Последние новости

НЕОБХОДИМ ОБРАЗОВАННЫЙ СЛОЙ ОБЩЕСТВА,

считает председатель и директор фестиваля "Театр-Х" Ара ХЗМАЛЯН

10 апреля взял старт театральный фестиваль "Театр-Х", который при поддержке Министерства культуры РА проводит Национальное театрально-творческое объединение. Его председатель и директор Ара ХЗМАЛЯН уверен, что хотя капля и точит камень, но за решение глобальных проблем следует браться всем глобусом, то есть всем миром. И не только театральным.

- Араик, все предыдущие годы фестиваль "Театр-Х" завершался раздачей шестизначных денежных призов, и все вам тихо, а то и громко завидовали. Вот смотрю на буклет - никаких логотипов с львиной пастью. Рассорились со спонсором?

- Мы глубоко благодарны фонду Царукяна за поддержку все эти годы. Ваша газета освещала, благо знаете - благодаря этой поддержке одна труппа поехала на фестиваль, другая приобрела технику, третья сделала новую постановку... Просто грешно было бы не оценить такую поддержку. Но настал момент, когда мы поняли, что денежные призы уводят нас от "чистой линии": профессиональные обсуждения, дискуссии, создание театральной атмосферы. Когда мы почувствовали, что деньги - да что деньги! - даже какая-нибудь грамота или диплом - становятся поводом к ненужным разговорам, поняли, что это мина замедленного действия под наши планы и цели и решили вернуться к исходной точке. Так что, в этом году фестиваль у нас не призовой.

- А количество желающих принять участие не уменьшилось?

- Если даже это и так - их дело. Если человек участвует в фестивале ради наград, а тем более ради денег - пускай лучше не участвует.

- Араик, все предыдущие годы фестиваль "Театр-Х" завершался раздачей шестизначных денежных призов, и все вам тихо, а то и громко завидовали. Вот смотрю на буклет - никаких логотипов с львиной пастью. Рассорились со спонсором?

- Мы глубоко благодарны фонду Царукяна за поддержку все эти годы. Ваша газета освещала, благо знаете - благодаря этой поддержке одна труппа поехала на фестиваль, другая приобрела технику, третья сделала новую постановку... Просто грешно было бы не оценить такую поддержку. Но настал момент, когда мы поняли, что денежные призы уводят нас от "чистой линии": профессиональные обсуждения, дискуссии, создание театральной атмосферы. Когда мы почувствовали, что деньги - да что деньги! - даже какая-нибудь грамота или диплом - становятся поводом к ненужным разговорам, поняли, что это мина замедленного действия под наши планы и цели и решили вернуться к исходной точке. Так что, в этом году фестиваль у нас не призовой.

- А количество желающих принять участие не уменьшилось?

- Если даже это и так - их дело. Если человек участвует в фестивале ради наград, а тем более ради денег - пускай лучше не участвует.

- Араик, все предыдущие годы фестиваль "Театр-Х" завершался раздачей шестизначных денежных призов, и все вам тихо, а то и громко завидовали. Вот смотрю на буклет - никаких логотипов с львиной пастью. Рассорились со спонсором?

- Мы глубоко благодарны фонду Царукяна за поддержку все эти годы. Ваша газета освещала, благо знаете - благодаря этой поддержке одна труппа поехала на фестиваль, другая приобрела технику, третья сделала новую постановку... Просто грешно было бы не оценить такую поддержку. Но настал момент, когда мы поняли, что денежные призы уводят нас от "чистой линии": профессиональные обсуждения, дискуссии, создание театральной атмосферы. Когда мы почувствовали, что деньги - да что деньги! - даже какая-нибудь грамота или диплом - становятся поводом к ненужным разговорам, поняли, что это мина замедленного действия под наши планы и цели и решили вернуться к исходной точке. Так что, в этом году фестиваль у нас не призовой.

- А количество желающих принять участие не уменьшилось?

- Если даже это и так - их дело. Если человек участвует в фестивале ради наград, а тем более ради денег - пускай лучше не участвует.

- Во всяком случае в прошлом году в программе было 32 спектакля, а теперь только 17. Заявок стало меньше или отбор жестче?

