Последние новости
0
1885

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ В 1918-1923 гг.

Заявление премьер-министра РА Н. Пашиняна о Шуши вызвало серьезный общественный резонанс. В связи с этим "ГА" публикует выдержки из документа, направленного Академией наук СССР в ЦК КПСС в 1988 году. Документ предоставлен редакции "ГА" доктором экономических наук, профессором М. МИКАЕЛЯНОМ.

Редакция "ГА" располагает полным списком документов, на которых основаны приведенные в публикации факты.

В 1918-1920 гг., когда антисоветские силы ЗакавказьЯ отторгнули край от Советской России, мусаватистское правительство неоднократно пыталось захватить Нагорный Карабах, Нахиджеван и Зангезур. Однако трудовое армянское крестьянство этих областей с оружием в руках отстаивало свое право и землю. 3 июня 1919 г. член Военного совета XI Красной Армии Киров, подчеркивая несостоятельность требований мусаватистов, сообщал Ленину, что армянские области Карабах и Зангезур не признают азербайджанского правительства.

В 1918-1920 гг. власть в Нагорном Карабахе находилась в руках Армянского национального совета.

После победы Советской власти в Азербайджане (апрель 1920 г.) Н. Нариманов, чтобы не допустить усиления дашнакской Армении и якобы не дискредитировать Советскую власть в Азербайджане, требовал присоединить Нагорный Карабах, Нахиджеван и Зангезур к Азербайджану. Некоторые деятели Азербайджана и Закавказья защищали его точку зрения. Н. Нариманова поддерживал и Сталин. В телеграмме на имя Орджоникидзе, упрекая его в лавировании, он писал, что нужно защищать одну из сторон, в данном случае - Азербайджан вместе с Турцией. Отдельные армянские большевики находили, что можно прибегнуть к этому шагу лишь в качестве временной меры, с условием, что после победы Советской власти в Армении эти земли будут ей возвращены.

 Настаивая на включении Нагорного Карабаха и Зангезура в Азербайджан, Нариманов говорил: "Никто в мире не в состоянии помешать населению указанных областей высказаться за соединение с Азербайджаном. Наряду с главным "мотивом", будто "эти области при мусаватистском правительстве принадлежали Азербайджану" и якобы "уступка этих областей (Армении) сейчас будет… дискредитированием Советской власти не только в Азербайджане, но и в Персии и Турции", руководство Азербайджана стало действовать более гибко, прибегая и к другим мерам для достижения цели.

 Армянская церковь в КарабахеОб этих мерах открыто писал председатель Карабахского губернского ревкома Асад Караев в своих письмах-наставлениях Герусинскому (Горисскому) уездному ревкому 19 июля 1920 года: "Глубоко ошибочна была ваша старая политика - занятие Карабаха и Зангезура войсками. Мы знаем, что наши войска разбиты и отступили, а сегодня вместо войска наши деньги делают чудеса. Советую не жалеть средств, увеличить жалованье, дать наградные, все, что они хотят. Правительство постановило для присоединения Карабаха и Зангезура к Азербайджану отпустить 200 миллионов рублей". 21 июля Асад Караев давал более жесткие указания: "До сих пор еще не обезоружено 90% зангезурских деревень. Это печально. Но более печально то, что до сих пор не обезглавлено зангезурское армянство. Его интеллигенция и главари-военные остаются в деревнях... Постарайтесь, чтобы все видные и нужные армяне были арестованы... Оставьте человеколюбие. Этим нельзя создать государство, завоевать страны... В богатых вояками местах с целью ослабления армян убейте одного русского воина и обвините в этом армян. Знаете, что (с ними) сделают русские? Не оставляйте в Зангезуре ни порядочного человека, ни богатства, чтобы это проклятое племя (армяне) не могло больше подняться на ноги". Вот какими чудовищными средствами хотели присоединить Карабах и Зангезур к Азербайджану.

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ РКП (Б) НЕ РАЗДЕЛЯЛ МНЕНИЯ тех, кто настаивал на присоединении указанных областей к Азербайджану. 24 июня 1920 г. Ленин писал Чичерину: "Нельзя ли поладить миром с Наримановым?" Чичерин, отвечая вождю, констатировал: "Карабах есть исконно армянская местность".

