Последние новости

ЯДЕРНАЯ МЕЧТА ТУРЦИИ

Как и было обещано в предыдущей статье, в данной публикации мы коснемся темы высокой  вероятности приобретения Турцией у Пакистана ядерного оружия. Естественно, мы не обладаем сколь-нибудь достоверными данными, дающими право уверенно утверждать о подобной сделке (фактологическая информация по данной теме в международном медиа-пространстве, как и в открытых экспертных источниках, отсутствует), однако логика действий Анкары и Исламабада и целый ряд косвенных данных подсказывают, что Эрдоган упорно идет к своей цели: превращению Турции в ядерную державу.

НАПОМНИМ, ЧТО ЕЩЕ В СЕНТЯБРЕ 2019 г. в ходе выступления на 74-й Генассамблее ООН в Нью-Йорке Эрдоган открыто заявил мировому сообществу, что его не удовлетворяет положение дел с составом так называемого клуба ядерных держав. "В настоящее время в мире нет практически ни одной развитой страны, у которой не было бы ядерных зарядов, у всех есть. Не буду называть имен. Президент одной из них, на данный момент уже не действующий, во время моего визита сказал: "Нам говорят так, говорят этак. У меня сейчас около 7,5 тысячи ядерных боеголовок, а у России и Америки - 12,5 тысячи, 15 тысяч. Я тоже сделаю", - сказал турецкий президент.

Эта речь Эрдогана со ссылкой на слова якобы бывшего лидера некоей ядерной державы явно была попыткой прозондировать почву и понять реакцию международного сообщества на желание Турции обзавестись собственным арсеналом. Тогда какой-либо негативной реакции, как ни странно, не последовало. Если не считать ряда стран, которые находятся с Турцией в весьма натянутых отношениях, эрдогановский спич никого, по сути, не потревожил.  Сильно засуетились греческие политики, нервно отреагировала египетская пресса, насторожились израильские эксперты, что-то промямлили из России – вот, в сущности, и все.

Никому из лидеров передовых стран и в голову не пришло прилюдно осудить эрдогановскую прыть и поставить его на место. Лишь тогдашний министр иностранных дел "не ядерной" Германии Зигмар Гэбриэль спустя значительное время после упомянутого выступления турецкого президента заявил: "Турция станет следующей ядерной державой по соседству с нами". Это прозвучало не как осуждение или предупреждение, а как простая констатация факта, лишенная какого-либо эмоционального отношения к нему. Поэтому создается ощущение, что ядерные державы либо слишком уверены в надежности механизмов нераспространения ядерного оружия, либо им совершенно безразличны амбиции Турции, либо же они негласно пришли к консенсусу по допущению Турции в члены своего клуба.

Хотелось бы верить, что особенно последние два варианта по определению не соответствуют действительности. Однако чересчур пассивная реакция в публичном пространстве членов "ядерного клуба" наталкивает на тревожные размышления.

Напомним, что Турция еще в 1980 г. присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия, а в 1996 г. поставила свою подпись под договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Формально Анкара преподносит себя в качестве строго соблюдающей эти договоры миролюбивой столицы, однако явно дает понять, что в сложившихся новых геополитических обстоятельствах эти обязательства становятся для нее оковами. Так, всего за три недели до упомянутого выступления на Генассамблее ООН, а именно 4 сентября 2019-го, на собрании ПСР в турецком городе Сивас Эрдоган произнес речь, в которой подчеркнул, что на данный момент Турцию не  соблазняет возможность обзавестись ядерным арсеналом, однако она не приемлет несправедливую формулу, когда одним дозволено иметь его, а другим - нет. В том же выступлении он привел пример Израиля, до которого, по его словам, "никто не может дотронуться", потому что он обладает ядерным оружием.

ТЕМ САМЫМ ХИТРЫЙ ТУРЕЦКИЙ лидер дал понять, что обладание ядерным оружием не обязательно предполагает официальное декларирование его наличия и вступления в "ядерный клуб". Израиль никогда не подтверждал и не отвергал наличие у себя ядерного оружия, но, по мнению многих наблюдателей, Тель-Авив располагает значительным ядерным арсеналом. Эрдогановский намек прозрачен: дескать, Турция тоже может тихо обзавестись таким оружием, но не объявлять о его наличии и тем самым формально не нарушать договоры и взятые на себя обязательства.

Так или иначе, но похоже, что Реджеп Тайип Эрдоган своими речами поставил ядерные державы перед дилеммой: либо они добровольно и официально делятся с Анкарой технологиями, либо она делает это в обход консенсуса между всеми членами "ядерного клуба" и с опорой на отдельных участников. Очевидно, что такие влиятельные союзники у страны имеются.

