Последние новости

НЕОБХОДИМ ОБРАЗОВАННЫЙ СЛОЙ ОБЩЕСТВА,

считает председатель и директор фестиваля "Театр-Х" Ара ХЗМАЛЯН

10 апреля взял старт театральный фестиваль "Театр-Х", который при поддержке Министерства культуры РА проводит Национальное театрально-творческое объединение. Его председатель и директор Ара ХЗМАЛЯН уверен, что хотя капля и точит камень, но за решение глобальных проблем следует браться всем глобусом, то есть всем миром. И не только театральным.

- Араик, все предыдущие годы фестиваль "Театр-Х" завершался раздачей шестизначных денежных призов, и все вам тихо, а то и громко завидовали. Вот смотрю на буклет - никаких логотипов с львиной пастью. Рассорились со спонсором?

- Мы глубоко благодарны фонду Царукяна за поддержку все эти годы. Ваша газета освещала, благо знаете - благодаря этой поддержке одна труппа поехала на фестиваль, другая приобрела технику, третья сделала новую постановку... Просто грешно было бы не оценить такую поддержку. Но настал момент, когда мы поняли, что денежные призы уводят нас от "чистой линии": профессиональные обсуждения, дискуссии, создание театральной атмосферы. Когда мы почувствовали, что деньги - да что деньги! - даже какая-нибудь грамота или диплом - становятся поводом к ненужным разговорам, поняли, что это мина замедленного действия под наши планы и цели и решили вернуться к исходной точке. Так что, в этом году фестиваль у нас не призовой.

- А количество желающих принять участие не уменьшилось?

- Если даже это и так - их дело. Если человек участвует в фестивале ради наград, а тем более ради денег - пускай лучше не участвует.

- Араик, все предыдущие годы фестиваль "Театр-Х" завершался раздачей шестизначных денежных призов, и все вам тихо, а то и громко завидовали. Вот смотрю на буклет - никаких логотипов с львиной пастью. Рассорились со спонсором?

- Мы глубоко благодарны фонду Царукяна за поддержку все эти годы. Ваша газета освещала, благо знаете - благодаря этой поддержке одна труппа поехала на фестиваль, другая приобрела технику, третья сделала новую постановку... Просто грешно было бы не оценить такую поддержку. Но настал момент, когда мы поняли, что денежные призы уводят нас от "чистой линии": профессиональные обсуждения, дискуссии, создание театральной атмосферы. Когда мы почувствовали, что деньги - да что деньги! - даже какая-нибудь грамота или диплом - становятся поводом к ненужным разговорам, поняли, что это мина замедленного действия под наши планы и цели и решили вернуться к исходной точке. Так что, в этом году фестиваль у нас не призовой.

- А количество желающих принять участие не уменьшилось?

- Если даже это и так - их дело. Если человек участвует в фестивале ради наград, а тем более ради денег - пускай лучше не участвует.

- Араик, все предыдущие годы фестиваль "Театр-Х" завершался раздачей шестизначных денежных призов, и все вам тихо, а то и громко завидовали. Вот смотрю на буклет - никаких логотипов с львиной пастью. Рассорились со спонсором?

- Мы глубоко благодарны фонду Царукяна за поддержку все эти годы. Ваша газета освещала, благо знаете - благодаря этой поддержке одна труппа поехала на фестиваль, другая приобрела технику, третья сделала новую постановку... Просто грешно было бы не оценить такую поддержку. Но настал момент, когда мы поняли, что денежные призы уводят нас от "чистой линии": профессиональные обсуждения, дискуссии, создание театральной атмосферы. Когда мы почувствовали, что деньги - да что деньги! - даже какая-нибудь грамота или диплом - становятся поводом к ненужным разговорам, поняли, что это мина замедленного действия под наши планы и цели и решили вернуться к исходной точке. Так что, в этом году фестиваль у нас не призовой.

- А количество желающих принять участие не уменьшилось?

- Если даже это и так - их дело. Если человек участвует в фестивале ради наград, а тем более ради денег - пускай лучше не участвует.

- Во всяком случае в прошлом году в программе было 32 спектакля, а теперь только 17. Заявок стало меньше или отбор жестче?

