Последние новости

ОТВЕТ ПРОЗВУЧАЛ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО

Практически сразу после вашингтонского визита турецкого премьера Эрдогана, когда были рассеяны последние иллюзии относительно возможности отхода Анкары от политики по увязыванию перспектив установления армяно-турецких дипломатических отношений с карабахской проблемой, армянский президент Серж Саргсян озвучил сенсационное заявление:

"Если Турция будет затягивать процесс ратификации подписанных 10 октября в Цюрихе протоколов, то Ереван незамедлительно предпримет ответные действия, регламентированные международным правом".

Это было сказано 10 декабря в Ереване на совместной пресс-конференции глав Армении и Латвии.

 

Едва ли стоит сомневаться в том, что заявление армянского президента стало ответом на позицию Турции, которая, кажется, стала еще более непоколебимой и неуступчивой именно после вашингтонского визита Эрдогана. Однако вместе с тем нельзя сомневаться и в том, что подобные заявления, как правило, не рождаются в одночасье, а заранее заготавливаются "на случай". Например, на случай, если стартовавший в апреле текущего года переговорный процесс по установлению дипотношений между Арменией и Турцией вдруг зайдет в тупик.

Армянский президент, по собственному признанию, уже поручил соответствующим ветвям власти внести поправки в законодательство страны в части подписания, ратификации и объявления недействительными международных соглашений. Разумеется, только он может конкретно ответить на вопрос, что именно предусматривает данное поручение, однако, позволим себе некоторые рассуждения.

Во-первых, Серж Саргсян совсем не случайно употребил формулировку "международные соглашения". Дело в том, что до 10 декабря этот термин замещался другими понятиями - либо "парафированные протоколы", либо "подписанные протоколы".  И в том, и в другом случаях акцент ставился на факте "парафирования", т.е. всего лишь предварительного подписания договора (или его отдельных статей) инициалами уполномоченных.

Подобных примеров и в современной истории немало. Например, в августе прошлого года Вашингтон и Варшава подписали парафированное соглашение о размещении на территории Польши части американской системы противоракетной обороны: договор предусматривал размещение на северо-западе этой страны десяти ракет-перехватчиков. В ноябре этого года ЕС и Грузия парафировали соглашение об упрощении визового режима. Согласно предварительной договоренности сторон, документ этот предполагает упрощение выдачи виз нескольким категориям граждан Грузии. Парафированный документ отнюдь не всегда одобряется правительствами и парламентами договаривающихся стран, свидетелями чего мы являемся, например, в течение всех последних лет на оси Москва-Минск (союз Россия-Беларусь).   

Известный в истории так называемый "Пакт четырех" (подписанный в Риме в июне 1933 года "Пакт согласия и сотрудничества" между Англией, Францией, Италией и Германией) так и не был ратифицирован, ибо не разрешал противоречий между Францией, заинтересованной в сохранении версальской системы, и сторонниками ее пересмотра – фашистскими Германией и Италией. Четвертый же участник пакта - Англия - пытался играть на противоречиях. Таким образом, сам парафированный документ был подписан, но не был одобрен окончательно.

Примерно такую картину и обрисовывали нам власти относительно подписанных в конце августа этого года парафированных армяно-турецких протоколов по нормализации двусторонних отношений.

Действительно, парафирование может иметь место в тех случаях, когда международный договор полностью согласован между сторонами, однако требует еще одобрения парламентов и правительств, заключающих договор, или когда подписание окончательно оформленного текста откладывается по каким-либо другим причинам. Однако проблема заключалась в том, что и после подписанных 10 октября женевских протоколов эти документы представлялись армянскому обществу едва ли не в качестве "парафированных" с акцентом на то, что они еще должны пройти обсуждение в парламенте страны, а Конституционный суд еще только-только должен рассмотреть вопрос их соответствия армянскому законодательству.

Несмотря на наличие в "протоколах" конкретных положений о "неприкосновенности границ", обоюдном "уважении территориальной целостности государств" и т.д., официальный Ереван утверждал, что эти пункты не согласованы и подчиняются главной идее установления дипломатических отношений.

Между тем, по армянскому законодательству, подписанные в Швейцарии документы изначально являли собой не что иное, как "международный документ". Статья 7 Закона РА "О международных договорах РА" однозначно констатирует, что именно этим законом регулируются "отношения с другими государствами, касающиеся дружбы и сотрудничества, обороны, взаимного отказа от применения силы или угрозы применения силы, мира, создания политического или военного союза или членства в нем, решения пограничных, территориальных вопросов, создания международных организаций или членства в них, установления дипломатических и консульских отношений, получения кредитов, займов, гарантий или их предоставления, финансового сотрудничества и другие отношения, касающиеся жизненных интересов Республики Армения".

