Последние новости

РОДИНА НА ВСЕХ ОДНА

Химик, специалист по металлоорганическому синтезу Григорий Аветисян был уже квалифицированным специалистом, кандидатом наук, когда в самом начале 90-х годов минувшего столетия по известным причинам наука оказалась в глубочайшем кризисе, а ученые - невольными жертвами перестройки. В создавшихся социально-экономических условиях стране было не по карману содержать научный потенциал, которым она располагала. Не видя научных перспектив, многие ученые ушли в коммерческие структуры, чтобы не потерять квалификацию, уехали за рубеж. Среди них был и Григорий Аветисян. Оказавшись в Париже, Григорий вынужден был все начинать с нуля. Об этом мы поговорили с ним в один из его приездов в Ереван.

- Я вынужден был уехать, потому что не хотел заниматься чем попало, - рассказывал Григорий. - Никакого приглашения у меня не было. Но наука в Европе, как, кстати, и в бывших странах соцлагеря, ценится не особенно высоко. Единственные страны, где на поприще науки можно добиться успеха, - это США и Великобритания. Вот почему ученые из бывшего СССР едут именно в эти страны. А во Франции устроиться по специальности намного сложнее. Главная трудность - это непризнание наших дипломов. Если в США и Англии можно сдать экзамены, решить определенный тест и сразу приступить к работе, то во Франции надо начинать чуть ли не с первого курса университета. Подобная перспектива вызывала во мне чувство протеста, и я решил обратиться к ректору университета Pario 6 имени Кюри профессору Норману. Показав ему свою диссертацию, я сказал, что у меня множество научных статей, опубликованных в солидных журналах мирового уровня. Но это не возымело действия, разве что ректор все же пошел мне навстречу и сказал, что, если сдам все университетские экзамены, он сможет зачислить меня в аспирантуру. Получив всего лишь месяц для подготовки, я начал бешено заниматься.

Через месяц я снова пришел к ректору, но приняла меня секретарша, выдала лист с 80-ю вопросами и, не предупредив, что на ответы у меня всего лишь час, удалилась. К тому моменту я владел английским, а на французском изъяснялся с трудом, поэтому отвечал на вопросы медленно. Тем не менее на 76 я уже ответил, когда пришла секретарша и сказала, что мое время истекло, а за результатом надо прийти завтра. На следующий день меня принял сам ректор, был намного любезнее, чем в первый раз, и сказал, что я совершенно точно ответил на вопросы. Я предложил сразу же ответить на оставшиеся 4 вопроса - и благодаря этому был зачислен в аспирантуру.

- Каково отношение к нашим ученым у западных коллег? Не встречают ли они в штыки наших соотечественников, которые претендуют на немногие вакансии?

- Об особом предубеждении не могу сказать, но трудности все же неимоверные. Мне пришлось еще год учиться в аспирантуре и, несмотря на коллекцию дипломов, ни одна французская лаборатория не заинтересовалась мной. Дело в том, что здесь вступают в силу иные критерии, - возраст, например. При выборе между мной и французским студентом интерес проявляется к студенту, потому что он молод, у него меньше претензий и т.п. Не думаю, что какая-то лаборатория начала бы оригинальничать и взяла на вакантное место ученого из другой страны.

- А как ты все-таки устроился?

- На протяжении двух лет я безуспешно искал работу. Мои коллеги, выехавшие в США и Англию, сразу нашли хорошо оплачиваемую работу. Но во Франции, как я уже сказал, все намного сложнее. И я решил переквалифицироваться в фармацевты.

- А на какую тему ты защитил диссертацию?

- Синтез новых лекарственных препаратов. Мне пришлось дополнительно сдать экзамен по медицине, фармацевтике и по структуре здравоохранения во Франции. Это самый трудный экзамен, потому что не секрет, что структура здравоохранения во Франции не очень себя оправдывает. Получив новую квалификацию, я добился того, что попал на работу в лучшую лабораторию, - первую фармацевтическую группу в мире (PFIZER).

- А как преодолевались трудности бытового плана?