- Формат у нас тот же. Спектакли государственных театров принимаются сразу. Для отбора независимых трупп была создана комиссия. Мы ведь в прежних беседах говорили о том, что, может, не стоит принимать все подряд. В первые годы у нас была глобальная цель - выявить все проявления современного армянского театра. Причем речь шла отнюдь не только о профессиональной сфере - что происходит в вузах, школах? В течение двух лет в какой-то мере проводили мониторинг, принимали такие спектакли, старались поддержать тенденцию. Скажем, группа из Брюсовского университета или школы имени Демирчяна. Мы предлагали механизм поощрения подобных процессов, устраивали обсуждения, писали статьи. Но когда убеждаешься, что это дело бесперспективное, остающееся исключительно "нашей проблемой" - простите, год-два, но мы тоже устали. Сколько можно говорить о том, что в образовательной системе следует разработать модели культурного воспитания и досуга? Никакой реакции! Если в системе образования эта модель не работает, фестиваль не может брать на себя проблемы театральной сферы в таком широком контексте.

- А может, стоит поставить последнюю точку: написать соответствующую программу, предложить и, если и тут не сработает, отойти от дел с чистой совестью?

- Я не утверждаю, что мы такие белые и пушистые, а госзвенья дают ляпы. Может, мы работали недостаточно хорошо и не сумели донести свои мысли. А вообще я за конфронтацию - во всяком случае конфронтацию идей. Сейчас, возможно, стоит об этом подумать, выработать проект, способствующий активизации культуры в образовательной системе, формированию культурной среды. Представим мэрии, Министерству культуры, Министерству образования и науки. И если кому-то удастся убедить нас, что подобная программа бесполезна, пусть убеждают. Если нет - скажем через СМИ, что мы вот придумали такую хорошую вещь, а нас отфутболили. В любом случае сегодня трудно сделать что-то публичное, и чтобы это осталось незамеченным. Скажем, если в рамках фестиваля проходят спектакли из образовательной системы, об этом пишут газеты, озвучивают телепередачи, неужели в соответствующих госинститутах нет ни одного человека, который берет эту газету, идет к своему начальнику и говорит - господин начальник, вот люди поднимают такие вопросы, может, вы ознакомитесь, может, это и наше дело? Ничего - тишина! Если власть хочет стать сильной, пользоваться популярностью народа, она должна очень быстро реагировать на любой позитивный импульс, воспринимать любую конструктивную мысль. А так, как это происходит, - ничего не получится.

- Ты прямо Радищев - "оглянулся окрест себя - душа моя страданиями театрального человечества уязвлена стала!" Пришла пора разочарований?

- Если я скажу, что этого нет, значит, идеи, программы, проекты, которые мы пытаемся реализовать нашей командой, демагогия. Благодаря в том числе и фестивалю я убедился, что вопросы театра, драматургии - они не могут быть "программными". В смысле реформировать театральное поле благодаря каким-то программам нереально. Если у нас нет образованного социума, нет такой образовательной системы, которая формирует мало-мальски просвещенное общество, культура всегда остается десантом, какой-то спущенной сверху надстройкой. Надстройкой без социального базиса, на который она может опираться. Чтобы культурная политика и стратегия реализовались и приносили плоды, необходим образованный слой общества, тот самый читатель, слушатель, зритель. Максимилиан Волошин говорил, что театр происходит не на сцене, а в душе зрителя. То есть человек, воспринимающий художественные коды, становится соучастником, соавтором создания произведения. От качества и уровня зрителя зависит, какой у нас будет театр. Так что, если говорить о разочарованиях, они именно в этом. Я четко понял, что есть какие-то вещи, которые нам самим по себе нельзя ни организовать, ни осуществить. Нужна комплексная стратегическая государственная программа, в результате которой мы заполучим качественный театр и культуру в широком контексте.

- Еще одним программным пунктом "Театра-Х" была работа с регионами. Как обстоят дела в этом направлении?

- Для меня этот фестиваль стал очень важным не потому, что я нашел ответы на многие вопросы, - он заставил о многом задуматься. Благодаря "Театру-Х" я убедился, что разовыми акциями - одни гастроли, один концерт - мы не сможем активизировать культурную жизнь регионов. Хотя не могу не отметить, что после стольких лет местные власти наконец откликаются на наши инициативы. В этом году, например, - спасибо администрации Лори - она взяла на себя все расходы по пребыванию в марзе участников фестиваля, оказала серьезную поддержку. Но культура нуждается в постоянном общении, в возможности высказаться, обменяться мнениями, мыслями. Нужны проекты, которые дают такую возможность, и такие программы должны работать постоянно, а не пару раз в году. Вот в прошлом году мы проводили драматургические чтения в Ванадзоре. Параллельно Рубен Бабаян читал лекции студентам ванадзорского филиала ГИТиКа, Нарине Григорян провела мастер-классы, издательство "Антарес" организовало презентацию свежеизданных книг. Нужен комплексный подход, и в этом плане фестиваль многое подсказал. Мы столько говорим о децентрализации культуры! Но пусть мне кто-нибудь объяснит, что это значит на деле. В первую очередь на местах нужны не начальники управления культуры в марзпетаранах, имеющие весьма отдаленные представления о том, как поставить дело, но грамотные администраторы организации культуры, люди, которые сумеют перевести расход бюджетных денег на утренники на иной, качественно новый уровень. Мероприятия класса утренник - это не культурное событие, не художественное явление.

