Последние новости

"КДМИА ГЕВОРК" И "АРПА ЛЫЧОЧ"

Так уж получилось, что сегодня в мире очень мало стран, где не проживает вообще ни одного армянина. Трагедия, обрушившаяся на наш народ с конца ХIХ века и достигшая своего пика в 1915-1923 годах, когда владетели Османской, а потом - младотурецкой Турции целенаправленно, с какой-то изощренной жестокостью истребляли наших предков, столетиями проживавших на этих территориях (сегодняшние азербайджанские "касабы" в военной форме у них постоянно и учатся!), подвергла жизненные пути-дороги чуть ли не 60-70% всей армянской нации кардинальным и необратимым переменам. Не от хорошей жизни мы рассеялись по всему миру.

В ОДНИХ СТРАНАХ СЛОЖИЛИСЬ МНОГОЧИСЛЕННЫЕ АРМЯНСКИЕ ОБЩИНЫ. Например, в России (около 3 млн армян), США (около 1,3 млн), Франции (500 тыс.), в Иране (170 тыс.), в Аргентине (130 тыс.). С другой стороны, есть страны, где число армян незначительно. Однако и там "армянский след", вклад наших соотечественников в развитие и прогресс этих стран очевиден.

Одно из таких государств - Эфиопия. Историческая и духовная связь армян с ней уходит в глубь веков. По некоторым данным, армянские общины существовали в Эфиопии уже с VII столетия; надо полагать, этому способствовали и контакты между Армянской апостольской и Эфиопской православной церквами, каждая из которых является одним из древнейших духовных очагов христианского мира. Отношения между двумя народами развивали дипломаты и купцы. В XIX веке армяне играли важную роль при дворе императора Менелика II. А в ХХ столетии растущая армянская община вносила весомый вклад в экономическое и культурное развитие страны. Армяне были предпринимателями, работали портными, врачами, служили при дворе императора Хайле Селассие Первого, участвовали в создании неповторимого звучания эфиопского джаза ("эфиоджаз").

Но армянская община традиционно была связана с императорским двором. И когда в результате военного переворота в сентябре 1974 года Хайле Селассие Первый был свергнут, начался ее упадок. К власти пришли марксисты из Временного военно-административного совета (ВВАС, "Дерг"), который взял на себя функции главного органа власти страны. Революционные власти конфисковывали имущество и бизнес, в том числе у армян.

В результате, пишет британский журналист эфиопского происхождения Исмаил Эйнаше в своем очерке "Письма из Африки: утерянная армянская община Эфиопии", численность общины стала стремительно уменьшаться: армяне бежали в Северную Америку и Европу. Однако некоторые предпочли остаться. Кто-то вступил в брак с местными жителями, создав уникальное сочетание армянской и эфиопской культуры. Эти семьи до сих пор можно встретить в местной Армянской церкви Сурб Геворг в Аддис-Абебе в дни церковных праздников.

По словам журналиста, в Аддис-Абебе остался и армянский клуб, при котором действует ресторан, напоминающий армянам о вкусе родного дома. "В тот вечер, когда я уплетал вкуснейшие бюреки (несладкая выпечка из слоеного теста с сырной, овощной или грибной начинкой) и люля-кебабы, мне казалось, что я вкушаю историю армян Эфиопии", - признается Эйнаше.

 Композитор и дирижер Геворк Налбандян (1887-1963)Музыкальный подвижник

Было время, когда численность армянской общины достигала нескольких тысяч человек. Сейчас их осталось, наверное, не более сотни-полторы. Тем не менее и такой маленькой, казалось бы, оторванной от мира армянской общине есть чем гордиться.

В 1924 ГОДУ БУДУЩИЙ ИМПЕРАТОР ХАЙЛЕ СЕЛАССИЕ ПЕРВЫЙ, тогда еще регент Тэфэри Мыконнын, посетил армянский монастырь в Иерусалиме, где встретился с группой из 40 детей, осиротевших в результате массового убийства армян турками-османами во время Первой мировой войны. Эти подростки были музыкантами духового оркестра, которым руководил наш соотечественник - композитор и дирижер Геворк Налбандян (1887-1963), человек поистине удивительной судьбы. Тронутый выпавшими на долю детей горестями, регент попросил Армянского патриарха Иерусалима архиепископа Егише Дуряна о разрешении отвезти их в Эфиопию и заботиться о них там.

Патриарх откликнулся на просьбу. Мыконнын усыновил этих 40 сирот (по-амхарски - "араа лычоч"), и они вместе со своим руководителем переехали в Аддис-Абебу, став первым в Эфиопии духовым ансамблем европейского образца. Регент действительно позаботился о них: все получили достойное образование, работу и жилье. А Геворк Налбандян стал, можно сказать, самым авторитетным музыкальным деятелем Эфиопии, внеся неоценимый вклад в развитие культурной жизни страны. Более того, по заказу регента именно он стал автором гимна Эфиопской империи, получившего название "Тэфэри марш, Итьопиа хой!" ("Счастлива будь, Эфиопия!") Официальный статус закрепился за мелодией 2 ноября 1930 года, когда гимн был исполнен на коронации Хайле Селассие. Кстати "Тэфэри марш" остался национальным гимном страны не только до свержения монархии, но и после этого - до 1992 года, намного пережив и своего создателя, и последнего императора Эфиопии.