- Франция была единственной страной, в которой я хотел жить и работать после Армении. Она вошла в наше сознание с самого детства - через классическую литературу, музыку, живопись, кинематограф. Но, к сожалению, о современной культуре Франции я имел мало представления. Например, я не знал о богатстве современной французской гастрономии. По этому поводу я даже шучу: когда меня спрашивают, не являюсь ли политическим беженцем, я отвечаю: "Нет, я гастрономический беженец". Но, если серьезно, то Франция - одна из немногих европейских стран, которая с симпатией относится к Армении, ее истории, культуре. Не случайно она одной из первых признала Геноцид армян в Османской Турции. Франция исторически всегда представляла интересы Армении, в чем велика роль армянской общины, представители которой во Франции занимают влиятельные посты, как, например, юрист по международному праву Патрик Деведжян - блестящая личность. В признании Геноцида он сыграл неоценимую роль. Я слышал его выступление, когда он сказал: "Как можно принимать в Евросоюз страну, которая до сих пор не признала совершенный ею Геноцид?" Чтобы стало очевидно, насколько это недопустимо, он провел такую параллель: "Возможно было бы членство Германии в Евросоюзе, если б сегодня, к примеру, центральные магистрали Берлина носили имена Гитлера, Геббельса, Гимлера, а в центре столицы находился мавзолей Гитлера? Какой была бы Германия сегодня, если бы сама не осудила фашизм? А сегодняшняя Турция до сих пор не осудила свои преступления 15-го года".

- Есть ли у тебя контакты с армянской диаспорой?

- Не могу сказать, что принимаю активное участие в жизни армянской диаспоры, но по мере сил стараюсь быть полезным ей. Сейчас она очень неоднородна. Если в начале прошлого века она состояла из армян, которые спасались от Геноцида в Турции, то сейчас пополнилась новой волной эмиграции, и это в каком-то смысле играет положительную роль. Дело в том, что третье поколение армян - потомки первых беженцев. Они почти не говорят на армянском, хотя и помнят, что являются армянами. Новая волна армян укрепила солидарность общины, принеся много информации об Армении, обострила их любовь к исторической родине, оживила интерес к языку, армянской культуре. Многие из них стали чаще приезжать в Армению.

- Тебя многие годы не было в Армении. Поделись впечатлениями.

- Когда я впервые приехал после 15 лет отсутствия, первое впечатление было шоковым. У меня было ощущение, что я очутился в другом измерении. Я считаю себя ереванцем, очень люблю Ереван. Но есть вещи, которые не укладываются в сознании. В наше время он имел яркие, характерные черты, особенно в архитектуре, и выгодно отличался от других столиц бывшего СССР. И мне больно видеть, как старый Ереван либо полностью стерт, либо остались жалкие остатки чудесных, оригинальных построек прошлого века, которых не встретишь ни в одном уголке мира. Они бессовестно разрушены, и на их месте высятся глыбы, не вписывающиеся в ансамбль и атмосферу города. А чудовищные постройки вокруг Оперного театра? Они просто ужасают своим несоответствием общему облику, стилю Еревана. Исчезла гармония, нет никакого продолжения ни в смысле стиля, ни в смысле исторического восприятия окружающей среды, ансамбля. Моя бабушка-художница говорила: "Надо рисовать так, чтобы каждый предмет чувствовал присутствие другого. Предметы должны говорить между собой, тогда получится натюрморт". Так и в архитектуре. Здания должны общаться между собой, быть в гармонии, а не в конфликте. В Париже тоже есть здания, которые были построены в эпоху Миттерана и не гармонируют с окружающей средой. Но сейчас на это обращают больше внимания, и вся старина в Париже сохранилась полностью, а если что восстанавливается, то с учетом исторического былого облика.

- Приятно, что тебя волнуют проблемы сегодняшней Армении...