- При нашей шоуцентричной, акциецентричной культурной жизни такие мысли высказывать не рекомендуется...

- Именно что шоуцентричной - акция, парад есть и остаются главными культурными событиями. Бить на внешний эффект, желательно наповал, чтобы всем было видно! Но ведь культура - это категория не одноразовая, требующая кропотливой работы, как если долго, вручную наждачной шкуркой шлифовать дерево. Одно, другое, третье - и вдруг видишь, что появилась микро-, а еще лучше, если макрокультурная среда. Если мы выбираем путь немедленного результата - отзвенели-отгремели, все газеты написали, все каналы отметили, соответствующие люди нас заметили и оценили - таким способом ничего не достигнем. Многие проекты нашего творческого объединения, направленные не на то, чтобы повысить художественный уровень в марзах, - это не наша юрисдикция, - а на решение социально-психологических проблем. Чтобы житель региона почувствовал себя обитателем того же пространства, что и столичный артист. Всего несколько тысяч квадратных километров, а мы не можем сформировать культурного единства! А в основе всех негативных явлений, происходящих в регионах, лежит в том числе и отсутствие культурного поля. Когда человек живет и одновременно чувствует себя изгнанным из страны: столица - это город элитных жителей, а в регионах надо влачить существование. Вот это самое страшное.

- Работа "на земле" оптимизма тебе явно не прибавила. И все-таки, что же делать в таких условиях армянскому театру?

- Мне кажется, у него два пути. Поскольку наша социальная атмосфера очень накалена, либо театр должен быть столь же острым, реагирующим, откликающимся, либо он должен быть культурным музеем, куда люди ходят отдыхать и ностальгировать по культурным временам. Третьего пути я не вижу.

- А между тем он прост: сценические версии юмористических телепрограмм. Если не прямые версии, то вариации на тему очень определенного вкуса.

- Это не театр. Театр - это поиск, продуманный выбор пьесы, разработанная и сделанная постановка. Весь этот фаст-фуд - сегодня придумали, завтра нашли деньги и осуществили....

- Тем не менее это сейчас на каждом шагу.

- Потому что при всех разговорах о вкусе и художественной планке театр идет тем путем, который диктует ему общество. Да, существует арт-хаусное искусство. В нашем случае - для нескольких сотен людей. Но театр - массовое искусство, а значит, далеко не всегда оно идет дорогой интеллекта и вкуса. Театр - это коммуникация. И парадокс в том, что, бывает, смотришь какой-то изыск и понимаешь, что это не театр. И наоборот - вроде ничего особенного, а цепляет и ум, и душу. Повторяю, театр - это средство коммуникации, во многом больше общественное явление, чем художественное. И если такая коммуникация установлена, театр состоялся независимо от наших высоколобых вкусов.

- А подвижки в уровне обсуждений, которые ты ставишь во главу угла "Театра-Х", наблюдаются?

- Даже если ситуация изменилась на полпроцента - а она изменилась, - это уже достижение. Вспомни обсуждения первых двух лет - чуть до драк не доходило! Я так ратую за дискуссию, потому что такой формат - это не просто приглашение к свободному высказыванию, это приглашение вообще быть свободным. К тому же публика начинает понимать, что театр - это серьезно. Такие обсуждения - залог возвращения театру утраченного статуса, изменения общественного отношения к нему. Мы можем не почувствовать это сразу, это сложный и долгий процесс. Но даже за эти годы наблюдаешь, как уходит из обсуждений агрессия, неподготовленность к иному, чем собственное, мнению. Я заметил, что уже молодежь дискутирует друг с другом - раньше это были скорее споры между поколениями. Театр - это ристалище. Я вышел на сцену - либо я публику, либо она меня. То же происходит во время обсуждений. И это важно, это оздоровляет. Театру нужно вернуть дух конкуренции.


