Последние новости
0
2344

ЦЕНА НАШЕЙ ЖИЗНИ

ХХ век поставил перед нашим народом ряд фундаментальных, жизненно важных задач. Необходимость модернизации нашего языка была одной из важнейших. Эта задача была поставлена еще в ХIХ веке выдающимся просветителем Хачатуром Абовяном. Абовян чувствовал отсталость национального самосознания, с одной стороны, а с другой - он чувствовал, что нация расползается на многие составляющие, всячески тормозя процессы объективного анализа действительности. Что и болезненно случилось к середине того же ХIХ века. Армянский язык распался сначала на западный и восточный, а затем - и на более мелкие фрагменты.

РАЧИЯ АКОПОВИЧ АЧАРЯН В ЭТОМ РАСПАДЕ ЯЗЫКА увидел, как диалекты армянского языка стремительно удаляются друг от друга, и не только по территориальному признаку. Он глубоко чувствовал ядро нации, которое проявляло себя и в других областях армянской жизни. К примеру, сильное разнообразие национальных костюмов. Все это указывало на то, что на основе армянского языка и армянской культуры создаются новые армянские этнические группы (ванеци, мшци, эрзерумци, карабахци, сасунци и т.д). Перед обществом встала сложнейшая задача: как не растерять народ, который все больше отдалялся от ядра нации, а геноцид, учиненный распадающейся империей османов, усилил и углубил этот вредный процесс.

Как ни странно, в этой ситуации помогли большевики со своим миропорядком. Истерзанная нация была вдохновлена всемирным братством и счастьем народов. К этому добавился атеизм, вовлекший крестьян в братство народов. Советская Армения, принимающая беженцев в период Геноцида, стала укреплять связи внутри народа. Чудом спасшийся народ, который начал строительство столицы Армении и положил в основу экономики передовые производства и технологии, выдвинул немало уникальных проектов. За последние несколько веков, как ни странно, у нации не было такой консолидации, как во второй половине двадцатых и тридцатых годов.

Вторая мировая война еще больше укрепила энтузиазм и авторитет нации. Определенная часть народа из западных областей турецкой Армении вступала в браки с восточными армянами, что было крайне редко, но крайне важно для нового этногенеза. В то время как в Западной Армении разрушалось большинство связей и эта часть нации была вынуждена строить будущее своей диаспоры, опираясь на собственное трудолюбие и благотворительные фонды богатейших армянских фамилий, в Советской Армении полным ходом народ начал строить свое будущее. Таким образом, ядро нации стало обогащаться новым генофондом.

ОБЩЕИЗВЕСТНО, ЧТО С 1920 ГОДА, ДО ХРУЩЕВСКОЙ ОТТЕПЕЛИ, армянка рожала на пределе возможного, плюс репатриация армян из разных стран - все это укрепляло внутренние связи всех звеньев нации, стремящейся создать обновленное тело нации. Советская Армения выбрала восточноармянский язык, модернизированный для молодой республики выдающимися филологами нации, дав языку обширнейшие возможности углублять и расширять возможности языка как важнейшего инструмента и выразителя национального самосознания.

Стали выходить сотни, тысячи изданий во всех областях жизнедеятельности государства - от фундаментальной науки до переводной мировой литературы, от бытовой речи до исследований в области высоких технологий или в области исследования древнеармянского или, скажем, аккадского языка… То есть ашхарабар в достаточной степени обеспечивает нашу жизнь, в том числе и речь, и мировоззрение всех государственных структур, стремясь не отстать от передовых государств и народов. Жизнь же национальной колонии полностью зависит от страны, где создается диаспора. Путь диаспоры подчинен многим положительным и отрицательным явлениям и событиям в стране, где находится данная диаспора. Конечно, при процветающих условиях страна пребывания многое дает прибывшим, более того, может дать расширенные условия, что сближает вновь прибывших и коренных граждан.

События последних нескольких лет нам показывают, что в конце ХХ века и даже в первые десятилетия ХХI века гуманитарная составляющая человечества резко упала. Человечество не смогло до конца осмыслить ответственность перед жизнью любого общества и любого народа. Иные народы открыто заявляют о своих фашистских намерениях, готовясь к новым геноцидам. Общество далеко ушло от первых попыток разобраться в массовых преступлениях в разных точках мира. И этому есть хотя бы одна причина – нет крупных личностей, как, скажем, Вудро Вильсон или Фритьоф Нансен. Сегодняшний удачливый чиновник международных гуманитарных программ - аморфное существо, которое, пожимая плечами, говорит: "Ну что я могу сделать?" Человечество - беспризорная страна, и человек среди людей такой же беспомощный, как и раньше. Неужели и следующие столетия будут такими, как прожитые эти годы?

Рубен АНГАЛАДЯН, Толука Лэйк, США

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