На фоне подобных развитий совершенно непонятна логика скептиков, считающих, что "ядерные" амбиции Турции ничем не оправданы. К примеру, научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН  Станислав Иванов оценивает возможности Анкары по обзаведению ядерным арсеналом как весьма туманные: "Одно дело - делать декларативные заявления о том, что Турция чем-то обделена, и совсем другое - реально впрягаться в ядерную программу. Технологических возможностей у турок сейчас точно нет, она даже близко не приближается к пороговым странам".

Возможно, со столь уверенно изложенным доводом господина Иванова можно было бы согласиться, если бы не исторический опыт пополнения "ядерного клуба", не все члены которого на момент получения вожделенного арсенала могли похвастаться технологической развитостью. Разве был, к примеру, Пакистан передовой научно-технологической державой, когда, как утверждают злые языки, с помощью Китая обзавелся атомными бомбами? Кто-нибудь может утверждать, что Исламабад тогда был более развит, чем Турция сейчас?  

Полагаем, ответ очевиден. И если у относительно отсталого и бедного Пакистана получилось, начав в 1976 г. работы по созданию ядерной бомбы, успешно довершить их к 1998 г., то что может помешать Турции пройти по тому же пути в неизмеримо лучших научно-экономических условиях?

Именно в подобном ключе рассуждает эксперт из Греции Константинос Апостолу-Катсарос. По его словам, Турция сейчас работает и в направлении приобретения технологии создания ядерного оружия у Пакистана, и с ориентировкой на создание сильной научно-технической базы в области атомной энергетики. С одной стороны, Анкара обзаводится атомной электростанцией "Аккую" и взращивает в российских вузах сотни будущих специалистов-ядерщиков. С другой - она устанавливает архикрепкие связи с Исламабадом с целью получить  от него весь пакет технологического цикла по созданию бомбы.

По мнению Апостолу-Катсароса, военно-политические связи Турции и Пакистана настолько прочны, что сделка по передаче технологии весьма реалистична. То же самое утверждает индийская пресса, источники которой, по всей вероятности, непосредственно пользуются данными своей разведки. Нью-Дели достаточно хорошо осведомлен о происходящем в области военной дипломатии Исламабада, поэтому утверждения индийских СМИ вряд ли голословны.

Также нельзя не отнестись серьезно к данным израильских спецслужб, авторитетный ветеран одной из которых, Яков Кедми, утверждает, что приобретение Турцией "ядерного портфеля" - лишь вопрос времени. Правда, Кедми непосредственно не называет Исламабад, однако это уже не столь важно.

ПОМИМО МНОГОЧИСЛЕННЫХ МНЕНИЙ экспертов и политиков относительно целенаправленных действий Анкары в названной области в доказательную базу следует включить также следующие любопытные данные из открытых турецких источников. Оказывается, до 2018 г. лицензия на добычу турецких месторождений урановой руды с доказанными объемами в 9000 тонн принадлежала американцам. Однако летом 2018-го турецкие власти внезапно отозвали у американской компании Westwater Resources и аффилированных с ней фирм эту лицензию.

Особый интерес для Анкары представляют ториевые руды. Турция утверждает, что этот металл ей нужен исключительно для использования в реакторах АЭС, однако общеизвестно, что он может распадаться до уровня оружейного урана-233, а значит, быть использованным для создания бомбы.

С другой стороны, вызывают пристальный интерес интенсивные работы Турции в области ракетостроения. За последние годы под прикрытием "Космической программы" Анкара вкладывает огромные средства в разработку ракет боевого назначения малой, средней и повышенной дальности. В настоящий момент Турция уже обладает ракетами, способными нести боезаряды на расстояния в несколько сот километров. В то же время успешно продвигаются работы по созданию носителей с дальностью полета до 1000 километров.

Как утверждают открытые турецкие источники, в перспективе ожидается разработка баллистических ракет с дальностью полета до 3500 километров. Любопытно, зачем Турции вкладывать миллиарды долларов в проект, который изначально нерентабелен в смысле боевой эффективности? Ведь общеизвестно, что себестоимость средства поражения не может быть выше степени нанесенного им противнику вреда. В данном случае лишь ядерные боеголовки с возможностью их колоссального поражения могут оправдать затраты на свое создание и на производство носителей.

Одним словом, все действия Турции в области "ядерной политики" и поведенческая линия ее лидера указывают на то, что Анкара уже сделала свой выбор. Учитывая, что самостоятельно разработать технологию ядерного оружия она на данный момент не в состоянии, да и не решилась бы обзавестись им без теневой поддержки хотя бы одного из главных в мире геополитических акторов, следует предположить, что план Анкары одобрен некими мощными силами и потому не встретит должного сопротивления в клубе "ядерных держав".   

