Последние новости
0
1267

ПРОТИВ ПРИСВОЕНИЯ КУЛЬТУРЫ

В Ереванской серии по ориенталистике (под общей редакцией Г. Асатряна) вышла в свет книга американского и канадского авторов С. Лорнеджада и А. Дустзадэ "О современной политизации персидского поэта Низами Гянджеви" (редактор издания В. Аракелова). (S. Lornejad and A. Doostzadeh, On the Politicization of the Persian Poet Nezami Ganjavi, edited by Victoria Arakelova, Yerevan, 2012.)

В МОНОГРАФИИ АНАЛИЗИРУЮТСЯ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННЫЕ ИСКАЖЕНИЯ и неверные толкования литературного наследия выдающегося персидского поэта Низами Гянджеви. Политизация одного из классиков средневековой персидской поэзии началась с советской кампании по празднованию 800-летия Низами в 1930-40-е годы. Одним из кульминационных моментов этого масштабного мероприятия стало введение в оборот нового термина – "Азербайджанская школа персидской поэзии", или "Азербайджанский стиль персидской поэзии". Эта изначально абсурдная концепция, идущая вразрез не только с общепринятым в мире традиционным делением персидской поэзии на конкретные школы, но и со здравым смыслом (представители школы писали исключительно на персидском и сами считали себя персидскими поэтами и иранцами), была призвана "обосновать" территориальный принцип государственного строительства СССР и семьи советских народов.

Одной из основных задач этой политики было активное формирование азербайджанской нации из тюркоязычных мусульман Закавказья, а также обеспечение ее собственной древней историей, литературной традицией и проч. с целью закрепления за ней "исторической территории". Фигура Низами Гянджеви, уроженца Гянджи (Гандзака), как нельзя лучше подходила для этой цели. Идея политизации Низами, запущенная в оборот в обтекаемых формулировках советскими востоковедами, в том числе и выдающимися, но вынужденными считаться с политической конъюнктурой авторитарного строя, была умело подхвачена и растиражирована пантюркистскими кругами.

В свое время в Азербайджане были даже изданы сфабрикованный "Турецкий диван Низами" (сборник лирики) и несколько отдельных стихотворений, наспех состряпанных современными фальсификаторами и приписанных персидскому поэту, в чьем богатейшем наследии нет ни строчки на каком-либо тюркском диалекте. И неудивительно – ведь в XII веке в Закавказье вообще не существовало письменной тюркской традиции. В постсоветский период идея политизации фигуры персидского поэта достигла своего апогея в Азербайджанской Республике, сделавшей имя Низами одним из азербайджанских брендов. И вот уже с подачи Баку "великому азербайджанскому поэту" возводятся памятники в Санкт-Петербурге, в Риме…

Политической стороне этого процесса посвящено не одно издание. Цель нынешней монографии – скрупулезный научный анализ литературного творчества Низами, подробная интерпретация терминологии в историко-культурном контексте времени, в котором жил великий поэт.

Низами ГянджевиСРЕДНЕВЕКОВАЯ ГЯНДЖА - РОДИНА МНОГИХ ВЫДАЮЩИХСЯ ЛИЧНОСТЕЙ: поэтов, историков, философов, в том числе и армянских. Достаточно вспомнить Киракоса Гандзакеци, Давида Гандзакеци. В антологии персидской поэзии XI-XIII веков Джамаледдина Халила Ширвани приводятся работы 114 поэтов из северо-западного Ирана (Ширван, Арран, Азербайджан), 24 из которых из Гянджи. Таким образом, Низами представляет собой неотъемлемую часть культурного феномена средневековой Гянджи и шире – кавказско-иранской культуры. Вряд ли кто-то мог предположить даже сто лет назад, что этот факт станет инструментом для псевдонаучных и политических спекуляций.

Следует специально подчеркнуть, что авторы монографии, критикуя политизированный подход к Низами, вовсе не ставят под сомнение реальный вклад советских иранистов-литературоведов в изучение наследия персидской литературы, но отмечают, что именно их нововведение – "Азербайджанская школа (стиль) персидской поэзии" - стало основой для последующих откровенных фальсификаций, призванных стереть память об иранском культурном наследии Закавказья с целью становления нового, "азербайджанского" народа.

Богатейшая библиография, привлечение западных, русских, иранских, армянских и проч. источников, введение в научный оборот ранее не изданных персидских источников – все это делает книгу С. Лорнеджада и А. Дустзадэ фундаментальным источником и по рассматриваемому вопросу, и в целом по истории и культуре Ширвана и Аррана. Проникновение в специфическую атмосферу Гянджи эпохи Низами, воссоздание этнокультурного ландшафта городской среды, окружавшей поэта, – одно из безусловных достоинств авторского анализа. Используя обширный материал, авторы убедительно доказывают, что средневековая урбанистическая среда, к которой принадлежал поэт, была представлена исключительно иранцами и армянами, тогда как полукочевой тюркский элемент только начал свое проникновение в регион, оставаясь на периферии культурного пространства.

Книга рецензирована целым рядом известных востоковедов: проф. Адриано Росси (Университет Неаполя), проф. Джорджем Бурнутяном (Iona Colledge, Нью-Йорк), проф. Паолой Орсатти (Университет Sapienza, Рим), проф. Камраном Талатоффом (Университет Аризоны).

