Последние новости
0
1406

КРЕПИТЬ НЕ КАНАТЫ, А С ВРЕМЕНЕМ СВЯЗЬ…

Понимаю, что не каждое слово литературоведа или критика, да и просто читателя, желанное для автора, ведь формальное, заискивающее только уродует тонкое общение душ.

Что ж, постараюсь найти то слово "беспричинной любви", которое укажет на несомненные причины поклонения таланту Сэды Вермишевой.

ИСКРЕННЕЙ ВЫСТРАДАННОСТЬЮ ВЕЕТ ОТ КАЖДОЙ ЕЕ ПОЭТИЧЕСКОЙ СТРОКИ, словно видишь чье-то щемящее сердце. Такого овладения темой, такой мощи духовного дыхания, такой меткости слова и выверенности мысли я давно не наблюдала у современных поэтов. Для поэтессы нет ничего второстепенного, за всем, о чем она пишет, раскрывается ширь, ощущается постоянное горение гражданственности и патриотического долга.

Силой художественной поэтической кисти поэтесса рисует мироздание и себя в нем. Зримо вижу эту картину. И пишет ее чисто и безупречно, исходя из своих поистине энциклопедических знаний и накопленного жизненного опыта.

Любовь к России, равно, как и к Армении, у нее настолько органична, как уток в любой ткани, – все припасовано, прижато, взаимно связано, что понимаешь: не оторвать от сердца никак. Живет, как говорил Владимир Маяковский, "кровью сердца дорогу радуя".

Сэда Вермишева прежде всего – истинный философ в своей поэзии. По всему видно: мудрости ей не занимать. Философская лирика поэтессы пропитана "сил небесных даром" самобытного видения мира, закономерностей его развития, той оригинальностью абстрактного мышления, которая за отдельным явлением видит тенденцию, и за общей картиной – частный факт. Потому-то она и "данник" всего, что ей уготовано творческой судьбой.

Поэтические сборники Сэды Вермишевой – это, по существу, философское обоснование человеческой жизни с ее извилинами, возвышениями и падениями, художественное проникновение во все ее важные пласты. Ее дар невидимо вбуравливается корнями в глубь жизни, сливается с нею и заставляет нас жить.

У НЕЕ ВСЕ ИЗ ЖИЗНИ – И В ЖИЗНЬ. ИМЕННО ЖИЗНЬ ГОСПОДСТВУЕТ В ЕЕ СТИХАХ, жизнь – трудная и нежная, бушующая как шторм и затихающая как вечерние сумерки. Она многолика, светла по природе и черна по человеческой прыти эгоизма. Этакое вечное иго добра и зла. И приглашение читателя к собеседованию у нее связано не только с восхищением, но и с болью об описываемом явлении или предмете с его красотой и уродливостью, объективной реальностью и ее антиподами.

Неправомерно утверждать, что поэзия С. Вермишевой сплошь и рядом дышит восторгом, приглашает нас на беззаботные качели времяпрепровождения, нет. В ней слышатся многолетние, явные и скрываемые в сердце, раскаты тревоги за судьбы людей и Отечества – "Что отвечу я вам. / Дом, / Отечество, / Вечность?".

На крюк Россию взяли,

Как тучного быка.

Распяли и разъяли,

А прежде шкуру сняли, –

Кромсает нож бока.

Кому Норильск с Чукоткой,

Кому Тюмень и лес?..

А кровь все хлещет глоткой,

Рекой течет с небес, –

Народ овечкой кроткой

Идет в чужой замес. 

Эти строки чеканны и выразительны, предупредительны, но не безысходны… В них нет мягкости и разнеженности, и все переживания и боли сопряжены с подстрочной думой о будущем. В этом и проявляется особый вермишевский непрерывный интеллектуальный опыт правдивого изображения жизни.

Она не занимается ее "отделкой", причесыванием порой непроходимого в своей уродливости рельефа, не пишет в угоду толпе. Вся ее поэзия – неисчерпаемый родник интеллекта, поэтического чутья высшей пробы.

Поэтессу пугает безличность множества. Хотя изначально любой зародыш безличен, скажете вы. Да, всякое семя лишено образа, а между тем именно оно и таит в себе возможность нового воплощения, появления новой личности. И все мы, утверждает поэтесса, дети этого вечного "гончарного круга".

Христианское верование поэтессы не лишено радости сердца, живущего изобилием чувств. Ведь в мире – одно Солнце, один Свет для всех, разливающийся по земному шару соответственно всеобщему закону Вселенной. Сэда Вермишева не отделяет от него свою страну и видит ее в этих лучах.

"Мне нужно истин свет / Для Родины добыть, / А не из нор глухих / О них судачить… Мне воздухом Отчизны /Нужно / Стать", – пишет она. И ты его ощущаешь, дышишь им, видишь человека, который "не запихивает в рукав свои крылья", а, наоборот, оживляет словом многовековую славу Отечества.