 В создавшихся условиях ЦК РКП (б) счел необходимым в качестве временной меры в указанных областях создать местные советы с введением советских войск. В полном соответствии с линией ЦК Чичерин 19 июня 1920 г. в телеграмме на имя Орджоникидзе писал: "Карабах, Зангезур, Шуша, Нахиджеван, Джульфа не должны присоединиться ни к Армении, ни к Азербайджану, а должны быть под российскими оккупационными войсками с созданием местных советов, ибо другое решение сорвало бы нашу политику мира". В тот же день Чичерин высказал Ленину критические замечания по поводу претензий Нариманова на армянские земли, что квалифицировал как "покровительство мусульманским тенденциям", одновременно отметив, что "наримановская политика потворствования мусульманским тенденциям... ведет к усилению дашнаков, к кровавым конфликтам, к обострению кризисов".

 9 июля 1920 г. Чичерин по данному же вопросу телеграфировал Орджоникидзе: "Нам неоднократно заявляли, будто оставление Карабаха и Зангезура под нашей временной оккупационной властью вместо передачи их Азербайджану подорвет Советскую власть в Баку. Сообщите конкретно, в чем дело. Если дело идет о потворствовании аннексионным стремлениям мусульман-националистов - это плохая политика. На этом пути мы будем содействовать лишь развитию националистических инстинктов, сравнимся с мусаватистами и поможем им. И, если дело в расширении Советской власти, это будет достигнуто и при российской оккупации. Если тут скрыто стремление мусаватистской ориентации, ее надо отвергать.

 26 июня 1920 г. Чичерин в разговоре по прямому проводу с Орджоникидзе объяснил, что линия ЦК РКП (б) заключается в следующем: "Настаивайте, чтобы спорные территории между Арменией и Азербайджаном были заняты не азербайджанскими, а русскими войсками. Вопросы принадлежности этих территорий будут откладываться до создания благоприятной политической ситуации. Надеемся, что сможете бакинских товарищей удержать от нарушения этой политики, которую ведет ЦК".

 Критикуя притязания Нариманова на исконно армянские земли, Чичерин в письме Ленину от 29 июня 1920 г. писал: "Нам пришлось потратить много энергии почти на ежедневные вмешательства с целью удержать наших товарищей от наступательных действий. Последний фазис этого конфликта - объявление Азербайджаном претензии на громадные округа, принадлежавшие постоянно Армении и находящиеся фактически в руках Армянской Республики. Азербайджанское правительство заявило претензию на Карабах, Зангезур и Шаруро-Даралагезский уезд вместе с Нахичеванью, Ордубадом и Джульфой".

ВСКОРЕ ПОСЛЕДОВАЛО РЕШЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК РКП (б). 7 июля 1920 г. под председательством Ленина оно приняло постановление-инструкцию о политике, проводимой на Кавказе. В ней, в частности, в пункте 8, работающим на Кавказе коммунистам вменялось в обязанность разъяснить населению спорных территорий, занятых русскими войсками, что эти территории заняты нашими войсками временно с целью недопущения межнациональном резни, что вопрос о принадлежности этих территорий будет решаться смешанной комиссией под председательством представителя России, "причем смешанная комиссия будет руководствоваться этническим составом населения и его волей". В основе инструкции лежал ленинский принцип самоопределения наций, который в данной ситуации можно было претворять в жизнь лишь присутствием войск Советской России, что могло обеспечить свободное волеизъявление населения, избегнуть диктата, возможного в случае ввода на эти территории азербайджанских войск, против чего 26 июня выступил Чичерин в соответствии с позицией ЦК РКП (б).

То, что при Советской власти в Азербайджане и буржуазной в Армении ЦК РКП (б) решение вопроса административно-территориального разграничения этих областей откладывал до победы Советской власти в Армении, с учетом волеизъявления населяющих эти регионы армян, свидетельствует о том, что ЦК РКП (б) руководствовался тем, что "спорные" земли с их коренным армянским населением являются исконной частью Армении.

 Не случайно, что через день после установления Советской власти в Армении они были декларированы как составная часть Армении. Сразу же после победы Советской власти в Армении (29 ноября 1920 г.) Ревком Азербайджана 1 декабря 1920 г. в специальной декларации заявил, что отказывается от спорных с Арменией территорий: "Рабоче-крестьянское правительство Азербайджана, получив сообщение о провозглашении в Армении от имени восставшего крестьянства Советской Социалистической Республики, приветствует победу братского народа. С сегодняшнего дня прежние границы между Арменией и Азербайджаном объявляются аннулированными. Нагорный Карабах, Зангезур и Нахиджеван признаются составной частью Армянской Социалистической Республики.

 Да здравствует братство и союз рабочих и крестьян Советской Армении и Азербайджана!

Председатель Ревкома Азербайджана

Н. Нариманов

Народный комиссар по иностранным делам

Гусейнов

30 ноября 1920 г."