К примеру, вывод Анкары на новый уровень геополитического влияния посредством наделения ее ядерным статусом может быть выгоден США с Британией, имеющими свои планы на обширные регионы Евразии. Однако, стараясь не мараться самим, они вполне могут подтолкнуть Турцию и союзный им Пакистан к теснейшему взаимодействию, вплоть до осуществления незаконной с точки зрения международного права ядерной сделки.

Возможен такой сценарий? Как нам кажется, вполне, поскольку вооруженная собственными бомбами Турция сможет стать новым очагом напряжения на материке, лишь спокойствие, взаимопонимание и мир на котором может гарантировать упадок гегемонии англосаксов в мире.

ВПРОЧЕМ, ЭТО ЛИШЬ ВЕРСИЯ об очень "высокой" теневой поддержке Турции. Неоспоримо лишь то, что Турция - одна или при помощи союзников - стремится обзавестись ядерным арсеналом и на почве этой вожделенной мечты ищет еще более тесного взаимодействия с Пакистаном. Ведь, помимо прочего, опыт Исламабада по приобретению и пополнению своего арсенала ядерным оружием не может не воодушевлять Анкару. В связи с этим стоит процитировать слова премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто, произнесенные во время войны 1965 г. и давшие старт пакистанской ядерной программе: "Если Индия создаст свою атомную бомбу - значит и нам придется сделать свою, даже если ради этого придется сидеть на хлебе и воде или вовсе умирать с голоду. Бомба есть у христиан, у иудеев, а теперь еще и у индуистов. Почему бы и мусульманам не обзавестись своей?"

Замечаете поразительное сходство речей Эрдогана на "ядерную" тематику со словами Бхутто, созвучие интонаций и акцентов? На наш взгляд, способ мыслей и мотивация действий обоих зеркально совпадают.

А для пущей убедительности резюмируем статью мнением авторитетного эксперта по ядерному оружию, исследователя из Института политики мира и безопасности Морица Кута: "Атомная бомба гарантирует место в авангарде геополитики. Идея, которая понравится Эрдогану. Надеюсь, она не осуществится. Но Турция, судя по всему, стремится к этому".

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ЭРДОГАН И ЕГО "ПРАВО"
      2021-10-25 10:31
      107

      Провокационная речь президента Турции во время выступления в одной из африканских стран вызвала бурю пересудов во всем мире. Напомним, что Эрдоган высказал свое возмущение "несправедливостью" того факта, что "горстка победивших во Второй мировой войне государств" решает судьбу всего мира.

    • ЗАХОМУТОВАННЫЙ АЗЕРБАЙДЖАН
      2021-10-19 10:08
      3016

      Сложно однозначно утверждать, осознавал ли Ильхам Алиев, на что идет, однако факт налицо: Азербайджан под его управлением окончательно залезает в коварную геополитическую ловушку. Ведь наивно думать, что цена за действия в последней карабахской войне израильских и турецких дронов состояла в одной лишь сухой оплате деньгами за боевую технику. И едва ли Анкару с Тель-Авивом устроили бы одни лишь азербайджанские медальки с горячими словами благодарности турецким генералам, пилотам и израильским инструкторам вместе с разведчиками за оказанные в боях с армянами серьезные услуги.

    • АЛИЕВ МАСТЕРСКИ БЛЕФУЕТ?
      2021-10-14 11:39
      3913

      Сунь-цзы говорил: "Речи врага смиренны, а приготовления усиливаются – он выступает. Речи претенциозны, а он сам спешит вперед – он отступает". Cлегка перефразировав эту формулировку и применив ее к Азербайджану, можно получить следующую картину: чем агрессивнее риторика азербайджанского диктатора в отношении Армении, тем далек он (во всяком случае на данный момент) от идеи применения силы.

    • С ЧЕМ ЕДЕТ В АРМЕНИЮ ИНДИЙСКИЙ МИНИСТР?
      2021-10-11 09:54
      1337

      Как стало известно, 12-13 октября Армению с рабочим визитом посетит министр иностранных дел Индии Субраманиам Джайшанкар. Следует полагать, визит очень важный для Нью-Дели, о чем свидетельствует тот факт, что за 30 лет независимости Армении ни разу еще Ереван не посещали индийские политики такого уровня. Согласно сообщению армянского МИД, министр Джайшанкар встретится и обсудит ряд интересующих стороны вопросов с премьером Николом Пашиняном, министром иностранных дел Араратом Мирзояном и спикером парламента Аленом Симоняном.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