- Забыть свою страну невозможно: ведь уезжают потому, что здесь невозможно полностью себя реализовать. Но я очень хочу, чтобы в Армении и богатые, и бедные были равны. Вступив в XXI век, Армения, несомненно, нуждается во всесторонней модернизации. Наука, искусство, культура должны быть подняты на новый уровень. И хочется, чтобы в Армении и богатые, и бедные были равны перед законом. Больно слышать, что человек продает последнее, чтобы обеспечить себя лекарствами или сделать неотложную операцию. Не думаю, что наше государство не в состоянии обеспечить народ хотя бы минимальным. Оно должно стараться, чтобы каждый армянин чувствовал себя защищенным как у себя на родине, так и за ее пределами. А родина у нас одна, где бы мы ни жили, - Армения.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • В СВОИ МЫ ВЕРИЛИ ТАЛАНТЫ
      2021-01-16 11:18
      95

      "Мне б только знать, что где-нибудь на свете Хоть огонек остался от меня…"               Эти строки принадлежат перу Маро МАРКАРЯН - тончайшему лирику, которой в декабре минувшего года исполнилось бы 105 лет со дня рождения.

    • МУЗЫКА ТИШИНЫ
      2021-01-11 10:40
      3009

      Ушедший год в музыкальном отношении был совершенно безрадостным. По известным причинам в концертных залах царила мертвящая тишина. И только в самом конце года забрезжил свет надежды. Филармонический оркестр Армении под управлением Эдуарда Топчяна дал цикл концертов, открыв тем самым двери Большого зала филармонии перед слушателями, уставшими от тревожных будней. Эти вечера, посвященные 250-летнему юбилею Бетховена прошли с огромным успехом.

    • МИГ И ВЕЧНОСТЬ МАСТЕРОВ
      2020-12-28 09:59
      7444

      Он уехал в США в самом начале девяностых годов. Известный кинооператор и кинорежиссер, мастер документального кино, лауреат премии "Ника", лауреат Всесоюзного и международных кинофестивалей Михаил ВАРТАНОВ был близким другом Сергея Параджанова.

    • СИГНАЛ НАДЕЖДЫ
      2020-12-26 11:04
      7650

      Завершен юбилейный год Бетховена В конце декабря по сложившейся в последние годы традиции мы подводили итоги художественных и музыкальных событий года: последний предновогодний номер газеты венчала тема «художественные вершины года». Вершинных событий, к счастью, было немало, что вызывало законную гордость. Но год нынешний жестокий, беспощадный ничем, увы, не обрадовал. Он принес армянскому народу потери и сплошные страдания, погрузив наши души в тьму. И вряд ли найдется хоть один разумный человек, который не испытал бы духовное потрясение.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ГЛАВНЫЕ НАУЧНЫЕ ОТКРЫТИЯ 2020-го
      2021-01-04 06:35
      4739

      Никогда еще наука не была так важна, как в 2020-м, и никогда еще о ней не было так мало слышно – СМИ сфокусировались на исследованиях коронавируса. На самом деле в науке произошло много интересного. Forbes Life рассказывает о главных прорывах, разработках и трендах в 2020-м.

    • АНАЛОГОВ НЕ СУЩЕСТВУЕТ
      2020-11-09 10:29
      9691

      Ни война, ни коронавирус не в состоянии остановить научную мысль. Более того, усложняющиеся условия ставят перед армянскими учеными новые задачи, с которыми они успешно справляются. Но в данном случае речь пойдет о разработке прибора мирного назначения, который, несомненно, найдет широкое применение у сотен миллионов больных, страдающих диабетом.

    • СИЛЬНАЯ НАУКА - ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ
      2020-09-23 11:26
      7198

      В интервью "ГА" доктор физико-математических наук, академик Владимир АРУТЮНЯН говорит о проблемах образования и науки и задачах повышения обороноспособности нашей страны.

    • НА ВЕНЕРЕ ПРОИСХОДИТ ЧТО-ТО СТРАННОЕ
      2020-09-16 09:58
      3092

      Пока все космические державы были озабочены программами полетов на Луну, Марс и в дальний космос, Венера преподнесла сюрприз: были обнаружены признаки жизни на планете. Исследователи пытаются объяснить наличие в атмосфере планеты газа фосфина, который на Земле производят микроорганизмы.