ВМЕСТО ФОРМАЛЬНОЙ ФИКСАЦИИ ЯВЛЕНИЙ И СЦЕН БЫТИЯ, случайного, мгновенного настроения у Сэды Вермишевой сформирована в стихах своя философско-религиозная концепция. Много стихотворений, написанных в разное время, окрашены именно религиозным светом. Как много сомнения, смятения души… Безбожно это?

Однако поэтесса делает божье дело, поскольку заставляет читателя задуматься над тем, как устроен этот мир, зачем человек пришел в него, в какой ипостаси, чему призван служить: добру или злу, исповедовать истину или ложь? Это глубоко нравственное вопрошание мира пронизывает всю ее поэзию.

Много волнующего и неизвестного встает перед человеком, едва он касается этих вечных проблем. Возможно, и не стоит над ними задумываться, а решать свои прикладные сиюминутные задачи? Но отчего тогда испокон веков они волнуют человечество?! У Сэды Вермишевой, как и у нас, многое в этой области вопросительное, непознанное, – целый неведомый материк. Тут высота сходится с глубиною: высота русского православного сознания – с глубиной религиозной стихии, которая зачастую сильнее осознанной веры в своем "долгожительстве".

Освобождаясь слегка из часто стеснительных рамок синтаксиса, поэтесса делает это с тактом и умеренностью, и ее стихи тем не менее всегда "дисциплинированны", органичны. И это очень ценно. У нее вы не встретите "вялых" строк, все говорится с творческой яростью, образы рельефны, рисунок переживаний очерчен человечностью и сопричастностью как к горю, так и к радости.

В стихах поэтессы нет банальности, "ходульных" фраз, повторений в строке и интонации. Сплошная одержимая экспрессия. Отсутствуют обветшалые эпитеты, угнетение мистикой, даже в ее молитвах, обращениях к Богу.

Авторскому стилю Сэды Вермишевой присущ стремительный и зовущий слог, свежая образность, интонационно обозначенные словосочетания, порой граничащие с блоковской манерой и мелодикой. Поэтесса находит неожиданные темы, раскрытие которых требует оригинальных, не застывших образных систем, своей композиции, особой мускулатуры поэтической строки и энергичного синтаксиса.

Я безмерно счастлива, что смогла прикоснуться к этому таланту, вместе с поэтессой удивиться миру, его красоте.

Светлана ДЕМЧЕНКО

Москва

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ОПЕРЫ, РОЖДЕННЫЕ ТУМАНЯНОМ
      2019-06-06 12:56
      1759

      Мы выбрали два абсолютно разных произведения Туманяна - историческую и комическую сказку. Тем самым подчеркнув многожанровость произведений великого лорийца. Что касается оперы "Cмерть Кикоса", то мы еще раз хотим напомнить о важности включения ее в репертуар нашего Оперного театра.

    • "Я УЛЫБНУСЬ СО ВСЕХ СТРАНИЦ"...
      2019-05-14 12:04
      3043

      Азату Вштуни исполняется в этом году 125 лет Он был одним из самых популярных поэтов в первой половине XX века, а ныне он почти забыт. Его имя связано с революционным восприятием жизни, с романтическим чувством революции. Азат Вштуни стоял у истоков рождения новой советской армянской поэзии. В его лучших стихах есть то взволнованное страстное отношение к  событиям, которое составляло основную черту поэтического мышления крупнейших поэтов того бурного времени.

    • "ГОНКА МИРА"
      2019-05-13 14:01
      1264

      "В советские времена "гонкой мира" называли спортивные гонки на велосипедах или автомобилях по столицам соцстран Восточной Европы. Оттуда и заимствованы эти слова, но уже про наши гонки по маршрутам Баку - Ереван - Степанакерт. Нас действительно встречали и туманы, и обстрелы, и попытки угодить в пропасть из-за гололеда. Тогда я и набросал в бесконечных поездках эти стихи. А то ведь думают, что работа дипломатов состоит только в том, чтобы скользить по паркетам на разных приемах" - читаем в записке автора стихотворения Владимира КАЗИМИРОВА, главы посреднической миссии России в 1992-96 гг., полномочного представителя президента РФ по карабахскому конфликту, участника и сопредседателя Минской группы ОБСЕ.

    • СЛОВО ОТ ИМЕНИ ЛИЧНОСТИ, НАЦИИ И РОДА
      2019-04-19 11:09
      1891

      "Читая поэму Давояна, я словно прикасался к воскресшим пергаментным письменам Нарекаци, с которых по сей день нисходит свет на нашу поэзию. В моей памяти воскресали шараканы пятого века, тоска Сиаманто, я отправился по следам каравана Абу Лала Маари и вместе с Чаренцем начал восхождение к Масису".