Ара Хзмалян- Во всяком случае в прошлом году в программе было 32 спектакля, а теперь только 17. Заявок стало меньше или отбор жестче?
- Формат у нас тот же. Спектакли государственных театров принимаются сразу. Для отбора независимых трупп была создана комиссия. Мы ведь в прежних беседах говорили о том, что, может, не стоит принимать все подряд. В первые годы у нас была глобальная цель - выявить все проявления современного армянского театра. Причем речь шла отнюдь не только о профессиональной сфере - что происходит в вузах, школах? В течение двух лет в какой-то мере проводили мониторинг, принимали такие спектакли, старались поддержать тенденцию. Скажем, группа из Брюсовского университета или школы имени Демирчяна. Мы предлагали механизм поощрения подобных процессов, устраивали обсуждения, писали статьи. Но когда убеждаешься, что это дело бесперспективное, остающееся исключительно "нашей проблемой" - простите, год-два, но мы тоже устали. Сколько можно говорить о том, что в образовательной системе следует разработать модели культурного воспитания и досуга? Никакой реакции! Если в системе образования эта модель не работает, фестиваль не может брать на себя проблемы театральной сферы в таком широком контексте.

- А может, стоит поставить последнюю точку: написать соответствующую программу, предложить и, если и тут не сработает, отойти от дел с чистой совестью?
- Я не утверждаю, что мы такие белые и пушистые, а госзвенья дают ляпы. Может, мы работали недостаточно хорошо и не сумели донести свои мысли. А вообще я за конфронтацию - во всяком случае конфронтацию идей. Сейчас, возможно, стоит об этом подумать, выработать проект, способствующий активизации культуры в образовательной системе, формированию культурной среды. Представим мэрии, Министерству культуры, Министерству образования и науки. И если кому-то удастся убедить нас, что подобная программа бесполезна, пусть убеждают. Если нет - скажем через СМИ, что мы вот придумали такую хорошую вещь, а нас отфутболили. В любом случае сегодня трудно сделать что-то публичное, и чтобы это осталось незамеченным. Скажем, если в рамках фестиваля проходят спектакли из образовательной системы, об этом пишут газеты, озвучивают телепередачи, неужели в соответствующих госинститутах нет ни одного человека, который берет эту газету, идет к своему начальнику и говорит - господин начальник, вот люди поднимают такие вопросы, может, вы ознакомитесь, может, это и наше дело? Ничего - тишина! Если власть хочет стать сильной, пользоваться популярностью народа, она должна очень быстро реагировать на любой позитивный импульс, воспринимать любую конструктивную мысль. А так, как это происходит, - ничего не получится.

карикатура- Ты прямо Радищев - "оглянулся окрест себя - душа моя страданиями театрального человечества уязвлена стала!" Пришла пора разочарований?
- Если я скажу, что этого нет, значит, идеи, программы, проекты, которые мы пытаемся реализовать нашей командой, демагогия. Благодаря в том числе и фестивалю я убедился, что вопросы театра, драматургии - они не могут быть "программными". В смысле реформировать театральное поле благодаря каким-то программам нереально. Если у нас нет образованного социума, нет такой образовательной системы, которая формирует мало-мальски просвещенное общество, культура всегда остается десантом, какой-то спущенной сверху надстройкой. Надстройкой без социального базиса, на который она может опираться. Чтобы культурная политика и стратегия реализовались и приносили плоды, необходим образованный слой общества, тот самый читатель, слушатель, зритель. Максимилиан Волошин говорил, что театр происходит не на сцене, а в душе зрителя. То есть человек, воспринимающий художественные коды, становится соучастником, соавтором создания произведения. От качества и уровня зрителя зависит, какой у нас будет театр. Так что, если говорить о разочарованиях, они именно в этом. Я четко понял, что есть какие-то вещи, которые нам самим по себе нельзя ни организовать, ни осуществить. Нужна комплексная стратегическая государственная программа, в результате которой мы заполучим качественный театр и культуру в широком контексте.

- Еще одним программным пунктом "Театра-Х" была работа с регионами. Как обстоят дела в этом направлении?
- Для меня этот фестиваль стал очень важным не потому, что я нашел ответы на многие вопросы, - он заставил о многом задуматься. Благодаря "Театру-Х" я убедился, что разовыми акциями - одни гастроли, один концерт - мы не сможем активизировать культурную жизнь регионов. Хотя не могу не отметить, что после стольких лет местные власти наконец откликаются на наши инициативы. В этом году, например, - спасибо администрации Лори - она взяла на себя все расходы по пребыванию в марзе участников фестиваля, оказала серьезную поддержку. Но культура нуждается в постоянном общении, в возможности высказаться, обменяться мнениями, мыслями. Нужны проекты, которые дают такую возможность, и такие программы должны работать постоянно, а не пару раз в году. Вот в прошлом году мы проводили драматургические чтения в Ванадзоре. Параллельно Рубен Бабаян читал лекции студентам ванадзорского филиала ГИТиКа, Нарине Григорян провела мастер-классы, издательство "Антарес" организовало презентацию свежеизданных книг. Нужен комплексный подход, и в этом плане фестиваль многое подсказал. Мы столько говорим о децентрализации культуры! Но пусть мне кто-нибудь объяснит, что это значит на деле. В первую очередь на местах нужны не начальники управления культуры в марзпетаранах, имеющие весьма отдаленные представления о том, как поставить дело, но грамотные администраторы организации культуры, люди, которые сумеют перевести расход бюджетных денег на утренники на иной, качественно новый уровень. Мероприятия класса утренник - это не культурное событие, не художественное явление.

