха с Азербайджаном была переустановлена, в-третьх, самим фактом агрессии и последующего провала Азербайджан де-факто легитимировал государственную границу Республики Арцах. Все эти важные реалии должны были найти отражение в переговорном процессе, и, что немаловажно, агрессия Азербайджана против Арцаха не должна была остаться без юридических последствий. В данном контексте армянская сторона в полной мере использовала свой дипломатический ресурс, добившись принятия Венских и Санкт-Петербургских договоренностей.

Суть договоренностей состояла в том, что международное сообщество обязывалось внедрить по всему периметру государственной границы Республики Арцах так называемые механизмы доверия, призванные предотвратить эскалацию конфликта и его перехода в военную стадию, то есть предотвратить новый военный конфликт. Между тем принятием договоренностей мировое сообщество и посредники фактически признавали госграницу Республики Арцах как нечто большее и устойчивое, нежели просто разграничительная линия между противоборствующими сторонами.

- Что означает шаг к легитимации госграницы Республики Арцах - не так ли?

- Именно. А также важный шаг на пути к отмене Мадридских принципов. То, что пресловутые Мадридские принципы конфликтогенные и не могут рассматриваться в качестве методологии решения азербайджано-арцахского вопроса, было очевидно и до апрельской эскалации 2016 года. Однако после апрельской агрессии Азербайджана это стало еще очевиднее, ибо подтвердилась та точка зрения, что единственная гарантия безопасности Арцаха - это его конституционно закрепленная территория и та конфигурация госграницы, которая установлена в результате боевых действий еще первой Арцахской войны.

Соответственно, после Апрельской войны встал вопрос о том, что Мадридские принципы должны быть отклонены. И по факту Венские и Санкт-Петербургские договоренности стали первым шагом к их отклонению, а также, повторюсь, первым шагом на пути к легитимации госграницы Республики Арцах. Однако после прихода к власти Никол Пашинян почему-то игнорировал наличие этих важнейших договоренностей и решил начать переговорный процесс с нуля. Это очень серьезный провал дипломатии Пашиняна и большой шаг назад. То, что сегодня эти договоренности не в повестке переговорного процесса, очевидно, равно как очевидно и то, что такой расклад выгоден лишь официальному Баку. И здесь приходится констатировать, что Никол Пашинян, мягко говоря, не воспользовался сильной картой, переданной ему в наследство Сержем Саргсяном. Поэтому, когда он во время пресс-конференции, упоминая "наследие Сержа", ссылается только на Мадридские принципы, он лукавит. Более того, это манипуляция общественным сознанием. Говорить о том, что Серж Саргсян собирался якобы сдать территории, опираясь на какую-то низкопробную статью, тоже манипуляция.

- Вспомнилось, что говорил по этом поводу президент Беларуси Александр Лукашенко…

- Да, давайте вспомним известное высказывание Лукашенко о том, что Серж Саргсян отказался от идеи передачи части территории Арцаха Азербайджану в обмен на ввод миротворческого контингента ОДКБ. То есть Лукашенко признался, что им не удалось убедить Сержа, дескать, миротворческий контингент ОДКБ - большая гарантия безопасности народа Арцаха, нежели территория, которая де-факто конституционно закреплена за Арцахом. Это первое. Второе - надо судить по делам. За все время пребывания Сержа Саргсяна и Бако Саакяна у власти Арцах динамично развивался. Восстанавливалась или создавалась с нуля инфраструктура на тех территориях, которые якобы должны были быть переданы Азербайджану. Речь о Кашатагском районе, Шаумяновском районе и юге Гадрутского района. Здесь строились магистральные развязки, дороги, например, дорога Варденис - Мардакерт. Строились и восстанавливались города, села, процесс реинтеграции этих территорий в арцахскую государственность шел очень интенсивно.

В 2011 году по решению правительства Республики Арцах город Агдам переименовывается в Акна, и ему дается статус пригорода Аскерана - это та территория, которая находилась за пределами бывших границ НКАО. Бывший райцентр Кубатлу переименовывается в Воротан, ему дается статус города. Множество социальных, инфраструктурных проектов реализовывается на территориях, которые якобы должны были быть переданы Азербайджану. Где логика? Зачем тратить огромные деньги, делать внедрения, развивать территории, чтобы потом от них отказаться? Это же нелепо.

