Последние новости

ЭТО БЫЛИ АБСОЛЮТНО РАЗНЫЕ ПРЕМЬЕРЫ

3 февраля в российской столице в кинотеатре "Москва" состоялся премьерный показ фильма "Шрам" .

ФИЛЬМ "ШРАМ", РАССКАЗЫВАЮЩИЙ О СТРАНСТВИЯХ АРМЯНИНА Назарета Манукяна в поисках дочерей, которых он потерял во время трагических событий 1915 года, вошел программу 71-го Венецианского кинофестиваля. В съемках картины участвовали семь стран – Германия, Франция, Италия, Канада, Польша, Турция и Россия.

Премьера фильма состоялась в Стамбуле в декабре, а в Ереване фильм представили 30 января. Главную роль в картине сыграл французский актер алжирского происхождения Тахар Рахим, после роли в "Пророке" ставший одной из главных звезд Европы. Над картиной также работали американский сценарист армянского происхождения Мардик Мартин (автор многих ранних картин Мартина Скорсезе – "Злые улицы", "Бешеный бык") и польский художник-постановщик Аллан Старски ("Список Шиндлера", "Пианист").

Кадры из фильма 'Шрам'

Картину представили создатели фильма – немецкий режиссер турецкого происхождения Фатих Акин, продюсеры с российской стороны Рубен Дишдишян и Арам Мовсесян, а также актриса Аревик Мартиросян. Фатих Акин, начиная свое выступление, сказал: "Для меня это особенный вечер, особенный момент в моей жизни, к которому меня привел мой фильм".

Представляя картину, Рубен Дишдишян отметил: "Со стороны Фатиха Акина создание такой картины – очень большой и мужественный шаг. Вы знаете, что реакция на историю Геноцида армян в Турции неоднозначна, но Фатих, будучи этническим турком, осмелился сделать такую картину, которая, как мне кажется, получилась очень честной".

Гость редакции "Ноян Тапан" – режиссер фильма "Шрам" Фатих Акин.

– Фатих, скажите, почему вы – турок по национальности, гражданин Германии – решили снять фильм на тему Геноцида армян?

– Я взялся за этот фильм, потому что для меня была некомфортна та ситуация, которая создалась в Турции вокруг темы Геноцида, о котором запрещено было говорить. Как художник, я считал это неправильным и решил поднять этот болезненный вопрос, чтобы возникло обсуждение, пусть и очень непростое. Ведь многие молодые люди в Турции не знают, какая страшная трагедия произошла сто лет назад. Я чувствую ответственность за то, что произошло, хотя ни я, ни мой отец тогда еще не родились. Но мы – часть этого общества. Победить страх перед словом "геноцид" мне помогла книга журналиста Гасана Джемаля "1915 год. Геноцид армян". До этого я пытался избегать употребления этого слова при обсуждении тех событий. Я работал над "Шрамом" семь лет. Изначально цель моего фильма была в том, чтобы он понравился моей маме, моему отцу, моим друзьям в Турции и в то же время – армянскому обществу, Армении и Диаспоре. Я начал это путешествие, задаваясь вопросом: "Может ли этот фильм стать мостом? Может ли объединить тех, кто принимает и не принимает Геноцид в Турции?".

-И вы получили ответ на свой вопрос? То есть огласка этой темы может привести к тому, что проблема выйдет на такой уровень, что Турция наконец признает Геноцид? Вообще, на ваш взгляд, может ли это произойти в принципе и если это реально, то когда?

-Я не думаю, что один фильм может что-то изменить кардинально. Но, кажется, день ото дня становится легче говорить на эту тему. Табу десятилетней давности сегодня становятся слабее. И у меня есть друзья, люди искусства, создающие работы об этом. Есть прослойка турок, которые признают это, и она становится больше каждый день... В Турции уже существует гражданское движение, которое постепенно растет. И, возможно, мой фильм что-то привнесет в этот процесс и что-то сделает для того, чтобы это движение стало еще более многочисленным. Но мне кажется, что если в будущем Турция и признает, что в действительности был Геноцид армян, то это будет сделано не из-за того, что турки чувствуют свою вину и признают ее. Скорее всего, это случится по геополитическим причинам, когда будет выгодно – либо экономически, либо политически – открыть границу между Турцией и Арменией, и только тогда это случится. Например, в связи со сложившейся ситуацией сейчас российский газ собираются поставлять через территорию Турции. И если это будет осуществлено, и если в будущем политика Армении останется пророссийской, то, возможно, создастся такая политическая ситуация, при которой будет выгодно и удобно открыть границу между этими двумя странами и если не признать Геноцид, то хотя бы сделать несколько шагов в этом направлении. В это я верю.