- Формат у нас тот же. Спектакли государственных театров принимаются сразу. Для отбора независимых трупп была создана комиссия. Мы ведь в прежних беседах говорили о том, что, может, не стоит принимать все подряд. В первые годы у нас была глобальная цель - выявить все проявления современного армянского театра. Причем речь шла отнюдь не только о профессиональной сфере - что происходит в вузах, школах? В течение двух лет в какой-то мере проводили мониторинг, принимали такие спектакли, старались поддержать тенденцию. Скажем, группа из Брюсовского университета или школы имени Демирчяна. Мы предлагали механизм поощрения подобных процессов, устраивали обсуждения, писали статьи. Но когда убеждаешься, что это дело бесперспективное, остающееся исключительно "нашей проблемой" - простите, год-два, но мы тоже устали. Сколько можно говорить о том, что в образовательной системе следует разработать модели культурного воспитания и досуга? Никакой реакции! Если в системе образования эта модель не работает, фестиваль не может брать на себя проблемы театральной сферы в таком широком контексте.

- А может, стоит поставить последнюю точку: написать соответствующую программу, предложить и, если и тут не сработает, отойти от дел с чистой совестью?

- Я не утверждаю, что мы такие белые и пушистые, а госзвенья дают ляпы. Может, мы работали недостаточно хорошо и не сумели донести свои мысли. А вообще я за конфронтацию - во всяком случае конфронтацию идей. Сейчас, возможно, стоит об этом подумать, выработать проект, способствующий активизации культуры в образовательной системе, формированию культурной среды. Представим мэрии, Министерству культуры, Министерству образования и науки. И если кому-то удастся убедить нас, что подобная программа бесполезна, пусть убеждают. Если нет - скажем через СМИ, что мы вот придумали такую хорошую вещь, а нас отфутболили. В любом случае сегодня трудно сделать что-то публичное, и чтобы это осталось незамеченным. Скажем, если в рамках фестиваля проходят спектакли из образовательной системы, об этом пишут газеты, озвучивают телепередачи, неужели в соответствующих госинститутах нет ни одного человека, который берет эту газету, идет к своему начальнику и говорит - господин начальник, вот люди поднимают такие вопросы, может, вы ознакомитесь, может, это и наше дело? Ничего - тишина! Если власть хочет стать сильной, пользоваться популярностью народа, она должна очень быстро реагировать на любой позитивный импульс, воспринимать любую конструктивную мысль. А так, как это происходит, - ничего не получится.

- Ты прямо Радищев - "оглянулся окрест себя - душа моя страданиями театрального человечества уязвлена стала!" Пришла пора разочарований?

- Если я скажу, что этого нет, значит, идеи, программы, проекты, которые мы пытаемся реализовать нашей командой, демагогия. Благодаря в том числе и фестивалю я убедился, что вопросы театра, драматургии - они не могут быть "программными". В смысле реформировать театральное поле благодаря каким-то программам нереально. Если у нас нет образованного социума, нет такой образовательной системы, которая формирует мало-мальски просвещенное общество, культура всегда остается десантом, какой-то спущенной сверху надстройкой. Надстройкой без социального базиса, на который она может опираться. Чтобы культурная политика и стратегия реализовались и приносили плоды, необходим образованный слой общества, тот самый читатель, слушатель, зритель. Максимилиан Волошин говорил, что театр происходит не на сцене, а в душе зрителя. То есть человек, воспринимающий художественные коды, становится соучастником, соавтором создания произведения. От качества и уровня зрителя зависит, какой у нас будет театр. Так что, если говорить о разочарованиях, они именно в этом. Я четко понял, что есть какие-то вещи, которые нам самим по себе нельзя ни организовать, ни осуществить. Нужна комплексная стратегическая государственная программа, в результате которой мы заполучим качественный театр и культуру в широком контексте.

- Еще одним программным пунктом "Театра-Х" была работа с регионами. Как обстоят дела в этом направлении?

- Для меня этот фестиваль стал очень важным не потому, что я нашел ответы на многие вопросы, - он заставил о многом задуматься. Благодаря "Театру-Х" я убедился, что разовыми акциями - одни гастроли, один концерт - мы не сможем активизировать культурную жизнь регионов. Хотя не могу не отметить, что после стольких лет местные власти наконец откликаются на наши инициативы. В этом году, например, - спасибо администрации Лори - она взяла на себя все расходы по пребыванию в марзе участников фестиваля, оказала серьезную поддержку. Но культура нуждается в постоянном общении, в возможности высказаться, обменяться мнениями, мыслями. Нужны проекты, которые дают такую возможность, и такие программы должны работать постоянно, а не пару раз в году. Вот в прошлом году мы проводили драматургические чтения в Ванадзоре. Параллельно Рубен Бабаян читал лекции студентам ванадзорского филиала ГИТиКа, Нарине Григорян провела мастер-классы, издательство "Антарес" организовало презентацию свежеизданных книг. Нужен комплексный подход, и в этом плане фестиваль многое подсказал. Мы столько говорим о децентрализации культуры! Но пусть мне кто-нибудь объяснит, что это значит на деле. В первую очередь на местах нужны не начальники управления культуры в марзпетаранах, имеющие весьма отдаленные представления о том, как поставить дело, но грамотные администраторы организации культуры, люди, которые сумеют перевести расход бюджетных денег на утренники на иной, качественно новый уровень. Мероприятия класса утренник - это не культурное событие, не художественное явление.

