Последние новости

ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ - КАК МЕРТВОМУ ПРИПАРКИ

Российское правительство приняло решение о повышении в разы финансирования театров, и деньги эти должны быть направлены исключительно на гастрольную деятельность - регионы должны быть максимально приобщены к эталонной культуре и иметь возможность регулярно показываться в столицах для поддержания уровня. Мы тоже не дремлем. Принимаем решения, чтобы фонтан культуры бил ключом. Только бьет этот ключ почему-то по голове.

Розовый сон. Вместо интерлюдии

В театральном фойе, или в фойе концертного зала гужевалась нарядная публика. До третьего звонка было еще далеко, но зритель не спешил в зал и не просто фланировал, разглядывая вывешенные по стенам фотографии любимых артистов. Он выстраивался в очереди перед последним словом техники - терминалами, которые позволяли воочию лицезреть всю арт-панораму страны.

ВпроЧем, одним лицезрением дело не заканЧивалось. Чудо-машина не просто являлась сводной афишей всех планирующихся в Ереване спектаклей, концертов и перформансов. Нажимаешь на кнопочку, вернее, проводишь пальцем по экрану - и перед тобой раскрывается план любого выбранного зала с расписанными ценами на билеты - партер, амфитеатр, ярус. Еще одно движение пальца - и вот, выбранные места отмечены. Остается только вставить в кармашек денежку - и, считай, билет у тебя в кармане. Публика, в восторге от неожиданно навалившегося на него счастья - возможности в одночасье проложить себе перманентный путь приобщения к искусству, все бронировала и бронировала - в театр, в оперу, в филармонию. Хорошо-то как!..

Это не пятый сон Веры Павловны... Это не первый сон Асмик Степановны... Это даже не хрустальные, несбывшиеся сны режиссеров, дирижеров, актеров и музыкантов... Это сон ума государственного, который можно было бы назвать розовым, если бы он не грозил обернуться очередным кошмаром.

"Это больше чем факт, - так и было на самом деле"

Первый "экспериментальный" спектакль в Национальном академическом театре им. Г. Сундукяна начался с большим опозданием и после того, как зрители, администраторы и капельдинеры были в состоянии, приближенном к нервному срыву.

Национальный театр почему-то опять стал площадкой для эксперимента, и опять не творческого и даже не структурно-реформаторского. На сей раз эксперимент носит характер финансово-технический.

Те, кто думал, что "электронные билеты", о которых в последнее время велось много разговоров, - это масштабная возможность покупки билетов на арт-мероприятия через интернет, растерянно разводят руками. В правительстве ли, или где еще до этого додумались, непонятно, но электронный билет - это новая версия билетных книжек, в которых каждый "пропуск в зал" отмечен штрих-кодом. И если раньше дежурные у дверей отрывали корешок, чтобы пропустить публику, теперь зритель должен сам снимать этот самый штрих-код с билета при помощи соответствующих аппаратов, установленных на входе.

Как уже было сказано, первым полигоном для инновации стал Национальный театр, работники которого долго не могли прийти в себя от технического новшества. Что-то не срабатывало, зритель нервничал, пожилые люди некомпьютерной эры вообще готовы были уходить, призванные на помощь капельдинеры так же особой сноровки в новом деле не проявляли, время шло, очередь накапливалась, администраторы хватались за сердце...

Не контроль, а финансовый маневр

Конечно, можно не думать, что не было у бабы проблем, купила баба порося. Можно думать: не умеют - научатся. Но не оставляет вопрос - а зачем он нужен, этот геморрой на филейную часть культурных очагов, у которых и без того проблем хватает?

"Я НИЧЕГО СТРАШНОГО В ЭТОМ НЕ ВИЖУ, - ГОВОРИТ ДИРЕКТОР Национального театра им. Сундукяна Степан Давтян. - Налоговая инспекция хочет контролировать продажу билетов, поставить заслон перед "левыми" спектаклями и "сжиганием" билетных книжек. В принципе это ничему не мешает. Скажем, распространители билетов, которых это решение очень напугало, ничуть не пострадают. Они и впредь могут брать у театров билеты, сдавать нам всю выручку, а потом уже мы официально выплачиваем их процент за оказанную услугу".

В принципе вроде действительно ничего страшного. Вот только не понятно, каким образом можно контролировать финансовые потоки, если штрих-код снимается с билета не в момент его продажи, а при входе в зал? А если человек купил билет, но на спектакль или концерт не пришел? Распространители, например, часто забирают по нескольку сот билетов, которые покупают руководители больших компаний для своих сотрудников. И десятки этих сотрудников в итоге халявой не пользуются. И получается не контроль, а широкое поле для финансового маневра. Плюс дурдом на входе. Руководители детских театров вообще схватились за голову при известии о такой радости - представьте малышню, неистово снимающую штрих-коды с билетов. Это ж какое веселье!

Вот и не захочешь, а поверишь в активно муссирующиеся разговоры о том, что весь этот неслыханный технический прогресс учинен во славу чьего-то очередного отдельно взятого кармана. Какой-то брат какого-то высокого чиновника завез в страну аппараты и теперь их надо срочно запускать в действие. Вера эта тем более усиливается при известии, что это - еще не вся радость. Еще в ближайшее время очагам культуры будет вменено в обязанность оприходовать те самые терминалы, при помощи которых можно покупать билеты в режиме онлайн, и от этого вообще скулы сводит и хочется побольнее стенку прибить.