- При нашей шоуцентричной, акциецентричной культурной жизни такие мысли высказывать не рекомендуется...

- Именно что шоуцентричной - акция, парад есть и остаются главными культурными событиями. Бить на внешний эффект, желательно наповал, чтобы всем было видно! Но ведь культура - это категория не одноразовая, требующая кропотливой работы, как если долго, вручную наждачной шкуркой шлифовать дерево. Одно, другое, третье - и вдруг видишь, что появилась микро-, а еще лучше, если макрокультурная среда. Если мы выбираем путь немедленного результата - отзвенели-отгремели, все газеты написали, все каналы отметили, соответствующие люди нас заметили и оценили - таким способом ничего не достигнем. Многие проекты нашего творческого объединения, направленные не на то, чтобы повысить художественный уровень в марзах, - это не наша юрисдикция, - а на решение социально-психологических проблем. Чтобы житель региона почувствовал себя обитателем того же пространства, что и столичный артист. Всего несколько тысяч квадратных километров, а мы не можем сформировать культурного единства! А в основе всех негативных явлений, происходящих в регионах, лежит в том числе и отсутствие культурного поля. Когда человек живет и одновременно чувствует себя изгнанным из страны: столица - это город элитных жителей, а в регионах надо влачить существование. Вот это самое страшное.

- Работа "на земле" оптимизма тебе явно не прибавила. И все-таки, что же делать в таких условиях армянскому театру?

- Мне кажется, у него два пути. Поскольку наша социальная атмосфера очень накалена, либо театр должен быть столь же острым, реагирующим, откликающимся, либо он должен быть культурным музеем, куда люди ходят отдыхать и ностальгировать по культурным временам. Третьего пути я не вижу.

- А между тем он прост: сценические версии юмористических телепрограмм. Если не прямые версии, то вариации на тему очень определенного вкуса.

- Это не театр. Театр - это поиск, продуманный выбор пьесы, разработанная и сделанная постановка. Весь этот фаст-фуд - сегодня придумали, завтра нашли деньги и осуществили....

- Тем не менее это сейчас на каждом шагу.

- Потому что при всех разговорах о вкусе и художественной планке театр идет тем путем, который диктует ему общество. Да, существует арт-хаусное искусство. В нашем случае - для нескольких сотен людей. Но театр - массовое искусство, а значит, далеко не всегда оно идет дорогой интеллекта и вкуса. Театр - это коммуникация. И парадокс в том, что, бывает, смотришь какой-то изыск и понимаешь, что это не театр. И наоборот - вроде ничего особенного, а цепляет и ум, и душу. Повторяю, театр - это средство коммуникации, во многом больше общественное явление, чем художественное. И если такая коммуникация установлена, театр состоялся независимо от наших высоколобых вкусов.

- А подвижки в уровне обсуждений, которые ты ставишь во главу угла "Театра-Х", наблюдаются?

- Даже если ситуация изменилась на полпроцента - а она изменилась, - это уже достижение. Вспомни обсуждения первых двух лет - чуть до драк не доходило! Я так ратую за дискуссию, потому что такой формат - это не просто приглашение к свободному высказыванию, это приглашение вообще быть свободным. К тому же публика начинает понимать, что театр - это серьезно. Такие обсуждения - залог возвращения театру утраченного статуса, изменения общественного отношения к нему. Мы можем не почувствовать это сразу, это сложный и долгий процесс. Но даже за эти годы наблюдаешь, как уходит из обсуждений агрессия, неподготовленность к иному, чем собственное, мнению. Я заметил, что уже молодежь дискутирует друг с другом - раньше это были скорее споры между поколениями. Театр - это ристалище. Я вышел на сцену - либо я публику, либо она меня. То же происходит во время обсуждений. И это важно, это оздоровляет. Театру нужно вернуть дух конкуренции.