– Уже состоялись премьеры фильма в Стамбуле и Ереване. Каковы ваши впечатления? Как к фильму отнеслись турки и как – армяне?

– Это были две абсолютно разные премьеры. Если говорить о премьере в Турции, то она была одновременно и красивой и грустной. Красивой она была в том плане, что люди после премьеры не танцевали, не пели, они просто сидели за столами, делились историями, просто рассказывали что-то друг другу. Грустной она была в том плане, что мы не могли договориться с кинотеатрами, чтобы показывали наш фильм, хотя у нас был дистрибьютор, который верил в нас. Кинотеатры боялись проблем со зрителями, с какими-то агрессивно настроенными группами, правительством и не хотели брать фильм в прокат. И мы буквально молили кинотеатры, чтобы они показали его. Они согласились, но не было никакой рекламы, афиш – ничего. Фильм прошел очень незаметно, всего в 24 кинотеатрах. Даже если это была, с одной стороны, революция – что фильм все-таки показали в Турции, – то она была очень тихая. Если говорить о премьере в Ереване, то это был шок для людей – в основном потому, что турок снял фильм на такую тему и с таким взглядом на нее. Поэтому был шок, но шок в хорошем смысле этого слова.

– Скажите, а не было какой-то травли в связи с фильмом в Турции, статей, угроз запретить вам въезд в страну?

– Я получал некоторые угрозы этим летом, когда фильм вышел, но мы не очень серьезно отнеслись к этому. Сейчас, когда я презентую фильм, да – мне нужна охрана, но это не влияет на мою обычную жизнь. До того как мы выпустили этот фильм, меня в Турции все очень любили, а сейчас уже не любят. С въездом проблем нет, так как нет проблем с правительством. Мои противники – это обычные люди и какие-то группировки.

– "Шрам" - заключительная часть вашей условной трилогии, повествующей о любви, смерти и дьяволе. Фильм "Головой о стену" рассказывал о любви, "На краю рая" – о смерти. Новая картина, как сказано в пресс-релизе, рассказывает о дьяволе, сатане. Можете ли вы пояснить немного эти слова, поскольку сложно представить себе некое абстрактное зло: как правило, оно воплощается в конкретных людях, в их поступках…

-Я сразу решил, что буду показывать всю эту историю через моего героя. И что бы ни происходило, мы видим эту историю с его точки зрения. Допустим, когда к нему приходят жандармы и забирают его среди ночи из постели, разлучают его с семьей, мы видим это через его восприятие. Естественно, для многих людей, истории которых я читал, этот момент был решающим в их судьбе… И для меня был важен вопрос, насколько злыми и несущими зло я должен был показать этих жандармов. Потому что были ли они злыми сами по себе? Нет, потому что, возможно, они не были такими, они лишь получили приказ от кого-то… Затем мы видим сцену убийства в пустыне. И это делают люди, которых выпустили из тюрьмы. Кто их выпустил? Их выпустили опять же по чьему-то приказу. Я постарался сделать фабулу картины универсальной, выбор, перед которым стоят герои, – понятным для зрителей, хотя, так или иначе, персонажи моей картины в большинстве своем – враги. Я надеюсь, что каждый увидит в этом рассказе о трагедии свое. И получит ответы на свои вопросы. На мой взгляд, добро и зло тесно связаны между собой. К примеру, самое красивое тело может носить внутри рак, как один и тот же человек способен на самые прекрасные поступки и самые отвратительные преступления. Я считаю, что в процессе эволюции люди находятся между двумя этими понятиями. То есть зло и добро существуют внутри нас, и все зависит от того, что мы выбираем и кормим внутри себя в каждый данный момент – добро или зло.

