Последние новости

ТРАМП МЕЖДУ ЭРДОГАНОМ И ПУТИНЫМ ИЛИ ЭРДОГАН МЕЖДУ ПУТИНЫМ И ТРАМПОМ?

Сохранится ли преемственность политики США на Ближнем Востоке

Президент Турции Тайип Эрдоган в ходе своего недавнего африканского турне заявил, что МИД страны получил задание готовить его визит в Вашингтон для встречи и переговоров с президентом США Дональдом Трампом. Правда, на данный момент четких планов относительно переговоров с Трампом еще нет. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, который представлял Турцию на инаугурации президента Трампа, подтвердил, что турецкая сторона надеется, что "все недопонимания, которые возникали с прошлой администрацией, будут разрешены и сняты", и что "в ближайшее время состоится личная встреча Эрдогана и Трампа, которая принесет новое, позитивное развитие отношений двух стран". В свою очередь ранее Эрдоган говорил, речь будет идти об обсуждении ситуации на Ближнем Востоке и видении со стороны Вашингтона роли Турции в этом регионе. При этом Эрдоган определил две важные для него позиции: 1. сохранение территориальной целостности ближневосточных стран, отказ от попыток изменения карты региона; 2. страны, "не имеющие отношения к региону", должны быть лишены возможности принимать решения, которые не учитывают его специфику", поскольку "Турция — самая сильная страна на Ближнем Востоке, которая влияет на динамику процессов в регионе".

Начнем с того, что до момента начала сирийского кризиса в 2011 году Турцию абсолютно не беспокоила проблема сохранения своей территориальной целостности, не говоря уже о других странах региона, которые были захлестнуты волной "арабской весны". Только потом, когда по ходу развития событий в Сирии Анкаре стали очевидны планы Вашингтона по созданию единого "курдского пояса от границ Ирака до Средиземного моря", она заговорила о важности территориальной целостности Сирии, имея в виду прежде всего свои собственные национальные интересы. Более того, стало ясно, что озвученный некогда в США проект "Нового Ближнего Востока" — не просто изменения в политической фразеологии американских политиков, но и конкретные намерения и действия с участием Израиля (официально — за спиной Турции, хотя есть основания предполагать и участие в этом проекте определенных политических и военных кругов в Турции — С.Т.) по фрагментации геополитического пространства региона через создание дуги нестабильности, так называемого "конструктивного хаоса и насилия" — от Ливана, Палестины до Сирии, Ирака, Персидского залива, Ирана вплоть до границ Афганистана.

В этом проекте выделялись две фазы: балканизация (раздел) и финляндизация (умиротворение). Администрация президента Барака Обамы успешно прошла на Ближнем Востоке первую фазу, которая еще не завершена. Поэтому когда президент Трамп заявляет о создании ПРО против Ирана и возможном отказе от ядерной сделки с ним, отмечая, что "мы потратили на Ближнем Востоке 6 трлн долларов, а регион сегодня находится в гораздо худшем состоянии, чем когда бы то ни было", это напоминает риторику Обамы в первый период его президента, когда он сначала критиковал политику Буша-младшего на Ближнем Востоке, а потом ее продолжил в несколько иной вариации.

Что касается второй позиции Эрдогана: страны, "не имеющие отношения к региону", должны быть лишены возможности принимать решения", то речь идет в первую очередь о России, появление которой в Сирии Турция считает "результатом ошибок" администрации Обамы, во вторую — заметное увеличение регионального влияния Китая. Как заявил в этой связи вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш, США "поменяли своих союзников на Ближнем Востоке, и хорошо бы понимать причины подобных действий". Смена союзников — налицо, о причинах можно пока выстраивать разные версии.

Турецкая дипломатия действительно оказалась в очень сложной ситуации. Анкара имеет серьезные разногласия с Вашингтоном в отношении курдской проблемы, но в душе рассчитывает, что сможет договориться по этой проблеме с западным альянсом, членом которого она себя считает. В то же время при определенных условиях, а тем более что войны в Ираке и в Сирии далеки от своего завершения, Анкара опасается того, что на этом направлении Москва и Пекин могут поменяться с Вашингтоном местами. Дело в том, что почти все конфликты Большого Ближнего Востока, включая и нагорно-карабахский, имеют глубокие исторические корни и их урегулирование на основе принципов демократии усложнено в силу отсутствия там самой демократии. Даже Турция, считавшаяся до недавнего времени "образом демократии западного типа в исламском мире", стала дрейфовать в сторону авторитаризма. Она по-прежнему считает себя входящей в зону влияния Запада, который и осуществляет проект по ее фрагментации после Ирака. В 2003 году США не смогли прорваться в Иран через иракский портал, застряли в проблемах этой страны, а через Турцию "чужими руками" такое возможно. Вспомним, что бывший советник по национальной безопасности США Збигнев Бжезинский считал, что Турция и Иран — две державы на "Евразийских Балканах", "потенциально уязвимые перед лицом внутренних этнических конфликтов (балканизация)", и "если одна из этих стран, либо обе они будут дестабилизированы, внутренние проблемы региона могут выйти из-под контроля". В Турции этот процесс уже начался.