Уроженец древнего армянского Айнтапа (ныне - Газиантеп, Турция), Налбандян, потеряв всех родных и близких в годы Геноцида, смог все же получить хорошее музыкальное образование. При этом теорию музыки ему преподавал великий Комитас. Он играл на духовых инструментах, скрипке, каноне, пел, писал музыку. Армянская церковь предложила одаренному молодому человеку преподавать музыку в городе Килис. Но, когда армянские погромы продолжились, ему пришлось покинуть Турцию.

В конце концов, Налбандян, как уже было сказано, перебирается в Аддис-Абебу. Там он становится художественным руководителем духового оркестра, который так и назвали: "Арпа лычоч", то есть "Сорок сирот". Все уважительно звали его "кдмиа Геворк" ("господин Геворк"), добавлять фамилию уже было просто излишним.

Но Налбандян вовсе не почивал на лаврах триумфатора, а усердно трудился. Так он создал несколько новых музыкальных коллективов: императорской армии, полиции, муниципалитета Аддис-Абебы, доведя их до уровня высочайшего профессионализма. Кроме того, сам сочинял песни, баллады, кантаты, оркестровые произведения, церковную музыку. Старался приобщить местное население к драматическому искусству. Налбандян основал Национальный театр, для которого писал музыкальные драмы на амхарском языке (государственный язык Эфиопии, имеет статус рабочего языка правительства). Много лет он заведовал кафедрой в столичном Национальном училище "Гыоргев", где одновременно руководил организованным им же хором из студентов-эфиопов.

И валторна, и винтовка подвластны мастеру

Однако пусть у читателя не сложится впечатления, будто Геворк Налбандян пребывал исключительно в мире искусства и был начисто оторван от реальной жизни. Напротив, это был мужественный и сильный духом человек. К тому же он призывал и своих музыкантов.

ЭТО НАГЛЯДНО ПРОЯВИЛОСЬ, В ЧАСТНОСТИ, ВО ВРЕМЯ второй Итало-эфиопской войны 1935-1936 гг. Когда страну атаковали войска Муссолини, когда Италия напала на Эфиопию, Налбандян вместе с оркестрантами "Арпа лычоч" обратился к армянской общине с предложением создать "фронт защиты". Музыканты пожертвовали свои сбережения на нужды обороны. А потом создали отдельный полк, на деле доказав, что с винтовкой и пулеметом способны управляться не хуже, чем с валторной или гобоем. В чем, кстати, на собственном опыте убедился итальянский генерал Родольфо Грациани, командовавший силами Южного фронта. Он задумывал победоносный блицкриг. Однако его части натолкнулись на отчаянное сопротивление армянского полка в регионе Огаден и были вынуждены отступить.

"Как вы посмели бежать от амхаров?" - разгневался Грациани.

"Ваша честь, это были не амхары, а армяне! - ответили ему. - Они вооружены не хуже нас и дерутся, как львы!"

Поразмыслив, итальянцы решили ударить в обход. А поскольку регулярная эфиопская армия была обучена и экипирована значительно хуже армянского полка, то линия фронта быстро "поплыла". Армянский полк оказался лицом к лицу с превосходящими итальянскими силами. Оказали ожесточенное сопротивление, но все же пришлось отступить, оставив на поле битвы несколько десятков погибших, в том числе музыкантов. Итальянцы вступили в Эфиопию.

Узнав об этом, император Хайле Селассие Первый срочно телеграфировал командиру полка - отставному лейтенанту бавшего Британского экспедиционного корпуса в Египте Бабкену Сеферяну, потребовав вывести оставшихся в живых музыкантов из действующих частей. Однако выполнять приказ было уже некому: распорядившись отступать, сам Сеферян остался на позициях, ведя огонь из нескольких огневых точек, чтобы дать своим возможность безопасно отойти. И в итоге пал в неравном бою.

В конце концов, через несколько месяцев итальянцы, использовав по полной свое военно-техническое превосходство, все-таки аннексировали Эфиопию. А тромбониста "Арпа личоч" Абрама Керхачяна как особо опасного террориста, покушавшегося на жизнь самого Грациани (к тому времени уже ставшего маршалом), в 1936-м вывезли в Италию и посадили в тюрьму. Заключение растянулось на долгие семь лет - до высадки войск антигитлеровской коалиции на Апеннинах в сентябре 1943 г. Режим Муссолини пал, и Керхачян вышел на свободу. В 1944-м ему удалось вернуться в Аддис-Абебу. Оставшиеся в живых музыканты постепенно воссоединялись. И биография "Арпа лычоч" продолжилась.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