И еще важный момент: официальный Степанакерт неоднократно заявлял о том, что возврата к реалиям 1988 года быть не может, ни в каком плане. И это еще самое мягкое заявление. Армянская сторона за все годы правления Сержа Саргсяна - точнее, армянские стороны - разыгрывала следующую тактическую комбинацию: официальный Степанакерт высказывался крайне резко и принципиально против любых территориальных уступок Азербайджану, а официальный Ереван, всегда ссылаясь на позицию Степанакерта, ее поддерживал. При этом подчеркивая, что окончательное решение за Степанакертом. Комбинация, согласитесь, очень грамотная. Кроме того, Сержу Саргсяну удавалось каждый раз отклонить не приемлемые для нас Мадридские принципы, причем делал он это руками Азербайджана. Добиваться того, чтобы противник сам отклонял то, что не приемлемо для нас. Разве это не дипломатическая победа?

- Что сегодня тревожит в переговорном процессе?

- Очень многое, и в первую очередь то, что Азербайджан упорно продвигает вопрос о наделении статусом так называемую азербайджанскую общину Нагорного Карабаха. Здесь мы видим весьма тревожные процессы. Когда Пашинян заявлял о том, что Арцах должен быть полноправным участником переговоров - это хороший, абсолютно адекватный тезис. Но при этом надо было учесть, что Азербайджан выдвинет вопрос об азербайджанской общине НКР. Когда это произошло, мы заявили о неуместности подобного шага, ибо вышеупомянутая община состоит из граждан Азербайджана, на выборах они голосуют за Алиева, наделенного всей полнотой власти и ведущего переговоры, в том числе от их имени. Опять же абсолютно адекватный тезис. Но, по всей видимости, Пашиняну не удалось добиться, чтобы вопрос участия в переговорах так называемой азербайджанской общины был снят с повестки.

Более того, от представителей нашей власти стали звучать заявления, мол, наша позиция неизменна, а Алиев пусть приходит на переговоры с кем хочет. Как так? Если эта община станет принимать участие в переговорах, это означает автоматическое наделение ее статусом. И это означает, что мы фактически равняем в статусах Арцах как состоявшееся государство с некой общиной, которая являлась стороной агрессии Азербайджана против Республики Арцах и именно в результате провала этой агрессии оставила места своего проживания. То есть в плане последствий - почему азербайджанцы покинули места проживания - всю ответственность несет официальный Баку как сторона-агрессор.

- А что вы скажете о странном определении "избранные представители народа Арцаха", прозвучавшем в заявлении сопредседателей по факту встречи Мнацаканян-Мамедъяров в Женеве?

- Это другой тревожный термин. Что значит "представители", а не "избранные власти"? Арцах, повторюсь, - состоявшееся государство со своими демократическими традициями, и тут уместен исключительно термин "избранные власти". Если же МИД Армении приравнивает в значениях эти два термина, то как минимум все участники переговорного процесса должны придерживаться той же позиции: что "избранные представители народа Арцаха" и "избранные власти" - это одно и то же. Что же касается вопроса так называемой азербайджанской общины Нагорного Карабаха, то, если Азербайджану удастся пробить этот тезис, армянской дипломатии придется сильно постараться, чтобы не допустить серьезного провала в переговорном процессе. Ибо это будет означать принижение статуса Арцаха и переформатирование переговорного процесса на уровень межобщинного. То есть просто одна община разговаривает с другой общиной - это самое страшное, что может произойти.

Конечно, пока не стоит делать пессимистичных прогнозов, потому что, в конце концов, на подобный сценарий крайне жестко отреагировал Бако Саакян. Таким образом, Степанакерт сказал решительное "нет" по поводу участия в переговорах так называемой азербайджанской общины. Мы просто должны стоять на своих позициях, отступать некуда. И нужно вернуть в повестку Венские и Санкт-Петербургские договоренности. Нужно понимать, что Арцах - это единое целое, Арцах - это 7 административных районов, это 11432 кв.км территории, Арцах - это геополитическая реальность. И задача любой армянской власти - добиваться того, чтобы нынешние реалии получили в конце концов свое международно-юридическое закрепление.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