– Главного героя, армянина Назарета, играет французский актер алжирского происхождения Тахар Рахим. Чем обусловлен такой выбор? Он молод и в заключительных кадрах кажется не отцом, а скорее братом своей 17-летней дочери. На протяжении фильма, а проходит, видимо, около 10 лет, он практически не изменяется – несмотря на испытания, выпавшие на его долю. Это сделано специально, чтобы показать некую вневременность?

– Когда я искал актера на эту роль, как раз в процессе поиска посмотрел фильм "Пророк" Жака Одияра, увидел Тахара, он меня очень впечатлил, и я понял, что хочу работать с ним. И этот фильм оказал на меня очень большое влияние. Если говорить о его возрасте в фильме, то в то время люди привыкли заводить детей раньше, чем сейчас. Представим, что герою было 20 лет, когда он создал семью и у них появились дети, то есть когда он встретился с дочерью, ему было 37. Актеру, когда он снимался, было 30 – то есть разрыв с его персонажем был небольшой. Если же говорить о том, что в сценах они иногда больше похожи на брата и сестру, а не на отца и дочь, то это было мое решение – не использовать много грима или каких-то эффектов. Мне хотелось приблизить их по возрасту друг к другу, чтобы, как вы правильно заметили, сделать их вне времени.

– И еще раз – о проблеме признания Геноцида. Насколько я поняла из вашего ответа про Турцию, моральный вопрос не играет никакой роли в политических решениях, они связаны с экономической выгодой. И признание Турцией Геноцида не будет означать осознания своей вины, желания ее искупить. Тем не менее, как вы думаете, почему не признают Геноцид, скажем, США – известные поборники идеалов справедливости и гуманизма, Великобритания, Израиль? Холокост признают, а Геноцид - нет.

– То же самое, те же самые геополитические вопросы. В Первой мировой войне Турция стала союзником Великобритании, и сейчас Турция является самой дальней восточной страной, до которой НАТО может дотянуться, скажем так. На юго-востоке Турции существует военная база, откуда стартуют самолеты Великобритании и США, если нужно достигнуть Ирака или Сирии. Следовательно, если Великобритания совершит шаг и признает Геноцид армян, ответом Турции просто может быть закрытие этой базы, а сейчас это невыгодно ни США, ни Великобритании. К сожалению, вопрос признания Геноцида является не моральным вопросом, а только лишь политическим. Если в будущем когда-нибудь Турция признает Геноцид или сделает шаг навстречу Армении, давайте это так называть, то опять же это будет геополитический вопрос. Потому что очень многое сейчас зависит от конфликта Азербайджана и Армении, который происходит и влияет опять же на отношения Турции и Армении. Если же говорить про отношения Израиля и Турции, то, так как политика Турции сейчас больше направлена на усиление ислама и религиозной составляющей и из-за этого она становится более антисемитской, Израиль может принять абсолютно политическое решение признать Геноцид армян. Но я опять же считаю, что это неправильно – использовать трагический период в истории в качестве политического рычага в решении своих проблем. Это должно перейти в область моральных вопросов. Но пока что политики не готовы разделять моральные вопросы и политические.