- При нашей шоуцентричной, акциецентричной культурной жизни такие мысли высказывать не рекомендуется...

- Именно что шоуцентричной - акция, парад есть и остаются главными культурными событиями. Бить на внешний эффект, желательно наповал, чтобы всем было видно! Но ведь культура - это категория не одноразовая, требующая кропотливой работы, как если долго, вручную наждачной шкуркой шлифовать дерево. Одно, другое, третье - и вдруг видишь, что появилась микро-, а еще лучше, если макрокультурная среда. Если мы выбираем путь немедленного результата - отзвенели-отгремели, все газеты написали, все каналы отметили, соответствующие люди нас заметили и оценили - таким способом ничего не достигнем. Многие проекты нашего творческого объединения, направленные не на то, чтобы повысить художественный уровень в марзах, - это не наша юрисдикция, - а на решение социально-психологических проблем. Чтобы житель региона почувствовал себя обитателем того же пространства, что и столичный артист. Всего несколько тысяч квадратных километров, а мы не можем сформировать культурного единства! А в основе всех негативных явлений, происходящих в регионах, лежит в том числе и отсутствие культурного поля. Когда человек живет и одновременно чувствует себя изгнанным из страны: столица - это город элитных жителей, а в регионах надо влачить существование. Вот это самое страшное.

- Работа "на земле" оптимизма тебе явно не прибавила. И все-таки, что же делать в таких условиях армянскому театру?

- Мне кажется, у него два пути. Поскольку наша социальная атмосфера очень накалена, либо театр должен быть столь же острым, реагирующим, откликающимся, либо он должен быть культурным музеем, куда люди ходят отдыхать и ностальгировать по культурным временам. Третьего пути я не вижу.

- А между тем он прост: сценические версии юмористических телепрограмм. Если не прямые версии, то вариации на тему очень определенного вкуса.

- Это не театр. Театр - это поиск, продуманный выбор пьесы, разработанная и сделанная постановка. Весь этот фаст-фуд - сегодня придумали, завтра нашли деньги и осуществили....

- Тем не менее это сейчас на каждом шагу.

- Потому что при всех разговорах о вкусе и художественной планке театр идет тем путем, который диктует ему общество. Да, существует арт-хаусное искусство. В нашем случае - для нескольких сотен людей. Но театр - массовое искусство, а значит, далеко не всегда оно идет дорогой интеллекта и вкуса. Театр - это коммуникация. И парадокс в том, что, бывает, смотришь какой-то изыск и понимаешь, что это не театр. И наоборот - вроде ничего особенного, а цепляет и ум, и душу. Повторяю, театр - это средство коммуникации, во многом больше общественное явление, чем художественное. И если такая коммуникация установлена, театр состоялся независимо от наших высоколобых вкусов.

- А подвижки в уровне обсуждений, которые ты ставишь во главу угла "Театра-Х", наблюдаются?

- Даже если ситуация изменилась на полпроцента - а она изменилась, - это уже достижение. Вспомни обсуждения первых двух лет - чуть до драк не доходило! Я так ратую за дискуссию, потому что такой формат - это не просто приглашение к свободному высказыванию, это приглашение вообще быть свободным. К тому же публика начинает понимать, что театр - это серьезно. Такие обсуждения - залог возвращения театру утраченного статуса, изменения общественного отношения к нему. Мы можем не почувствовать это сразу, это сложный и долгий процесс. Но даже за эти годы наблюдаешь, как уходит из обсуждений агрессия, неподготовленность к иному, чем собственное, мнению. Я заметил, что уже молодежь дискутирует друг с другом - раньше это были скорее споры между поколениями. Театр - это ристалище. Я вышел на сцену - либо я публику, либо она меня. То же происходит во время обсуждений. И это важно, это оздоровляет. Театру нужно вернуть дух конкуренции.


Ара Хзмалян- Во всяком случае в прошлом году в программе было 32 спектакля, а теперь только 17. Заявок стало меньше или отбор жестче?
- Формат у нас тот же. Спектакли государственных театров принимаются сразу. Для отбора независимых трупп была создана комиссия. Мы ведь в прежних беседах говорили о том, что, может, не стоит принимать все подряд. В первые годы у нас была глобальная цель - выявить все проявления современного армянского театра. Причем речь шла отнюдь не только о профессиональной сфере - что происходит в вузах, школах? В течение двух лет в какой-то мере проводили мониторинг, принимали такие спектакли, старались поддержать тенденцию. Скажем, группа из Брюсовского университета или школы имени Демирчяна. Мы предлагали механизм поощрения подобных процессов, устраивали обсуждения, писали статьи. Но когда убеждаешься, что это дело бесперспективное, остающееся исключительно "нашей проблемой" - простите, год-два, но мы тоже устали. Сколько можно говорить о том, что в образовательной системе следует разработать модели культурного воспитания и досуга? Никакой реакции! Если в системе образования эта модель не работает, фестиваль не может брать на себя проблемы театральной сферы в таком широком контексте.