Стоит ли сомневаться в том, что многие из перечисленных функций как раз и представлены в женевских протоколах. Соответственно, эти документы изначально правильнее было называть "международным договором", на что Ереван упорно не шел. И вот, наконец, 10 декабря армянский президент впервые употребил термин "международный договор" применительно к женевским протоколам и даже не исключил перспективы объявления их "недействительными".

Фишка здесь в том, что рассмотрение армяно-турецких протоколов в той правовой плоскости, где они уже трактуются именно как "международные договоры", предоставляет возможность приостановления их действия.

Согласно статье 57, параграфа 2.1 Закона РА "О международных договорах РА", "действие международного договора Республики Армения может быть приостановлено, если Республика Армения, будучи в состоянии войны или на ином военном положении, в экономической или иной блокаде либо вследствие землетрясения, иной природной катастрофы или воздействия другой непреодолимой силы, не имеет возможности в силу объективных причин своевременно или надлежащим образом выполнять принятые на себя обязательства".

 

Таким образом, неслучайное обращение армянского президента к Закону "О международных договорах РА" означает, что, согласно положениям этого закона, "армяно-турецкий международный договор" может быть "приостановлен" (в нашем случае, приостановлен переговорный процесс). Ведь факт, что Армения находится в состоянии войны (майские соглашения от 1994 года о приостановлении боевых действий были подписаны не только уполномоченными представителями Азербайджана и НКР, но и Республики Армения), а также в экономической блокаде.

Вместе с тем Серж Саргсян дал понять, что намечаются и поправки в законодательство страны "в части подписания, ратификации и объявления недействительными международных соглашений". Вероятно, это касается той же статьи 57 параграфа 2.1, в которой расплывчатое определение "воздействие другой непреодолимой силы" будет конкретизировано: "действие международного договора Республики Армения может быть приостановлено также и в случае, если противоположная договаривающаяся сторона отказывается от взятых на себя обязательств".

 

 

Очевидно, что здесь подразумевается позиция Турции, которая продолжает увязывать перспективы установления двусторонних дипломатических отношений с решением карабахской проблемы.  Ведь подобного пункта в женевских протоколах нет.

Именно в этом контексте и следует понимать смысл озвученных 10 декабря армянским президентом слов: "Армения готова на должном уровне выполнить свои обязательства и ратифицировать протоколы. Мы ожидаем от Турции аналогичного подхода. Однако Анкара пытается увязать армяно-турецкие отношения с проблемой Нагорного Карабаха. Эти попытки обречены на провал".

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • НА ГРАНИ ПОЛНОГО ИСЧЕЗНОВЕНИЯ
      2021-06-18 11:14
      5140

      Спланированные воспитанниками и выкормышами первого президента республики "парламентские выборы" задуманы как очередной этап на пути окончательной ликвидации армянского этнополитического присутствия в регионе. Сценарной кульминацией этого этапа обещают стать (они расписаны и запланированы) беспрецедентные по масштабу "поствыборные беспорядки", могущие приобрести разные сюжетные развития в зависимости от ситуации в процессе и после голосования.

    • ПОД МИКРОСКОПОМ
      2021-06-16 10:24
      3527

      Оговорюсь с самого начала: был и остаюсь категорическим противником ниспущенных сверху "выборов-2021" и всей их идейной подоплеки. Вся армянская история - свидетельство того, что всегда может быть значительно хуже. И грядущее мероприятие обещает именно такие перспективы. Оно изначально призвано легитимизировать армянское отступничество, констатировать факт интеллектуального и нравственного гниломудия современных армянских популяций и окончательно развалить те единичные опоры и стропила национальной идентичности, которые сильно прогнулись, но все-таки уцелели. Это произойдет в том случае, если за Роберта Кочаряна не проголосует более половины избирателей или участников голосования. Любой другой исход - новая катастрофа. В исторических измерениях - все именно так и никак иначе. Но у власти очень серьезный ресурс (сейчас не о внешних покровителях и прочих ресурсах) - безмозглость сотен тысяч соотечественников. Ведь что произошло в 2018 г.?

    • НА ПЕРЕКРЕСТКЕ
      2021-06-11 10:57
      2903

      Для системного понимания характера тридцатилетних политических противостояний внутри армянского мира методологически важно с самого начала обозначить базовую площадку схизмы и в дальнейшем отталкиваться преимущественно он нее: все прочие проявления антагонизма, сколь бы обостренно и неприязненно они ни выплескивались в разные годы, это либо отпочковавшиеся от базовой площадки побочные (нередко радикализировавшиеся) развития, либо не являются сколь-нибудь специфичными.

    • НА ПОРОГЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
      2020-11-14 10:16
      2292

      Создавшаяся в регионе ситуация подготавливает все необходимые условия для глобальной войны, площадкой которой станет изначально площадь Армянского нагорья, распределенная между несколькими соседними государствами. Единственная возможность предотвратить масштабную войну – денонсация Заявления трех.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