ПРИВЕТСТВУЯ ДЕКЛАРАЦИЮ РЕВКОМА АЗЕРБАЙДЖАНА, Сталин в статье "Да здравствует Советская Армения" писал: "1 декабря Советский Азербайджан добровольно отказывается от спорных провинций и декларирует передачу Советской Армении Зангезура, Нахиджевана и Нагорного Карабаха". В том же номере "Правды" было опубликовано сообщение из Баку от 02.12.1920 г. за подписью Орджоникидзе: "Передайте товарищам Ленину и Сталину следующее: "Только что получено сообщение, что в Эривани провозглашена Советская власть... Азербайджан вчера уже декларировал в пользу Советской Армении передачу Нахиджевана, Зангезура и Нагорного Карабаха".

 Подобное решение вопроса приветствовали Ленин, Орджоникидзе, Киров и другие деятели нашей партии и государства. Принимая делегатов Советской Армении - С. Тер-Габриеляна и А. Мравяна - 12 декабря 1920 г. в Кремле, Ленин поинтересовался, как решены спорные территориальные вопросы с Азербайджаном. С. Тер-Габриелян ответил, что эти вопросы нашли свое правильное решение.

 Горячо одобрил решение Ревкома Азербайджана о передаче Зангезура, Нахиджевана и Нагорного Карабаха Армении Орджоникидзе. В речи на торжественном заседании Бакинского совета 1 декабря 1920 г. по поводу установления Советской власти в Армении он говорил: "Товарищи! Советский Азербайджан, выступая сегодня в лице Нариманова, доказал всему миру и прежде всего рабочим и крестьянам Армении, что только Советская власть способна разрешить все проклятые вопросы, связанные с межнациональной враждой, которые были здесь и которых очень много во всем мире. Очень характерно выступление т. Нариманова. Он прочел нам свою декларацию. Зангезур, Нахиджеван и Карабах... в этих уездах... заключается узел так называемого армяно-мусульманского вопроса здесь, в Закавказье, вопроса, ставшего источником ужасов. И вот сегодня глава Азербайджанской Республики говорит: "Этого ужасного вопроса больше не существует". Этот акт, прочитанный здесь, - акт величайшей важности, это исторический акт, который не имеет в истории человечества примера".

 Декларацию Ревкома Азербайджана горячо приветствовал председатель Ревкома Армении С. Касьян. В телеграмме на имя Нариманова он писал: "С чувством братского восхищения принял Военно-революционный комитет Армянской Советской Социалистической Республики весть об историческом акте азербайджанского советского правительства от 30 ноября 1920 г. о Зангезуре, Нахиджеване и Нагорном Карабахе.

             Акт этот послужит живым примером небывалых в истории взаимоотношений между соседними странами, в которых власть фактически осуществляется трудящимися, когда они руководимы не стремлением к порабощению ценой крови и слез своих соседей расширить границы своих владений, а светлой идеей социалистического строительства. Советские государства легко разрешают казавшиеся неразрешимыми вопросы".

 3 июня 1921 г. пленум Кавбюро РКП (б) в присутствии Орджоникидзе, Махарадзе, Нариманова, Мясникяна и др. в постановлении (п. 5) поручил правительству Арм. ССР, чтобы оно в своей декларации указало на принадлежность Нагорного Карабаха Армении.

 В соответствии с этим постановлением газета "Хорурдаин Айастан" (Ереван,19 июня 1921 г.) всему армянскому народу объявляет декрет Совнаркома Армении о воссоединении Нагорного Карабаха с Арменией: "На основе декларации Ревкома Аз. ССР и договоренности между социалистическими республиками - Арменией и Азербайджаном - провозглашается, что отныне Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Арм. ССР.

 Председатель Совнаркома Армении  Мясникян (Ал. Мартуни),

 Секретарь Совнаркома Армении М. Карабекян, 12 июня 1921 г. Ереван".

 Одновременно правительство Советской Армении назначило А. Мравяна своим чрезвычайным уполномоченным в Нагорном Карабахе.

 Декларация Ревкома Азербайджана, декрет Совнаркома Армении, беседа с Лениным, статья Сталина, выступление Орджоникидзе широко популяризировались среди трудящихся Армении, вызвав у них невиданный политический подъем, всенародное одобрение и новую волну ненависти к дашнакам за их клевету на Советский Азербайджан и Советскую власть.

ОДНАКО ЛИКОВАНИЕ НАРОДА ПРОДЛИЛОСЬ НЕДОЛГО. Вскоре позиция руководства Советского Азербайджана в отношении Нагорного Карабаха кардинально изменилась. Нариманов (председатель СНК Аз. ССР) потребовал оставить его в составе Азербайджана, заявив, что в противном случае Совнарком слагает с себя ответственность, так как при таком исходе дел "мы восстанавливаем в Азербайджане антисоветские группы".

