Последние новости

НА АРФЕ ВРЕМЕНИ ЗВУЧИТ ЕГО СТРУНА

Еще при жизни творчество выдающегося композитора Авета Тертеряна получило мировое признание и постепенно завоевывало все более и более широкое пространство. С течением времени стал явственнее проступать и подлинный масштаб его дара, его личности. И это закономерно: истинные ценности раскрываются во времени.

 Композитор Авет ТертерянНОВАТОР, ЗАСТАВИВШИЙ СВОЕ безграничное воображение служить величию музыки, вечно ищущий и всегда устремленный вперед, творец новых идей и небывалых музыкальных форм – таким мы, его современники, знали композитора. Таким узнают его и следующие поколения.

Музыка Тертеряна звучала в исполнении многих замечательных дирижеров Армении, России и зарубежных стран, в числе которых профессор высшей музыкальной школы Карла Марии фон Вебера, дирижер Дрезденского государственного театра на Гертнерплац в Мюнхене до 1999 года Эккехард Клемм, с именем которого связана постановка оперы Тертеряна "Землетрясение" на немецкой сцене. В неординарной интерпретации Клемма в Ереване однажды прозвучала Четвертая симфония композитора, после которой мы встретились с дирижером и поговорили о музыке Тертеряна. Рассказ маэстро, проникнутый теплом и сердечностью, по-своему дополнил образ композитора.

Небольшой отрывок из той беседы был тогда опубликован в общем материале о концерте. Сейчас вниманию читателей “ГА” представляем беседу с немецким дирижером полностью.

– Господин Клемм, что для вас лично значит музыка Тертеряна?

– Музыка Авета Тертеряна всегда со мной, со всеми нами независимо от юбилея. По-моему, он композитор счастливой судьбы. Ведь он нашел созвучия своим созданиям еще при жизни. Его музыка не знает границ, поэтому сегодня и за пределами вашей страны есть особый повод отметить его юбилей. И у нас, в Германии, его музыка пользуется огромной популярностью.
 В свое время на сцене театра в Галле с исключительным успехом шла его опера "Огненное кольцо", потом прозвучала Пятая симфония. А затем я имел большую честь впервые исполнить другую оперу Тертеряна – "Землетрясение" в мюнхенском театре
Gartnerplatz. Это и позволило мне на конференции поделиться своими личными впечатлениями от встреч с этим гениальным человеком и художником.

– А как вы пришли к Тертеряну?

– Это было в 1985 году, когда я впервые взял в руки партитуру оперы "Землетрясение". Она была написана по заказу Гендельфестшпильского оркестра и издательства Edizion Peters. В ее основу легла известная новелла немецкого писателя-романтика Г. фон Клейста "Землетрясение в Чили". Фантазия маэстро привела меня, тогда еще молодого дирижера (мне было 28 лет), в полное смятение. Ничего не понимая, я листал партитуру, в которой скрипки должны были держать одну ноту от 15 до 20 минут, ударные отбивали однообразный ритм, а хор на протяжении всей сцены должен был скандировать только слова "жизнь" и "мы будем жить". Одна трудность следовала за другой: трудно было в бывшей ГДР реализовать звуковую технику, как это представлял себе композитор.

Одним словом, опера для меня была от первой до последней ноты исключительной проблемой. В этой отчаянной ситуации мы решили с драматургом Андреасом Станицким приехать на несколько дней в Армению, познакомиться с автором и обговорить с ним все неясности. Я подготовил вопросы, но вышло все совсем по-другому.

Наш самолет опоздал на 8 часов. Вместо вечера мы приземлились на рассвете и растерянно смотрели на огненно сияющий Арарат, проникаясь чудесной атмосферой, окружающей эту уникальную в своем роде страну. Очарованный и смущенный увиденным, я вошел в здание аэропорта и с нетерпением стал ждать великого композитора. И вот он явился – интеллигентный, мягкий, добросердечный. Было это за восемь лет до его безвременной кончины…

Никогда не изгладятся из памяти те незабываемые дни, когда мы общались с маэстро и его очаровательной супругой Ириной Тиграновой, которая то и дело баловала нас лавашом, гранатами и другими яствами. В первый же день нашего приезда мы побывали на Севане, покорившем нас хрустальной чистотой и первозданностью, посетили музыкальную школу, затем уехали в Дилижан, в Дом творчества композиторов, в этот райский уголок, дополнивший мои впечатления об Армении.