- Во всяком случае в прошлом году в программе было 32 спектакля, а теперь только 17. Заявок стало меньше или отбор жестче?

- Формат у нас тот же. Спектакли государственных театров принимаются сразу. Для отбора независимых трупп была создана комиссия. Мы ведь в прежних беседах говорили о том, что, может, не стоит принимать все подряд. В первые годы у нас была глобальная цель - выявить все проявления современного армянского театра. Причем речь шла отнюдь не только о профессиональной сфере - что происходит в вузах, школах? В течение двух лет в какой-то мере проводили мониторинг, принимали такие спектакли, старались поддержать тенденцию. Скажем, группа из Брюсовского университета или школы имени Демирчяна. Мы предлагали механизм поощрения подобных процессов, устраивали обсуждения, писали статьи. Но когда убеждаешься, что это дело бесперспективное, остающееся исключительно "нашей проблемой" - простите, год-два, но мы тоже устали. Сколько можно говорить о том, что в образовательной системе следует разработать модели культурного воспитания и досуга? Никакой реакции! Если в системе образования эта модель не работает, фестиваль не может брать на себя проблемы театральной сферы в таком широком контексте.

- А может, стоит поставить последнюю точку: написать соответствующую программу, предложить и, если и тут не сработает, отойти от дел с чистой совестью?

- Я не утверждаю, что мы такие белые и пушистые, а госзвенья дают ляпы. Может, мы работали недостаточно хорошо и не сумели донести свои мысли. А вообще я за конфронтацию - во всяком случае конфронтацию идей. Сейчас, возможно, стоит об этом подумать, выработать проект, способствующий активизации культуры в образовательной системе, формированию культурной среды. Представим мэрии, Министерству культуры, Министерству образования и науки. И если кому-то удастся убедить нас, что подобная программа бесполезна, пусть убеждают. Если нет - скажем через СМИ, что мы вот придумали такую хорошую вещь, а нас отфутболили. В любом случае сегодня трудно сделать что-то публичное, и чтобы это осталось незамеченным. Скажем, если в рамках фестиваля проходят спектакли из образовательной системы, об этом пишут газеты, озвучивают телепередачи, неужели в соответствующих госинститутах нет ни одного человека, который берет эту газету, идет к своему начальнику и говорит - господин начальник, вот люди поднимают такие вопросы, может, вы ознакомитесь, может, это и наше дело? Ничего - тишина! Если власть хочет стать сильной, пользоваться популярностью народа, она должна очень быстро реагировать на любой позитивный импульс, воспринимать любую конструктивную мысль. А так, как это происходит, - ничего не получится.

- Ты прямо Радищев - "оглянулся окрест себя - душа моя страданиями театрального человечества уязвлена стала!" Пришла пора разочарований?

- Если я скажу, что этого нет, значит, идеи, программы, проекты, которые мы пытаемся реализовать нашей командой, демагогия. Благодаря в том числе и фестивалю я убедился, что вопросы театра, драматургии - они не могут быть "программными". В смысле реформировать театральное поле благодаря каким-то программам нереально. Если у нас нет образованного социума, нет такой образовательной системы, которая формирует мало-мальски просвещенное общество, культура всегда остается десантом, какой-то спущенной сверху надстройкой. Надстройкой без социального базиса, на который она может опираться. Чтобы культурная политика и стратегия реализовались и приносили плоды, необходим образованный слой общества, тот самый читатель, слушатель, зритель. Максимилиан Волошин говорил, что театр происходит не на сцене, а в душе зрителя. То есть человек, воспринимающий художественные коды, становится соучастником, соавтором создания произведения. От качества и уровня зрителя зависит, какой у нас будет театр. Так что, если говорить о разочарованиях, они именно в этом. Я четко понял, что есть какие-то вещи, которые нам самим по себе нельзя ни организовать, ни осуществить. Нужна комплексная стратегическая государственная программа, в результате которой мы заполучим качественный театр и культуру в широком контексте.

- Еще одним программным пунктом "Театра-Х" была работа с регионами. Как обстоят дела в этом направлении?

