Последние новости

ПОЭЗИЯ, СТАВШАЯ СУДЬБОЙ

“Поэт сам создает свою жизнь - и притом такую, какой до него не было” (Ф. Достоевский). Но корень жизни и поэзии один: он прорастает в стихи из жизни, из личности поэта. Так по крайней мере происходит со всеми крупными поэтами, в том числе и с Размиком Давояном, который в эти дни отмечает свой юбилей - 80-летие со дня рождения.

РАЗМИК ДАВОЯН - ОДНА ИЗ КЛЮЧЕВЫХ ФИГУР в современном литературном пространстве. В констатации этого факта нет, собственно, ничего нового: он давно признан тысячами читателей, к коим безоговорочно присоединяются даже наиболее придирчивые и требовательные литературные критики не только у нас, но и за рубежом.

“К счастью, в мире продолжает создаваться поэзия, которая может говорить от имени личности и народа, нации и рода, - отмечает в своем предисловии к сборнику Р. Давояна “Дыхание и шепот долин” Уильям Херберт. – По иронии судьбы именно эти довлеющие трагические условия и обеспечивают историческую роль поэзии… Но самое потрясающее в его поэзии - это то, что она проникнута ликованием и напряженной меланхолией: испытываешь некий постоянно обновляющийся восторг, возникающий от сочетания исключительной духовной плотности и удивительной простоты поэтического изложения».

Творчество Размика Давояна отмечено теми чертами большого искусства, которые делают его необходимым для людей. Ему неизменно присущи творческая отвага и свежая зоркость души, его раздумья исполнены острой гражданской тревоги.

 

Так долго и упорно мы молчали.

Кромешной тьме, казалось, края нет.

И мы уже почти не различали,

Где истина, а где безумный бред.

Но вот громадной розой

     солнце встало,

И мир обрел звучание и цвет.

Оно лучом искусно залатало

Молчанья нашего постылый след.

(Перевод М. Рыжкова)

Талант Давояна с самого начала отличался обязательным для настоящего поэта свойством: чувством времени и века. В этом смысле все, что он сделал, поднимается от личностного до всеобщего, от события до явления.

В течение всего своего творческого пути он стремился сохранить неповторимость своего творческого лица. Если б не его поэзия, мы не чувствовали бы так глубоко наше бездонное небо, величие наших гор, смысл нашей истории.

ТРУДНО БЫТЬ ПОЭТОМ В АРМЕНИИ, ИМЕЮЩЕЙ столь древние и богатые традиции. Трудно, ибо надо не только состязаться с тем лучшим, что пришло из веков, не только быть достойным его, но и к имеющимся сокровищам добавить хоть одно новое слово, одну собственную строку.

Размик Давоян пришел в поэзию, когда в ней творила блестящая плеяда армянских поэтов, на вершине которой сияли имена Сильвы Капутикян, Паруйра Севака, Ваагна Давтяна, Геворга Эмина, Рачья Ованесяна и других. Но они не только не затмили новый талант, но и всемерно способствовали его расцвету. Чувство весенней свежести ощутили читатели в 1963 году, когда впервые взяли в руки только что изданный сборник поэта “Мой мир”. С первых же строк - потрясающая самобытность интонации, темы, слога. Точность природного взгляда поэта помогала и нам постичь красоту художественных особенностей его творчества. Но и тогда трудно было назвать его очарованным лириком, отстраненным от жизни и мира. С самого начала его стихи и поэмы влекли абсолютно уникальной, нежной и в то же время язвительной нотой. Попросту говоря, художественной правдой. Окружающая жизнь заставляла его не раз от восторгов переходить к отчаянию и летописи наших тревог.

Мне особенно близки стихи, написанные в 70-80-е годы, в пору зрелости. Разбросаны они по разным книгам, но к ним ведут незримые нити всей творческой биографии поэта. На этих стихах сходятся его излюбленные поэтические “меты”, образный язык его поэтики. Давояновские метафоры – воплощенные парадоксы. Большинство произведений 90-х годов потрясают прямотой высказывания и четкостью гражданской мысли, которая, казалось бы, в современной армянской поэзии почти исчезла. Нет, в устах Давояна она жива, афористична.

Горячий интерес к поэту был бы невозможен, не будь в его сочинениях, даже самых ранних, редкой остроты восприятия, мощного творческого импульса, который он называет стремлением отразить жизнь и время. Глубоко национальный поэт, патриот своей Родины, Размик Давоян в литературе является гражданином мира, и потому его творчество не знает границ. Редкая содержательность, значительность сказанного – вот главные качества, которые сделали творчество поэта достоянием и русского читателя. На русском языке стихи Давояна выходили в замечательных переводах Р. Рождественского, Л. Григоряна, Вл. Соколова, П. Вегина, М. Рыжкова, Г. Кубатьяна, Л. Латынина. За прошедшие годы он опубликовал множество поэтических сборников, повесть и 2-томный роман.

ОСОБОЕ МЕСТО В ТВОРЧЕСТВЕ ДАВОЯНА занимает поэма “Реквием”, впервые опубликованная в 1969 году . Затем, спустя 30 лет , в самом конце 90-х, в дополненном варианте она вновь была издана. “ Поэма Давояна написана не о каких-то отдельных людях, пастве народа. В этой поэме слышны и отзвуки прерванного патарага земли армянской и голос всего человечества с его стремлением постичь глубинные бездны своего сознания, – писал Серо Ханзадян в своем вступительном слове к первому изданию “Реквиема” в 1969 году.