И все же я был обеспокоен: времени у нас оставалось все меньше, вопросы сверлили мозг, а маэстро Тертерян вроде бы ничего не делал. Порой он коротко отвечал на мои вопросы, проигрывая приемы, вовлекая нас в свой звучащий космос. Он направлял нас энергичными жестами, показывая, как должны звучать дуда, кяманча, барабан, какой ритм должен быть у субконтрабас-барабана. По мере того, как я вникал в сказанное, мои вопросы сокращались. И тогда он дал мне понять: "Вы можете организовать партитуру так, как вы того хотите. Теперь вы знаете, как это должно звучать! Да, после моего посещения Армении я знал уже, как должна звучат эта музыка.

– И все же путь оперы на сцену оказался долгим. Почему?

– Оперный театр в Галле сначала решил осуществить премьеру оперы другого современного автора – Рейнера Бредемайера. Тертеряновская опера откладывалась. В Армении в это время случилось чудовищное землетрясение, в Германии и почти во всей Европе изменилась политическая ситуaция. Поменялось руководство оперного театра в Галле, я же был приглашен в другой театр, и моя связь с Тертеряном прервалась.

В 1994 году из заметки в газете я узнал, что маэстро проживает в Виперсдорфе. Потом я узнал, что композитор на короткое время едет на фестиваль в Екатеринбург и вернется в Германию, в Берлин, где будет записывать свою Девятую симфонию (она уже была готова, но, к сожалению, он не успел записать ноты). Увы, в Екатеринбурге его жизнь оборвалась. С этого момента я почувствовал, что вся ответственность за это произведение легла на меня.

В 1994 году я переехал в Мюнхен, и спустя три года мы встретились с супругой композитора. Между нами витал дух композитора. Я пытался объяснить ей, почему трудно осуществить постановку в Мюнхене, но Ирина дала мне почувствовать, что время уже наступило и все получится. В 2001 году я вплотную занялся симфониями Тертеряна и обнаружил множество связей между его симфониями и оперой "Землетрясение". Я опубликовал об этом статью. (В своем выступлении на конференции Э. Клемм продемонстрировал эту связь участникам конференции. – Н.Г.)

Потом мне позвонил режиссер Клаус Гут, находившийся под глубоким впечатлением от прослушанной им Седьмой и Восьмой симфоний Тертеряна, записанных на СD, и спросил, нет ли подобного сценического произведения. Я ответил, что на моем столе лежит партитура оперы Тертеряна "Землетрясение". Вскоре к нам примкнул драматург Конрад Кунн, большой друг Армении. Втроем стало легче, а тут еще к нам присоединился и влюбленный в музыку Тертеряна директор театра Gartnerplatz Клаус Шутц. Оставалось преодолеть еще одно препятствие: мюнхенский театр был слишком мал для этой оперы, и надо было найти такое сценическое решение, которое сделало бы исполнение возможным. Так, у нас хор поет из яруса, оркестр играет в партере, а часть публики сидит на сцене…

Особенно сложной для меня, дирижера, была предпоследняя репетиция. Размещенные по всему театру музыканты не могли спеться. Я был в полной растерянности. Но вот на генеральной репетиции появилась Ирина Тигранова, и все пошло как по мановению волшебной палочки.