- А может, стоит поставить последнюю точку: написать соответствующую программу, предложить и, если и тут не сработает, отойти от дел с чистой совестью?
- Я не утверждаю, что мы такие белые и пушистые, а госзвенья дают ляпы. Может, мы работали недостаточно хорошо и не сумели донести свои мысли. А вообще я за конфронтацию - во всяком случае конфронтацию идей. Сейчас, возможно, стоит об этом подумать, выработать проект, способствующий активизации культуры в образовательной системе, формированию культурной среды. Представим мэрии, Министерству культуры, Министерству образования и науки. И если кому-то удастся убедить нас, что подобная программа бесполезна, пусть убеждают. Если нет - скажем через СМИ, что мы вот придумали такую хорошую вещь, а нас отфутболили. В любом случае сегодня трудно сделать что-то публичное, и чтобы это осталось незамеченным. Скажем, если в рамках фестиваля проходят спектакли из образовательной системы, об этом пишут газеты, озвучивают телепередачи, неужели в соответствующих госинститутах нет ни одного человека, который берет эту газету, идет к своему начальнику и говорит - господин начальник, вот люди поднимают такие вопросы, может, вы ознакомитесь, может, это и наше дело? Ничего - тишина! Если власть хочет стать сильной, пользоваться популярностью народа, она должна очень быстро реагировать на любой позитивный импульс, воспринимать любую конструктивную мысль. А так, как это происходит, - ничего не получится.

карикатура- Ты прямо Радищев - "оглянулся окрест себя - душа моя страданиями театрального человечества уязвлена стала!" Пришла пора разочарований?
- Если я скажу, что этого нет, значит, идеи, программы, проекты, которые мы пытаемся реализовать нашей командой, демагогия. Благодаря в том числе и фестивалю я убедился, что вопросы театра, драматургии - они не могут быть "программными". В смысле реформировать театральное поле благодаря каким-то программам нереально. Если у нас нет образованного социума, нет такой образовательной системы, которая формирует мало-мальски просвещенное общество, культура всегда остается десантом, какой-то спущенной сверху надстройкой. Надстройкой без социального базиса, на который она может опираться. Чтобы культурная политика и стратегия реализовались и приносили плоды, необходим образованный слой общества, тот самый читатель, слушатель, зритель. Максимилиан Волошин говорил, что театр происходит не на сцене, а в душе зрителя. То есть человек, воспринимающий художественные коды, становится соучастником, соавтором создания произведения. От качества и уровня зрителя зависит, какой у нас будет театр. Так что, если говорить о разочарованиях, они именно в этом. Я четко понял, что есть какие-то вещи, которые нам самим по себе нельзя ни организовать, ни осуществить. Нужна комплексная стратегическая государственная программа, в результате которой мы заполучим качественный театр и культуру в широком контексте.

- Еще одним программным пунктом "Театра-Х" была работа с регионами. Как обстоят дела в этом направлении?
- Для меня этот фестиваль стал очень важным не потому, что я нашел ответы на многие вопросы, - он заставил о многом задуматься. Благодаря "Театру-Х" я убедился, что разовыми акциями - одни гастроли, один концерт - мы не сможем активизировать культурную жизнь регионов. Хотя не могу не отметить, что после стольких лет местные власти наконец откликаются на наши инициативы. В этом году, например, - спасибо администрации Лори - она взяла на себя все расходы по пребыванию в марзе участников фестиваля, оказала серьезную поддержку. Но культура нуждается в постоянном общении, в возможности высказаться, обменяться мнениями, мыслями. Нужны проекты, которые дают такую возможность, и такие программы должны работать постоянно, а не пару раз в году. Вот в прошлом году мы проводили драматургические чтения в Ванадзоре. Параллельно Рубен Бабаян читал лекции студентам ванадзорского филиала ГИТиКа, Нарине Григорян провела мастер-классы, издательство "Антарес" организовало презентацию свежеизданных книг. Нужен комплексный подход, и в этом плане фестиваль многое подсказал. Мы столько говорим о децентрализации культуры! Но пусть мне кто-нибудь объяснит, что это значит на деле. В первую очередь на местах нужны не начальники управления культуры в марзпетаранах, имеющие весьма отдаленные представления о том, как поставить дело, но грамотные администраторы организации культуры, люди, которые сумеют перевести расход бюджетных денег на утренники на иной, качественно новый уровень. Мероприятия класса утренник - это не культурное событие, не художественное явление.