- Для меня этот фестиваль стал очень важным не потому, что я нашел ответы на многие вопросы, - он заставил о многом задуматься. Благодаря "Театру-Х" я убедился, что разовыми акциями - одни гастроли, один концерт - мы не сможем активизировать культурную жизнь регионов. Хотя не могу не отметить, что после стольких лет местные власти наконец откликаются на наши инициативы. В этом году, например, - спасибо администрации Лори - она взяла на себя все расходы по пребыванию в марзе участников фестиваля, оказала серьезную поддержку. Но культура нуждается в постоянном общении, в возможности высказаться, обменяться мнениями, мыслями. Нужны проекты, которые дают такую возможность, и такие программы должны работать постоянно, а не пару раз в году. Вот в прошлом году мы проводили драматургические чтения в Ванадзоре. Параллельно Рубен Бабаян читал лекции студентам ванадзорского филиала ГИТиКа, Нарине Григорян провела мастер-классы, издательство "Антарес" организовало презентацию свежеизданных книг. Нужен комплексный подход, и в этом плане фестиваль многое подсказал. Мы столько говорим о децентрализации культуры! Но пусть мне кто-нибудь объяснит, что это значит на деле. В первую очередь на местах нужны не начальники управления культуры в марзпетаранах, имеющие весьма отдаленные представления о том, как поставить дело, но грамотные администраторы организации культуры, люди, которые сумеют перевести расход бюджетных денег на утренники на иной, качественно новый уровень. Мероприятия класса утренник - это не культурное событие, не художественное явление.

- При нашей шоуцентричной, акциецентричной культурной жизни такие мысли высказывать не рекомендуется...

- Именно что шоуцентричной - акция, парад есть и остаются главными культурными событиями. Бить на внешний эффект, желательно наповал, чтобы всем было видно! Но ведь культура - это категория не одноразовая, требующая кропотливой работы, как если долго, вручную наждачной шкуркой шлифовать дерево. Одно, другое, третье - и вдруг видишь, что появилась микро-, а еще лучше, если макрокультурная среда. Если мы выбираем путь немедленного результата - отзвенели-отгремели, все газеты написали, все каналы отметили, соответствующие люди нас заметили и оценили - таким способом ничего не достигнем. Многие проекты нашего творческого объединения, направленные не на то, чтобы повысить художественный уровень в марзах, - это не наша юрисдикция, - а на решение социально-психологических проблем. Чтобы житель региона почувствовал себя обитателем того же пространства, что и столичный артист. Всего несколько тысяч квадратных километров, а мы не можем сформировать культурного единства! А в основе всех негативных явлений, происходящих в регионах, лежит в том числе и отсутствие культурного поля. Когда человек живет и одновременно чувствует себя изгнанным из страны: столица - это город элитных жителей, а в регионах надо влачить существование. Вот это самое страшное.

- Работа "на земле" оптимизма тебе явно не прибавила. И все-таки, что же делать в таких условиях армянскому театру?

- Мне кажется, у него два пути. Поскольку наша социальная атмосфера очень накалена, либо театр должен быть столь же острым, реагирующим, откликающимся, либо он должен быть культурным музеем, куда люди ходят отдыхать и ностальгировать по культурным временам. Третьего пути я не вижу.

- А между тем он прост: сценические версии юмористических телепрограмм. Если не прямые версии, то вариации на тему очень определенного вкуса.

- Это не театр. Театр - это поиск, продуманный выбор пьесы, разработанная и сделанная постановка. Весь этот фаст-фуд - сегодня придумали, завтра нашли деньги и осуществили....

- Тем не менее это сейчас на каждом шагу.

- Потому что при всех разговорах о вкусе и художественной планке театр идет тем путем, который диктует ему общество. Да, существует арт-хаусное искусство. В нашем случае - для нескольких сотен людей. Но театр - массовое искусство, а значит, далеко не всегда оно идет дорогой интеллекта и вкуса. Театр - это коммуникация. И парадокс в том, что, бывает, смотришь какой-то изыск и понимаешь, что это не театр. И наоборот - вроде ничего особенного, а цепляет и ум, и душу. Повторяю, театр - это средство коммуникации, во многом больше общественное явление, чем художественное. И если такая коммуникация установлена, театр состоялся независимо от наших высоколобых вкусов.

- А подвижки в уровне обсуждений, которые ты ставишь во главу угла "Театра-Х", наблюдаются?
- Даже если ситуация изменилась на полпроцента - а она изменилась, - это уже достижение. Вспомни обсуждения первых двух лет - чуть до драк не доходило! Я так ратую за дискуссию, потому что такой формат - это не просто приглашение к свободному высказыванию, это приглашение вообще быть свободным. К тому же публика начинает понимать, что театр - это серьезно. Такие обсуждения - залог возвращения театру утраченного статуса, изменения общественного отношения к нему. Мы можем не почувствовать это сразу, это сложный и долгий процесс. Но даже за эти годы наблюдаешь, как уходит из обсуждений агрессия, неподготовленность к иному, чем собственное, мнению. Я заметил, что уже молодежь дискутирует друг с другом - раньше это были скорее споры между поколениями. Театр - это ристалище. Я вышел на сцену - либо я публику, либо она меня. То же происходит во время обсуждений. И это важно, это оздоровляет. Театру нужно вернуть дух конкуренции.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • О 8% ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
      2020-05-20 16:20
      2000

      Сегмент нового джентльменского набора карантинных послаблений, касающихся культуры, формулируется просто. Собираться не больше пяти человек и желательно – на свежем воздухе, соблюдать дистанцию. Вот, пожалуй и все. А то, что в закрытые рестораны и кафе ходить можно, а в культурные учреждения нельзя – так это традиционно и символично.