ПРОФЕССОР ТАЛАТОФФ ОТМЕЧАЕТ: "ИДЕТ АТАКА НА НАСЛЕДИЕ ИРАНА древнего и классического периодов… Примеров его пересмотра и присвоения множество. Например, соседние турки объявляют великого персидского поэта Руми турком. Египтяне заявляют, что Хайям - араб. Несколько лет назад во время культурного фестиваля все крупные средневековые иранские мыслители были названы арабскими учеными. Все новоявленные маленькие государства по южному побережью Персидского залива пытаются поменять название залива на Арабский залив. А на севере новая республика Азербайджан делает, возможно, наиболее дерзкий шаг, пытаясь объявить иранского поэта XII века Низами Гянджеви своей собственностью. На фоне всего этого усилия ответственных ученых, таких как С. Лорнеджад и А. Дустзадэ, видятся совершенно необходимыми".

По мнению проф. Орсатти, "мы должны быть благодарны авторам уже за выбор темы – политизация культуры, важность которой в целом недооценивалась европейскими учеными. Однако открытие в Риме памятника "азербайджанскому поэту" Низами заставляет нас реагировать на подобные фальсификации и делает данную монографию особенно актуальной".

В настоящее время готовится русское и персидское издание книги.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ДОГОВОРЫ ДОБРОВОЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ МОЖНО ЗАКЛЮЧАТЬ ОНЛАЙН
      2021-05-18 16:27
      249

      Америабанк и страховая компания «Инго Армения» выступают с новым совместным предложением, сообщает пресс-служба банка.

    • Артур ДАНИЕЛЯН: XXI ВЕК БУДЕТ НАШИМ, ПРОСТО НУЖНО БЫСТРО УБРАТЬ ВЫРОДКА
      2021-05-17 14:09
      962

      В мире изменилась ситуация, XXI век будет нашим, надо просто быстро убрать выродка и тех, кто его здесь держит, написал на своей странице в ФБ в последние три года не отличающийся мало-мальски оптимизмом  руководитель ордена "Адеквад" Артур Даниелян.

    • УМЕНИЕ ОБЪЕКТИВНО ОЦЕНИВАТЬ - ВАЖНЕЙШАЯ ЧАСТЬ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ
      2021-05-17 11:05
      898

      Как всякий народ, армяне тоже любят гордиться своими выдающимися талантами, таким образом высвечивая потенциал нации в самых различных областях науки, в культуре, в военном деле, в спорте... Но умеем ли мы объективно оценивать внутри национальной жизни свои таланты - это большой вопрос. Ведь подлинная, объективная оценка есть неотъемлемая часть национального мировоззрения. Могу сказать однозначно: нет, не умеем. Так было и при советской власти, когда меру оценки давала Москва, так и теперь, когда эта оценка зависит от нас самих, мы все больше и больше запутываемся в собственных оценках и в приоритетах. И в этом очень сложном и многопараметровом анализе мы многое путаем.

    • НЕОБХОДИМО ИЗВЛЕЧЬ УРОКИ ИЗ ПАДЕНИЯ КОНСТАНТИНОПОЛЯ
      2021-05-17 10:42
      842

      Россия считает себя второй Византией. В 988 году Россия приняла византийское православие. Роль Анны, жены Великого князя Владимира, была в этом значительной. Она имела армянское происхождение, так как была дочерью византийского императора Романа II (959-963). Последний был представителем македонской династии (867-1056), происходящей от армянских царей Аршакунидов (52/66-428). Герб современной Российской Федерации, двуглавый орел, был гербом Византийской империи.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • БЕССТРАШНАЯ ЗАБЕЛ ЕСАЯН
      2021-05-17 09:31
      931

      Забел Есаян была единственной женщиной в черном списке представителей армянской интеллигенции, подлежащих аресту и депортации 24 апреля 1915 г. Однако ей, уже состоявшейся писательнице и общественному деятелю, удалось избежать гонений правительства Османской империи и обвести вокруг пальца младотурок, начавших на нее настоящую охоту.

    • БЫЛО БЫ ВЕРНО ВОВЛЕЧЬ ДИАСПОРУ В ЖИЗНЬ АРМЕНИИ
      2021-05-07 10:21
      2208

      В википедийной биографии нашего соотечественника из Франции Карена ХУРШУДЯНА наряду со сведениями об образовании, деятельности, основных этапах жизни читаем имена его многочисленных педагогов, что встречается не часто. Каждый из учителей - в школе, на танцевальном поприще, юридических факультетах вузов - внес свой вклад в становление многогранной личности Карена Хуршудяна - танцора, преподавателя, юриста, поэта, литератора, переводчика, общественного деятеля и, наконец, патриота, который в течение 15 лет жизни во Франции не выпускает из рук флаг матери-родины - Армении.

    • Мастер-класс фальсификации: Зангезур наш, Ереван наш, Севан тоже наш
      2021-04-13 14:04
      476

      При полном молчании правительства Армении на политические и исторические нападки азербайджанской стороны, президент Азербайджана Ильхам Алиев в очередной раз не упустил возможность выступить с, мягко говоря, не дружелюбными и наглыми заявлениями в адрес Армении. При этом, Алиев по традиции умудрился высказать противоречивые мысли.

    • ПОЭТ С РАЗДВОЕННЫМ СЕРДЦЕМ
      2021-04-10 09:48
      3495

      Замечательный советский поэт Андрей Вознесенский как-то сказал: "Стихи не пишутся - случаются". С нашим соотечественником Бабкеном Симоняном поэзия, как и писательство в целом, действительно однажды случилась. О коротеньких поэтических зарисовках, которые юный Бабкен писал за школьной партой, не знал никто, даже родители. Влюбленный же в окружающий мир, природу, жизнь, мальчик все больше втягивался в философское осмысление происходящего посредством ритма, рифмы, слова, образов, легших позже в основу его писательской архитектуры.