 В июне 1921 г. Орджоникидзе, подчеркнув необходимость присоединения Нагорного Карабаха к Армении, говорил: "Карабахский вопрос есть вопрос чести советских республик и его нужно решить в последний раз". А 26 июня 1921 г. Орджоникидзе и Киров телеграфировали Нариманову: "Если интересуетесь нашим мнением, то в интересах окончательного разрешения трений и установления дружественных отношений при решении вопроса о Нагорном Карабахе необходимо руководствоваться тем, что ни одно армянское село не должно быть присоединено к Азербайджану, равно как ни одно мусульманское село нельзя присоединить к Армении".

4 июля 1921 г. для решения вопроса о Нагорном Карабахе созывается пленум Кавбюро ЦК РКП (б), на котором в присутствии Сталина большинством голосов было решено Нагорный Карабах включить в состав Советской Армении. За решение голосовали Орджоникидзе, Киров, Мясникян, Фигатнер. В годовом отчете Наркоминдела РСФСР IX съезду Советов за 1920-1921 гг. официально констатировалось, что в июле заключается соглашение с Азербайджаном о Нагорном Карабахе, который включается в состав Советской Армении.

Однако Нариманов потребовал, чтобы окончательное решение вопроса было перенесено в ЦК РКП (б). Кавбюро так и постановило. Но решение Кавбюро ЦК РКП (б) не было выполнено, а на следующий день было созвано новое заседание Кавбюро, которое пересмотрело предыдущее решение и вынесло угодное Нариманову, без обсуждения и голосования. В постановлении говорилось: "Исходя из необходимости национального мира между мусульманами и армянами и экономической связи верхнего и нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном Нагорный Карабах оставить в пределах Аз. ССР, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в г. Шуши, входящим в состав автономной области".

Однако ЦК Компартии Армении выступил против такого решения вопроса Нагорного Карабаха. На заседании от 16 июля 1921 г. он вынес решение о несогласии с постановлением Кавбюро от 5 июля 1921 г.

Решение от 5 июля 1921 г. было принято под давлением Сталина и ультимативно-угрожающего заявления Нариманова. Защищая свои позиции, Нариманов не только угрожал возможной катастрофой, но и прибегал к "тактике отставок". Он заявил, что если Нагорный Карабах будет передан Армении, то Совнарком Азербайджана слагает с себя ответственность. Обсуждения не было. На I съезде КП Армении (26-29 января 1922 г.) Мясникян, отвечая на вопрос, почему Нагорный Карабах не был присоединен к Армении, сказал: "Если характеризовать последнее заседание Кавбюро, то как будто там сидели Агаронян, Топчибашев и Чхенкели. Азербайджан говорил, что, если Армения потребует Карабах, не отпустим керосину".

 РЕШЕНИЕ ПЛЕНУМА КАВБЮРО ОТ 5 ИЮЛЯ НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ КРИТИКИ и противоречит ленинскому принципу самоопределения наций. Кроме того, вопрос не был поставлен на голосование; именно "необходимость национального мира между мусульманами и армянами", о чем говорится в постановлении, настоятельно требовала оставить Нагорный Карабах в составе Советской Армении. Об этом свидетельствуют уроки истории.

 Известно, что территориальная принадлежность того или иного края решается прежде всего историческими, национально-этническими и экономическими аспектами. Исторические и национально-этнические факторы были проигнорированы, на первый план был выдвинут экономический аспект. Довод был неправильным, ибо в те годы с Баку был связан не только Нагорный Карабах, но и почти все Закавказье, поскольку Баку был единственным крупным промышленным центром Закавказья.

 Что касается "национального мира между мусульманами и армянами", то остается лишь недоумевать по поводу подобной трактовки вопроса. Спрашивается, почему мусульмане должны быть против того, чтобы край, населенный армянами (в те годы около 95%), был присоединен к Армении? Выходит, мусульмане могли жить мирно с армянами лишь при условии передачи Нагорного Карабаха Азербайджану.

 Решение пленума Кавбюро ЦК РКП (б) от 5 июля 1921 г. нельзя считать обоснованным. Населенный армянами и являющийся исконной армянской землей Нагорный Карабах была искусственно отрезан от Армении, а территориальное разграничение, проведенное в 1923 г. при образовании области, было проведено так, чтобы лишить Нагорный Карабах общей границы с Арменией. От Нагорного Карабаха также был оторван ряд земель, ранее входивших в его состав.

 Причем во время рассмотрения вопросов национально-территориального строительства Ленин был прикован к постели, и решение этих вопросов сосредоточил в своих руках Сталин.

Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