    • «АРТАВАЗД» ИЛИ МАСКА ДЛЯ ФЛЕЙТИСТА?
      2020-05-15 10:41
      2336

      Совместным решением Союза театральных деятелей Армении и столичной мэрии, еще в прошлом году взявшей на себя миссию генерального спонсора главной театральной премии страны,  торжественная церемония вручения «АРТАВАЗДОВ» пройдет в свой традиционный срок, Международный день театра. А это значит – 27 марта. Теперь остается держать кулаки за то, чтобы это оказалось 27 марта 2021 года.

    • «ГИТиК В РЕЖИМЕ ОНЛАЙН – ЭТО АБСУРД!»
      2020-05-14 13:29
      2120

      Посреди онлайн-экзамена, который сам по себе – песня, к ректору Государственного института театра и кино Лилит АРЗУМАНЯН пришла благая весть: если вуз не заплатит 8 с половиной миллионов, ему не продлят аккредитацию. И, скорее всего - это не последняя капля. Судя по всему, Лилит Арзуманян – женщина с крепким характером, потому что иначе ситуацию, в которой оказался ГИТиК, выдержать вряд ли возможно.

    • HIGHFEST - «И ТАКОЕ ТОЖЕ ЕСТЬ!»
      2020-05-12 11:06
      1796

      Международный фестиваль исполнительских искусств HIGHFEST совместно с кафедрой арт-менеджмента и культурной политики ГИТиК-а запустил цикл мастер-классов онлайн. Даже худо карантина оказалось не без добра – среди спикеров проекта сплошь лучшие среди первых современного театра, а платформа, изначально предназначенная для будущих арт-менеджеров,  принимает всех, кому это интересно. Президент HIGHFEST-а и заведующий соответствующей кафедрой института Артур ГУКАСЯН уверен, что театр должен быть живым, а онлайн проекты – нетривиальными.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ЧТО В ОСТАТКЕ, ЕСЛИ ОТОБРАТЬ ЛАЙВ?
      2020-05-12 10:43
      1408

      По мнению многих наших сограждан, публичная деятельность властей «новой Армении» - это театр, где каждый день ставятся все новые спектакли. Теперь все ждут, когда по телевизору покажут Пашиняна, принимающего роды.

    • ДОСТОЕВСКИЙ ОНЛАЙН
      2020-05-08 09:53
      3411

      Конечно, хотелось бы, чтобы таких исторических событий с нами не случалось, но выбирать не приходится. Итак, 5 апреля состоялась первая ереванская театральная онлайн премьера – спектакль "Бедные люди" по роману Ф. М. Достоевского в постановке Манвела Хачатряна. Первопроходцем в новом для нас деле стал Государственный Русский Драматический театр им. Станиславского.

    • “БЫТЬ РЕАЛИСТАМИ И МЫСЛИТЬ СТРАТЕГИЧЕСКИ”
      2020-05-06 09:37
      2203

      Ереванский театр юного зрителя стал первопроходцем в нашем сетевом пространстве – показал путь сохранения контакта со зрителем, начав показ спектаклей онлайн. Художественный руководитель театра Давид АРУТЮНЯН уверен, что у его команды хватит креативности, желания и решимости выйти из нагрянувшего кризиса, и надеется, что с финансовыми претензиями к театрам все-таки повременят. .

    • “ВИРТУАЛЬНЫЙ” - ПРЕМЬЕРА В СЕТИ
      2020-04-23 12:28
      2915

      “Виртуальный” – так называется спектакль, который в ближайшее время выйдет… на компьютерные экраны в рамках виртуального же на сей раз  фестиваля ARMMONO, ставшего его продюсером. Автор пьесы и мотор проекта, молодой драматург Сара НАЛБАНДЯН упорно осваивает на армянской сценической территории формат документального театра. Поставленные по ее пьесам спектакли “Моя семья в моем чемодане” и “Генезис победы” пользуются не только огромным зрительским успехом, но заслужили высокую оценку отечественных и зарубежных профессионалов.