Успех премьеры вознаградил нас за все сложности. На восемь запланированных спектаклей все билеты были раскуплены, девятое, незапланированное представление тоже прошло в переполненном зале. После годичного перерыва мы пришли к выводу, что необходимо и в этом году показать семь спектаклей. (Кстати, нам стало известно, что и эти спектакли прошли с неменьшим успехом. – Н. Г.) Немецкая пресса живо откликнулась на премьеру. Все критики дали высокую оценку. Опера воспринималась как новаторское произведение, затрагивающее вечные философские темы, которые никого не оставляют равнодушным, а ее постановка – как событие международного масштаба.

Газета Suddeutshce Zeitung писала: "Тертерян – один из тех композиторов бывшего Союза, кто в последние годы радикально изменил эстетику авангарда". Известный немецкий критик, превосходный знаток современной музыки Рейнхард Шульц сравнивает оперу "Землетрясение" с ключевыми произведениями, которые в последние годы исполнялись в Европе. Он отмечает, что такие композиторы, как Тертерян, "своей музыкой поворачивают время вспять. Простота убедительна и потрясающа… Эта музыка полна космической магии. В ней есть что-то далекое, чужое, потерянное, судьбоносное, захватывающее…"

– А что в музыке Тертеряна волнует вас самого?

– Космическая сила, которую она внушает, то, как она ведет к архаичному, ритуальному духу. С одной стороны, эта музыка создает ощущение статики, с другой – непрерывного движения. Музыка Авета Тертеряна оказалась необходима Европе. Эта музыка не только о прошлом и настоящем, но и о будущем. На арфе времени всегда будет звучать и его струна. Взятая Тертеряном нота остается и в XXI веке одной из самых верхних, самых звонких и самых глубоких в мировой музыкальной культуре!

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "БЕЗУМСТВО ХРАБРЫХ – ВОТ МУДРОСТЬ ЖИЗНИ"
      2022-01-17 10:14
      873

      Художественные пики ушедшего года Если оглянуться на ушедший год, ситуация в стране, да и в целом мире, складывалась непросто на многих направлениях. Естественно, это отразилось и на художественной жизни. Осенью ковид продолжил свою мощную атаку, неспокойной была и политическая обстановка. В общественное сознание то и дело просачивалось бестолковое, бренное, поверхностное. Однако художественная жизнь не остановилась: некоторые руководители концертных организаций, театров проявили просто чудеса духовной твердости и непоколебимости.

    • РАЗОМКНУТЬ ЗАБВЕНЬЯ КРУГ
      2022-01-11 08:51
      3623

      Сумею ли я ответить на вопрос о том, что нового внес в армянскую музыку Юрий Казарян без помощи самого композитора, уехавшего из страны в начале 90-х годов? Не сумею. Я всегда испытываю некоторую робость перед музыковедами, великолепно помнящими, кто на кого и когда повлиял, что из чего "вытекает". Мне приходилось постичь все это в основном чистой практикой, постоянным общением с разными музыкантами, заинтересованным наблюдением за работой многих из них, за радостями и горестями их побед и поражений.

    • ЧТОБЫ ПОБЕДИЛА ДОБРАЯ СКАЗКА
      2021-12-27 10:05
      7502

      Премьера балета "Щелкунчик" И вот она состоялась - эта постановка " Щелкунчика" П.И.Чайковского, о которой в последнее время столько говорили. Много лет назад балет этот был поставлен силами учащихся Армянского хореографического училища. Но в репертуаре Национального академического театра оперы и балета им. А. Спендиарова спектакль не значился.

    • ВОСПОМИНАНИЯ ДЛЯ БУДУЩЕГО
      2021-12-24 09:57
      5789

      Книга одного из основоположников армянского искусствознания, создателя Национальной картинной галереи Рубена Дрампяна "Мои воспоминания" скоро найдет своего благодарного читателя прежде всего потому, что она автобиографична. Ведь Р. Дрампян – фигура выдающаяся в истории армянского искусства. Он по праву считается одним из самых значительных деятелей отечественной культуры, личностью, благодаря которой Армения сегодня гордится наличием одной из лучших картинных галерей стран бывшего СССР. Книга отредактирована и подготовлена к изданию доктором искусствоведения И.Р. Дрампян. Ереван. Авторское издание.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