- При нашей шоуцентричной, акциецентричной культурной жизни такие мысли высказывать не рекомендуется...

- Именно что шоуцентричной - акция, парад есть и остаются главными культурными событиями. Бить на внешний эффект, желательно наповал, чтобы всем было видно! Но ведь культура - это категория не одноразовая, требующая кропотливой работы, как если долго, вручную наждачной шкуркой шлифовать дерево. Одно, другое, третье - и вдруг видишь, что появилась микро-, а еще лучше, если макрокультурная среда. Если мы выбираем путь немедленного результата - отзвенели-отгремели, все газеты написали, все каналы отметили, соответствующие люди нас заметили и оценили - таким способом ничего не достигнем. Многие проекты нашего творческого объединения, направленные не на то, чтобы повысить художественный уровень в марзах, - это не наша юрисдикция, - а на решение социально-психологических проблем. Чтобы житель региона почувствовал себя обитателем того же пространства, что и столичный артист. Всего несколько тысяч квадратных километров, а мы не можем сформировать культурного единства! А в основе всех негативных явлений, происходящих в регионах, лежит в том числе и отсутствие культурного поля. Когда человек живет и одновременно чувствует себя изгнанным из страны: столица - это город элитных жителей, а в регионах надо влачить существование. Вот это самое страшное.

- Работа "на земле" оптимизма тебе явно не прибавила. И все-таки, что же делать в таких условиях армянскому театру?

- Мне кажется, у него два пути. Поскольку наша социальная атмосфера очень накалена, либо театр должен быть столь же острым, реагирующим, откликающимся, либо он должен быть культурным музеем, куда люди ходят отдыхать и ностальгировать по культурным временам. Третьего пути я не вижу.

- А между тем он прост: сценические версии юмористических телепрограмм. Если не прямые версии, то вариации на тему очень определенного вкуса.

- Это не театр. Театр - это поиск, продуманный выбор пьесы, разработанная и сделанная постановка. Весь этот фаст-фуд - сегодня придумали, завтра нашли деньги и осуществили....

- Тем не менее это сейчас на каждом шагу.

- Потому что при всех разговорах о вкусе и художественной планке театр идет тем путем, который диктует ему общество. Да, существует арт-хаусное искусство. В нашем случае - для нескольких сотен людей. Но театр - массовое искусство, а значит, далеко не всегда оно идет дорогой интеллекта и вкуса. Театр - это коммуникация. И парадокс в том, что, бывает, смотришь какой-то изыск и понимаешь, что это не театр. И наоборот - вроде ничего особенного, а цепляет и ум, и душу. Повторяю, театр - это средство коммуникации, во многом больше общественное явление, чем художественное. И если такая коммуникация установлена, театр состоялся независимо от наших высоколобых вкусов.

- А подвижки в уровне обсуждений, которые ты ставишь во главу угла "Театра-Х", наблюдаются?

- Даже если ситуация изменилась на полпроцента - а она изменилась, - это уже достижение. Вспомни обсуждения первых двух лет - чуть до драк не доходило! Я так ратую за дискуссию, потому что такой формат - это не просто приглашение к свободному высказыванию, это приглашение вообще быть свободным. К тому же публика начинает понимать, что театр - это серьезно. Такие обсуждения - залог возвращения театру утраченного статуса, изменения общественного отношения к нему. Мы можем не почувствовать это сразу, это сложный и долгий процесс. Но даже за эти годы наблюдаешь, как уходит из обсуждений агрессия, неподготовленность к иному, чем собственное, мнению. Я заметил, что уже молодежь дискутирует друг с другом - раньше это были скорее споры между поколениями. Театр - это ристалище. Я вышел на сцену - либо я публику, либо она меня. То же происходит во время обсуждений. И это важно, это оздоровляет. Театру нужно вернуть дух конкуренции.

- Во всяком случае в прошлом году в программе было 32 спектакля, а теперь только 17. Заявок стало меньше или отбор жестче?