Основная тема:
Теги:
  • Арташес 18-Мар-2015
    Я,понимаю,что Геноцид с обоих старон больно и трудно признать:туркам- Геноцид,а армянам забыть ту страшную боль,которую нанесли турки народу,которому Это-забыть не возьможно.Так как,как можно забыть человека близкого,если просто по времени уходит из жизни навсегда?А это-миллионы: дети,женщины,старики и мирные жители в самой родной стране уничтожены?Почему турки бояться от слово-Геноцид?!Так как,возьмут они на себя клеймо-жестокой нации.Но,я уверень,придет время,когда пойдут новые-новые турки-они,не будут благодарны своим предкам,что оставили им такое позорное наследие как-Геноцид.Но сейчас,несмотря,что прошло 100-лет,туркам,ещё рано говорить о признание Геноцида,а Америки и Англии,-им, дороже Турецкое расположение на Земном шаре,чем ли армянский Геноцид.Мои родители,детми бежали из Заподной Армении:отец-из Муша,мать-из Карса.И с тех пор продолжается Эмиграция по всему Миру армян, из-за наследие резни.И в данный момент Миграция наследие Геноцида.91 году,поехали в Турцию бригадой-челночники,что-бы оттуда привести турецкие тряпки.Находясь в городе Трабзоне,я спросил,-здесь есть местные армяни.Я тогда не знал,-той страшной вражды,которое сохранилось до сех пор. И ещё долго будет сохраняться,-очевидно ещё веками.После моего спроса,подошли к комне двое турков спрашивали,-эрманы?Сейчас шее отрежим и выбросим тебя в реку.Где текло речушка в Чёрное море.А мы стояли в доль перила берега реки.Я не понимал,что они хотели от меня.Рядом с сомною стояла женщина,которая тоже приехала из Грузии,торговала хозяйственным товаром.Она знала,что я из Краснодарского края.Она им,что-то сказала и они ушли.После,это женщина мне говорит,-что узнали что вы армянин и вы спрашивали о армян-хотели Вас зарезать,-под плашем показывая кинжал.-Я им сказала,-ёх,он черкез из краснодарского края.Так как мусульман,поверили и ушли.Я думаю,-туркам,при встрече с армянином не резать,не убивать надо,-а,в место того,чтобы здорокаться,должны кланяться,сказать-простите Нас!-Мало того-нашу родину забрали,миллионами уничтожили и всёравно ненависть продолжается.Мне кажеться,и сейчас-те же турки,что 100-лет назад до 23-года.Запомните,армяни,трудолюбивый,талантлевый народ!Они,заслуживают уважение.С Вас не требуют любви,с Вас требуют уважение. Арташес. 18.03.2015,
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • ЗАТЯНУВШИЙСЯ АНТРАКТ
    2020-04-01 09:42
    5252

    Первого апреля Хорену АБРАМЯНУ исполнилось бы 90 лет …Заполнив своей мощной фигурой раму распахнутой двери, Хорен  Абрамян  оглядывает  собравшихся. Под четкими линиями бровей темные  зрачки. Они окаймлены снизу двумя полукружиями необыкновенно светлых,  даже светящихся  белков, и это придает  взгляду  удивительную силу и красоту. Перед ним толпа расступается, но кажется, что это он, как ледокол, идет сквозь неё. 

  • НА ЭКРАНЕ "ЛАХТИ" И ДРУГИЕ АРМЯНСКИЕ ИГРЫ
    2020-03-24 10:40
    2513

    Если вы любитель тайных знаний и готовы открывать для себя секреты прошлого, вам стоит посмотреть фильмы режиссера Николая Давтяна "Карктик" ("Игра в камешки"), "7 кар" ("7 камней") и "Лахти", объединенные в документальную трилогию научно-популярного жанра. Первые две картины уже знакомы зрителю, премьера третьей должна была состояться 18 марта в Центре искусств "Нарекаци", однако из-за чрезвычайного положения в стране показ временно отложен.

  • Ваник МКРТЧЯН: "КОГДА Я НА СЦЕНЕ, Я СЧАСТЛИВ"
    2020-03-21 16:00
    2644

    В прошедшую пятницу, 13 марта, популярному актеру театра и кино, заслуженному артисту Армении Ванику Мкртчяну исполнилось 70 лет. В связи с юбилеем в Государственном театре музыкальной комедии им. А.Пароняна, в котором уже 42 года служит Ваник Вараздатович, был устроен юбилейный спектакль "Последняя остановка" по пьесе Тамар Ованесян.

  • ФИЛЬМ ОБ АРЦАХЕ И ПОЗОРНЫЙ ПРОВАЛ АЗЕРПРОПА
    2020-03-17 10:34
    4121

    11 марта в Москве, в Центральном Доме кинематографистов России, с большим успехом прошла премьера документального фильма "Возвращение" о борьбе армянского народа за свободу Нагорного Карабаха - Арцаха, за мир на этой древней земле. Фильм снимали известные российские кинодокументалисты: петербургский тележурналист Светлана Кульчицкая и режиссер Павел Медведев.