Те, кто много бывает в странах, где давно и благополучно обретается "белое человечество", ходит там в театры и на концерты, куда не достать билетов, не дадут соврать - нигде, в самом технически продвинутом и искусством охваченном государстве до подобных нововведений не додумались. Заказать билет по интернету - пожалуйста. И он даже может стоить дешевле билета в кассе - именно таким путем публику пытаются заинтересовать в техническом прогрессе.

Вряд ли для новаторов является секретом тот факт, насколько сложно заполнить зал тем, кто не предлагает на потребу зрителя дешевенькие шоу. Сто "добровольно" купленных билетов - это уже количество для администрации любого большого зала. Так что чудо-терминалы нужны сегодня арт-залам, как козе барабан, как рыбе зонтик, как мертвому припарка.

Господа власть предержащие, ну перестаньте вы экспериментировать с культурой, перестаньте раскачивать эту утлую лодку, которой и без ваших усилий все труднее держаться на плаву. А может быть, удержаться на плаву ей все труднее именно благодаря вашим усилиям?

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТРАДИЦИЯ ПЕРЕДАЧИ ОГНЯ
      2021-11-29 14:22
      686

      Почему, казалось бы, сугубо театральное мероприятие - вечер памяти Мастера - вырвался из узких рамок арт-контекста? Почему сотни людей, в том числе огромное количество молодежи, реагировали на него так, как реагировали? Реагировали так, что закралась надежда: время разрушителей уходит. И еще вернется время строителей. Время профессионалов. Время тех, кто умеет отстаивать все, что ему важно и дорого, всем собой.

    • HIGHFEST - ТЕАТР КАК АТТРАКЦИОН
      2021-11-23 09:41
      2334

      Взял старт ереванский Международный фестиваль исполнительских искусств HIGH FEST. Начался не в срок. Потому что обстоятельства. В том числе уход из жизни художественного руководителя фестиваля Евгении Подпомоговой. Жеки. Которую можно характеризовать долго и с нежностью, а можно совсем коротко и точно - "ходячий креатив".

    • "МАКБЕТ" И ДРУГИЕ ГОСТИ ШЕКСПИРОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ
      2021-11-20 09:35
      3363

      В 1943 году, в разгар Великой отечественной войны, в Ереване состоялся фестиваль Шекспировских спектаклей. Концепция у него была одна - всем смертям назло!.. Нынешний Ереванский Шекспировский международный театральный фестиваль, давно ставший традиционным, также был призван доказать, что жизнь всегда сильнее смерти, выполнить некую функцию психотерапии. И трагическим образом театр вновь начал работать на фоне театра военных действий. И вновь состоялся!

    • ЕСЛИ ИЗЫДЕТ САТАНА...
      2021-11-15 09:26
      5440

      Его фильм о Первой Карабахской войне назывался "Если все...". Нынешний можно было бы назвать "Если изыдет Сатана...", но он называется иначе. Может ли в прямом и переносном смысле яма стать "ямой Возрождения", парадоксальной взлетной полосой? Может - если мы все вместе очень этого захотим. А до этого - многое осознаем. По крайней мере, на этом настаивает народный артист РА Микаэл Погосян, выпустивший на экраны свою новую картину "Հայ Հայը"․






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • HIGHFEST - ТЕАТР КАК АТТРАКЦИОН
      2021-11-23 09:41
      2334

      Взял старт ереванский Международный фестиваль исполнительских искусств HIGH FEST. Начался не в срок. Потому что обстоятельства. В том числе уход из жизни художественного руководителя фестиваля Евгении Подпомоговой. Жеки. Которую можно характеризовать долго и с нежностью, а можно совсем коротко и точно - "ходячий креатив".

    • "МАКБЕТ" И ДРУГИЕ ГОСТИ ШЕКСПИРОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ
      2021-11-20 09:35
      3363

      В 1943 году, в разгар Великой отечественной войны, в Ереване состоялся фестиваль Шекспировских спектаклей. Концепция у него была одна - всем смертям назло!.. Нынешний Ереванский Шекспировский международный театральный фестиваль, давно ставший традиционным, также был призван доказать, что жизнь всегда сильнее смерти, выполнить некую функцию психотерапии. И трагическим образом театр вновь начал работать на фоне театра военных действий. И вновь состоялся!

    • ЛЮБОВЬ ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ
      2021-11-02 09:07
      5089

      На днях спектакль "Плутни Скапена" ереванского Русского драматического театра им. Станиславского вернулся из Саранска, где проходил XV Международный фестиваль-форум русских драматических театров стран ближнего и дальнего зарубежья "Соотечественники". В нынешней пандемической ситуации событие это следует рассматривать в рубрике "очевидное-невероятное". Иначе, как "любовь во время чумы" его не назовешь. Впрочем, сегодня работа театра как такового - это именно "Любовь во время чумы".

    • КАК ПАЛ АНИ - 1000 ЛЕТ СПУСТЯ
      2021-10-28 09:23
      4224

      "Так что, значит все кончено? - Не кончено! Не кончено! Не кончено!", - так завершался спектакль, прошедший и в Ванадзоре, и в Ереване в какой-то устрашающе звенящей тишине. И бурной овацией, которой, казалось, не будет конца, откликался зрительный зал на эти финальные слова - и в Ванадзоре, и в Ереване.