- Формат у нас тот же. Спектакли государственных театров принимаются сразу. Для отбора независимых трупп была создана комиссия. Мы ведь в прежних беседах говорили о том, что, может, не стоит принимать все подряд. В первые годы у нас была глобальная цель - выявить все проявления современного армянского театра. Причем речь шла отнюдь не только о профессиональной сфере - что происходит в вузах, школах? В течение двух лет в какой-то мере проводили мониторинг, принимали такие спектакли, старались поддержать тенденцию. Скажем, группа из Брюсовского университета или школы имени Демирчяна. Мы предлагали механизм поощрения подобных процессов, устраивали обсуждения, писали статьи. Но когда убеждаешься, что это дело бесперспективное, остающееся исключительно "нашей проблемой" - простите, год-два, но мы тоже устали. Сколько можно говорить о том, что в образовательной системе следует разработать модели культурного воспитания и досуга? Никакой реакции! Если в системе образования эта модель не работает, фестиваль не может брать на себя проблемы театральной сферы в таком широком контексте.

- А может, стоит поставить последнюю точку: написать соответствующую программу, предложить и, если и тут не сработает, отойти от дел с чистой совестью?

- Я не утверждаю, что мы такие белые и пушистые, а госзвенья дают ляпы. Может, мы работали недостаточно хорошо и не сумели донести свои мысли. А вообще я за конфронтацию - во всяком случае конфронтацию идей. Сейчас, возможно, стоит об этом подумать, выработать проект, способствующий активизации культуры в образовательной системе, формированию культурной среды. Представим мэрии, Министерству культуры, Министерству образования и науки. И если кому-то удастся убедить нас, что подобная программа бесполезна, пусть убеждают. Если нет - скажем через СМИ, что мы вот придумали такую хорошую вещь, а нас отфутболили. В любом случае сегодня трудно сделать что-то публичное, и чтобы это осталось незамеченным. Скажем, если в рамках фестиваля проходят спектакли из образовательной системы, об этом пишут газеты, озвучивают телепередачи, неужели в соответствующих госинститутах нет ни одного человека, который берет эту газету, идет к своему начальнику и говорит - господин начальник, вот люди поднимают такие вопросы, может, вы ознакомитесь, может, это и наше дело? Ничего - тишина! Если власть хочет стать сильной, пользоваться популярностью народа, она должна очень быстро реагировать на любой позитивный импульс, воспринимать любую конструктивную мысль. А так, как это происходит, - ничего не получится.

- Ты прямо Радищев - "оглянулся окрест себя - душа моя страданиями театрального человечества уязвлена стала!" Пришла пора разочарований?

- Если я скажу, что этого нет, значит, идеи, программы, проекты, которые мы пытаемся реализовать нашей командой, демагогия. Благодаря в том числе и фестивалю я убедился, что вопросы театра, драматургии - они не могут быть "программными". В смысле реформировать театральное поле благодаря каким-то программам нереально. Если у нас нет образованного социума, нет такой образовательной системы, которая формирует мало-мальски просвещенное общество, культура всегда остается десантом, какой-то спущенной сверху надстройкой. Надстройкой без социального базиса, на который она может опираться. Чтобы культурная политика и стратегия реализовались и приносили плоды, необходим образованный слой общества, тот самый читатель, слушатель, зритель. Максимилиан Волошин говорил, что театр происходит не на сцене, а в душе зрителя. То есть человек, воспринимающий художественные коды, становится соучастником, соавтором создания произведения. От качества и уровня зрителя зависит, какой у нас будет театр. Так что, если говорить о разочарованиях, они именно в этом. Я четко понял, что есть какие-то вещи, которые нам самим по себе нельзя ни организовать, ни осуществить. Нужна комплексная стратегическая государственная программа, в результате которой мы заполучим качественный театр и культуру в широком контексте.

- Еще одним программным пунктом "Театра-Х" была работа с регионами. Как обстоят дела в этом направлении?

- Для меня этот фестиваль стал очень важным не потому, что я нашел ответы на многие вопросы, - он заставил о многом задуматься. Благодаря "Театру-Х" я убедился, что разовыми акциями - одни гастроли, один концерт - мы не сможем активизировать культурную жизнь регионов. Хотя не могу не отметить, что после стольких лет местные власти наконец откликаются на наши инициативы. В этом году, например, - спасибо администрации Лори - она взяла на себя все расходы по пребыванию в марзе участников фестиваля, оказала серьезную поддержку. Но культура нуждается в постоянном общении, в возможности высказаться, обменяться мнениями, мыслями. Нужны проекты, которые дают такую возможность, и такие программы должны работать постоянно, а не пару раз в году. Вот в прошлом году мы проводили драматургические чтения в Ванадзоре. Параллельно Рубен Бабаян читал лекции студентам ванадзорского филиала ГИТиКа, Нарине Григорян провела мастер-классы, издательство "Антарес" организовало презентацию свежеизданных книг. Нужен комплексный подход, и в этом плане фестиваль многое подсказал. Мы столько говорим о децентрализации культуры! Но пусть мне кто-нибудь объяснит, что это значит на деле. В первую очередь на местах нужны не начальники управления культуры в марзпетаранах, имеющие весьма отдаленные представления о том, как поставить дело, но грамотные администраторы организации культуры, люди, которые сумеют перевести расход бюджетных денег на утренники на иной, качественно новый уровень. Мероприятия класса утренник - это не культурное событие, не художественное явление.