Вот почему Анкара с повышенным вниманием следит за переменами в Белом доме, проявляя на всякий случай сдержанность в диалоге с Москвой и Тегераном. В то же время ее настораживает то, что президент США Трамп негативно относится к движению "Братья-мусульмане" в Египте, Саудовская Аравия, главный американский союзник среди арабских государств Ближнего Востока, нервничает, тогда как Израиль избрание Трампа считает чуть ли "не своей победой" и уверен в том, что новый президент США будет более активно вовлечен в ближневосточную политику. Но как и с кем? Сейчас он заявляет о готовности вести борьбу с ИГИЛ (структура, запрещенная в России), в которой, по оценке американских экспертов, его ждет "большая игра с высокими ставками", с которой "не сталкивался еще ни один президент Америки". ИГИЛ (структура, запрещенная в России), или то, что именуют такой аббревиатурой, можно вскоре объявить разбитой в зависимости от того, что под этим понимать, но есть "второе дно": природа конфликтов в регионе, гибридная война в Йемене между Саудовской Аравией и Ираном, будущее государственности в Ираке и в Сирии, противостояние между Израилем и палестинцами, наконец, сложнейшие проблемы в Турции и вокруг нее. Если вывести за скобки ИГИЛ и Иран (хотя объективно политику США в Ираке и Сирии можно считать проиранской — С.Т.), то Турция от США до сих пор не получила пока ни одного сигнала, свидетельствующего о смене политической стратегии США в регионе. Турция чувствует себя преданной со стороны США. В то же время, как считает норвежское издание Dagbladet, может случиться и так, что появится новая "тройка" — Трамп — Путин — Эрдоган, которая "зажмет снаружи ЕС, инициируя изменения внутри", предлагая не только Брюсселю, но и всему миру "сложное уравнение со слишком большим количеством неизвестных в политической математике". "Путин давит на восточные границы ЕС, — считает Dagbladet. — Трамп угрожает солидарности в НАТО. Выход Великобритании ослабляет ЕС. Эрдоган угрожает открыть шлюзы для потока беженцев, что вновь вызовет разногласия в ЕС". Но такая "тройка" возможна только в случае, если Трамп и Путин возьмут Эрдогана в свою компанию и будут использовать его в "игре" за пределами Большого Ближнего Востока. Другая комбинация — только Трамп — Эрдоган — малоэффективна даже в Ближневосточном регионе. Так что теперь дело за выбором Вашингтона и Анкары, поскольку, надо полагать, что встреча президентов США и Турции состоится ранее встречи Трампа со своим российским коллегой.

REGNUM 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ МОГУТ ПОЯВИТЬСЯ МЕЖДУНАРОДНЫЕ МИРОТВОРЦЫ
      2019-06-25 12:34
      387

      После встречи в Вашингтоне министров иностранных дел Армении и Азербайджана Зограба Мнацаканяна и Эльмара Мамедъярова, на которую, судя по всему, одна из конфликтующих сторон в нагорно-карабахском конфликте возлагала определенные надежды, связанные с возможной активизацией США в процессе урегулирования конфликта, с на редкость откровенными заявлениями стал выступать Мамедъяров. Он сообщил, что встреча 20 июня длилась более трех часов. По его словам, «посредники дали нам предложения для обсуждения», которые были оценены им как «положительный момент», и задался вопросом – «это новые или старые документы», ведь «мы их обсуждаем последние 15 лет». То есть ничего нового, и переговорный бег продолжается по замкнутому кругу.

    • БАКУ И ЕРЕВАН ХОТЯТ ВОЕВАТЬ ДРУГ С ДРУГОМ? ПУСТЬ ВОЮЮТ!
      2019-06-21 11:25
      1864

      Нагорный Карабах: «плана Болтона» не существует Когда после завершения встречи в Вашингтоне министров иностранных дел Армении и Азербайджана Зограба Мнацаканяна и Эльмара Мамедъярова при участии сопредседателей Минской группы ОБСЕ один из бакинских информационных порталов квалифицировал их как «консультации», стало ясно, что все пошло не так, как ранее предполагали некоторые эксперты.

    • КАК ВАШИНГТОН ОТЫГРАЕТ "КАРАБАХСКУЮ ПАРТИЮ"
      2019-06-17 13:52
      1130

      Официальные представители Баку и Еревана подтвердили, что очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна по нагорно-карабахскому урегулированию пройдет 20 июня в Вашингтоне. Она состоится при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

    • ТРЕУГОЛЬНИК ПУТИН – АЛИЕВ – ПАШИНЯН НЕ СОСТОЯЛСЯ
      2019-06-13 11:00
      1856

      Судя по поступающим сообщениям, обстановка в зоне карабахского конфликта заметно осложнилась. Это означает, что так называемые душанбинские договоренности «на ногах», достигнутые в октябре 2018 года между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном либо сорваны, либо близки к этому.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