- При нашей шоуцентричной, акциецентричной культурной жизни такие мысли высказывать не рекомендуется...

- Именно что шоуцентричной - акция, парад есть и остаются главными культурными событиями. Бить на внешний эффект, желательно наповал, чтобы всем было видно! Но ведь культура - это категория не одноразовая, требующая кропотливой работы, как если долго, вручную наждачной шкуркой шлифовать дерево. Одно, другое, третье - и вдруг видишь, что появилась микро-, а еще лучше, если макрокультурная среда. Если мы выбираем путь немедленного результата - отзвенели-отгремели, все газеты написали, все каналы отметили, соответствующие люди нас заметили и оценили - таким способом ничего не достигнем. Многие проекты нашего творческого объединения, направленные не на то, чтобы повысить художественный уровень в марзах, - это не наша юрисдикция, - а на решение социально-психологических проблем. Чтобы житель региона почувствовал себя обитателем того же пространства, что и столичный артист. Всего несколько тысяч квадратных километров, а мы не можем сформировать культурного единства! А в основе всех негативных явлений, происходящих в регионах, лежит в том числе и отсутствие культурного поля. Когда человек живет и одновременно чувствует себя изгнанным из страны: столица - это город элитных жителей, а в регионах надо влачить существование. Вот это самое страшное.

- Работа "на земле" оптимизма тебе явно не прибавила. И все-таки, что же делать в таких условиях армянскому театру?

- Мне кажется, у него два пути. Поскольку наша социальная атмосфера очень накалена, либо театр должен быть столь же острым, реагирующим, откликающимся, либо он должен быть культурным музеем, куда люди ходят отдыхать и ностальгировать по культурным временам. Третьего пути я не вижу.

- А между тем он прост: сценические версии юмористических телепрограмм. Если не прямые версии, то вариации на тему очень определенного вкуса.

- Это не театр. Театр - это поиск, продуманный выбор пьесы, разработанная и сделанная постановка. Весь этот фаст-фуд - сегодня придумали, завтра нашли деньги и осуществили....

- Тем не менее это сейчас на каждом шагу.

- Потому что при всех разговорах о вкусе и художественной планке театр идет тем путем, который диктует ему общество. Да, существует арт-хаусное искусство. В нашем случае - для нескольких сотен людей. Но театр - массовое искусство, а значит, далеко не всегда оно идет дорогой интеллекта и вкуса. Театр - это коммуникация. И парадокс в том, что, бывает, смотришь какой-то изыск и понимаешь, что это не театр. И наоборот - вроде ничего особенного, а цепляет и ум, и душу. Повторяю, театр - это средство коммуникации, во многом больше общественное явление, чем художественное. И если такая коммуникация установлена, театр состоялся независимо от наших высоколобых вкусов.

- А подвижки в уровне обсуждений, которые ты ставишь во главу угла "Театра-Х", наблюдаются?
- Даже если ситуация изменилась на полпроцента - а она изменилась, - это уже достижение. Вспомни обсуждения первых двух лет - чуть до драк не доходило! Я так ратую за дискуссию, потому что такой формат - это не просто приглашение к свободному высказыванию, это приглашение вообще быть свободным. К тому же публика начинает понимать, что театр - это серьезно. Такие обсуждения - залог возвращения театру утраченного статуса, изменения общественного отношения к нему. Мы можем не почувствовать это сразу, это сложный и долгий процесс. Но даже за эти годы наблюдаешь, как уходит из обсуждений агрессия, неподготовленность к иному, чем собственное, мнению. Я заметил, что уже молодежь дискутирует друг с другом - раньше это были скорее споры между поколениями. Театр - это ристалище. Я вышел на сцену - либо я публику, либо она меня. То же происходит во время обсуждений. И это важно, это оздоровляет. Театру нужно вернуть дух конкуренции.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТРОЕ В ОДНОЙ ЛОДКЕ?
      2021-06-14 09:58
      1602

      Для того чтобы лишний раз убедиться в глобальности значения культуры и образования в государстве и социуме, а также понять, что следует уничтожить в первую очередь, чтобы не было ни государства, ни социума, стоит еще раз понаблюдать за действиями наших реформаторов. Вместо того чтобы паковать чемоданы, любители начинать все с нуля, а точнее, просто обнуления  с исступленным упорством продолжают "реформировать" образование,  заодно пытаясь поставить крест на будущем культуры.

    • ЕСТЬ МУЗЕЙ, КОТОРОГО НЕТ
      2021-06-09 09:46
      6132

      В медицине это называется "дежавю" - психическое состояние, при котором человек ощущает, что когда-то уже был в подобной ситуации или в подобном месте. Место - Культурный центр-музей Гранта Матевосяна. Ситуация плачевная и возмутительная, когда хочется побольнее стенку прибить. Ровно год назад мы точно так же стояли перед зданием музея с сыном великого писателя и директором Фонда "Грант Матевосян" Давидом МАТЕВОСЯНОМ и беседовали о судьбе этого дома, о котором не знает уже только ленивый. О судьбе дома, который не просто незавершенка. О судьбе дома, которого нет. Он, конечно, стоит - красивый, трехэтажный, но это иллюзия, кажущаяся видимость, морок. Потому что зданий, у которых нет "прописки", в государстве не существует. Что самое зубодробильное - у государства нет никакого желания прописать музей, может быть, самого великого армянского прозаика.

    • "МЫ ВЕРНЕМСЯ! МЫ - ВЕРНЕМСЯ!"
      2021-06-08 12:25
      6101

      "Все войны в своей жестокости одинаковы. В каждой войне любовь проявляется по-своему" - эти строчки стали рефреном текста Карине Ходикян. Если развить тезис, у этой любви - к матери, к родным, к своей девушке, а главное - к своей земле - 50 тысяч оттенков. Как имеют 50 тысяч оттенков страх, ужас, отчаяние, а главное - жажда победить смерть в "одинаково" жестокой войне...

    • В ОЖИДАНИИ НОВОГО НЖДЕ
      2021-05-22 10:22
      5033

      С Шантом ОВАННИСЯНОМ мы встретились на выпускных экзаменах Государственного института театра и кино, куда руководитель Государственного драматического театра им. Папазяна города Гориса привез своих ребят. Впрочем, абсолютное большинство зрителей знают его не как руководителя театра, а как исполнителя заглавной роли в ставшем культовом фильме "Гарегин Нжде". Артист, сыгравший героя, сегодня сам в поисках героя - в жизни.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • "МЫ ВЕРНЕМСЯ! МЫ - ВЕРНЕМСЯ!"
      2021-06-08 12:25
      6101

      "Все войны в своей жестокости одинаковы. В каждой войне любовь проявляется по-своему" - эти строчки стали рефреном текста Карине Ходикян. Если развить тезис, у этой любви - к матери, к родным, к своей девушке, а главное - к своей земле - 50 тысяч оттенков. Как имеют 50 тысяч оттенков страх, ужас, отчаяние, а главное - жажда победить смерть в "одинаково" жестокой войне...

    • НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ ТАЛАНТ
      2021-06-03 10:20
      6674

      3 июня Александру АРАКСМАНЯНУ исполняется 110 лет Невозможно вновь испытать те эмоции, что захлестывали зал, когда шли спектакли по пьесам Александра Араксманяна. Они давно сошли со сцены, и нет среди нас их создателя. В театре действительно нельзя остановить мгновение, как бы прекрасно оно ни было. Изменилось время. Появились иные властители сцены. Но память об этой уникальной личности не тускнеет.

    • ARMMONO - РАБОТАТЬ, СОЗДАВАТЬ, СОЗИДАТЬ
      2021-05-21 10:04
      3761

      Совсем скоро и несмотря ни на что возьмет старт очередной Ереванский Международный фестиваль ARMMONO. Именно в качестве директора фестиваля была приглашена на прошедшую недавно в Санкт-Петербурге Вторую международную конференцию "Русский театр за рубежом как институт русской культуры" Марианна МХИТАРЯН. Проекты форума сулят перспективы не только нашему Государственному Русскому театру им. Станиславского, которым она также руководит, но, кажется, нашей театральной молодежи в принципе. Что до перспектив фестиваля - они многоплановы.

    • ПРОСТРАНСТВО ДИАЛОГА В ПАМЯТЬ МАСТЕРА
      2021-05-13 13:47
      4822

      В наших нынешних реалиях расширение границ - явление не только само по себе значимое, но и вселяющее надежду. Армянский театр расширил свою территорию, территорию, на которой дань памяти переплетается с будущими перспективами успеха. Вчера спектаклем "Нерон" по пьесе Э. Радзинского в постановке Акопа Казанчяна в Государственном театре музыкальной комедии им. А. Пароняна открылась Малая сцена, которая отныне будет носить имя своего основателя, теперь уже легенды отечественного театра народного артиста РА Ерванда КАЗАНЧЯНА.