Обычно реквием создается в память об усопших. “ Реквием” Давояна обращен к живым, Сам поэт дает такое объяснение: “XX век отягощен памятью. Все жертвы войн, геноцида, тоталитарной системы являются результатом духовного геноцида живого человека. Они, эти жертвы, и наше землетрясение, кстати, не были бы столь трагичны, если бы не были порождением людского порока. В самом человеке таится угроза, и надо менять его психологию. Вот почему мой реквием обращен к живым. Он для диагностирования человеческих болезней и правильного их лечения. Поэтому, спустя годы я продолжил работу над поэмой. За прошедшие годы человеческие пороки не уменьшились”…

Читая поэму, проникаешься ее пафосом, ее главной идеей – борьбы за человека, его достоинство. Вскрывая дисгармонию жизни, сама поэма на редкость гармонична. Она классически строга, но не традиционна. Напротив, “Реквием” взрывает традиции, но вместе с тем и развивает их. Давоян не из тех поэтов, кто воспевает цветение роз, зная о несовершенстве реального мира. Взорвать спокойствие читателя, заставить его напряженно мыслить – вот что ему нужно.

При всей сложности языка, при всем богатстве ассоциаций поэзия Давояна не требует утомительной расшифровки, ее пафос понятен каждому. Поэт очень точен в том, что хочет сказать. Апокалипсис – это страшно: одна уступка совести, одно молчаливое согласие на подлость - и то, что нас пугает сегодня в “Реквиеме”, может оказаться реальностью. И потому в центре внимания поэта - человек, двойственную натуру которого он препарирует в поэме.

Для Давояна геноцид, к которому он постоянно возвращается, все жертвы XX века- символы апокалипсиса цивилизации, подавления личности. Реквием - напоминание и предупреждение человечеству. В его основе – протест против любой формы террора, против любой попытки уничтожить человека и культуру.

СПУСТЯ ПОЛВЕКА ПОСЛЕ ПЕРВОГО ИЗДАНИЯ “Реквием” на английском языке в переводе Армине Тамразян вышел в свет в британском издательстве Arc Publications. Но это было не первое знакомство англичан с творчеством армянского поэта. Первой была книга “Дыхание и шепот долин” в ее же переводе. Как отмечено в “Литературной газете” (N27,2010г.), это “одно из самых известных авторитетных издательств, специализирующееся именно на поэзии. Книги этого издательства, как правило, быстро раскупаются, потому что в своей деятельности оно действует по принципу - никогда не идти на компромиссы и представлять только истинное искусство. А такой поэзии в мире создается не очень-то много. Об этом свидетельствует и тот факт, что серия “Видные поэты”, в которой издаются произведения лучших неанглоязычных поэтов из разных стран , существует вот уже 10 лет, а в свет вышло всего 27 книг. Размик Давоян -27-й автор этой серии”.

Размик Давоян вернул в поэзию гражданственность, завоеванную в прошлом великими классиками. Он сумел возвысить значение поэзии в общественной жизни до государственной высоты. И это благодаря живому биению мысли, великолепной особенности слышать пульс времени, быть современным. На примере Размика Давояна понимаешь, что поэт – это судьба, “на которой время сращивает все свои нервы в один пульсирующий узел, связанный своими сигналами со всеми мировыми ветрами”.

Творчество Р. Давояна высоко оценено. Он лауреат государственных премии РА, награжден орденом Месропа Маштоца и.т.д. “ Голос Армении” от имени своих читателей поздравляет поэта с юбилеем и желает ему неиссякаемого вдохновения.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИСКУССТВО НЕВОЗМОЖНОГО
      2020-08-06 10:43
      1313

      Самое распространенное мнение о сегодняшнем литературном процессе: новая литература сегодня не та, нет ярких личностей, имен, нет книг, которые получили бы широкий резонанс. Так ли это? Отчасти да, потому что в наше время писатели перестали быть "властителями дум". На периферию жизни их оттеснили политики, депутаты парламента. Уверена, что явление это временное и писатели вновь займут свое достойное место.

    • НЕУМОЛКАЕМАЯ ПЕСНЯ (ВИДЕО)
      2020-08-01 16:00
      4237

      Жаль, что затаскано сегодня это слово – исповедь, а лучше не скажешь, пытаясь выразить существо и суть поэзии Дживани. Удивительно, как современна она и сегодня. А ведь когда творил Дживани, мир был совершенно иным - еще не было слышно гула самолетов, ослики медленно несли непомерно тяжелый груз, жизнь текла медленно и сонно.

    • РАСПЯТЫЙ НА КРЕСТЕ
      2020-07-20 09:50
      6335

      Сегодня день рождения выдающегося живописца Минаса Аветисяна. Сорок пять лет прошло со дня его трагической гибели, но интерес к уникальной личности художника и его феноменальному творчеству с годами еще больше растёт. Это привилегия всех классиков. А Минас еще при жизни вошёл в число классиков XX века.

    • В ЖИВЫХ КАМНЯХ ПРОЧТИ ДВИЖЕНИЕ…
      2020-07-18 11:53
      4755

      Из журналистского блокнота Чтобы видеть землю, на которой живешь, нужно ходить по ней пешком, увидеть ее близко, понять, почувствовать сокровенное… Конечно, там, где можно, стоит ехать в машине, но очень медленно, с открытыми окнами, вдыхая освежающий запах трав. Это дает ощущение простора вместе с ветром, бьющим в лицо и грудь.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ИСКУССТВО НЕВОЗМОЖНОГО
      2020-08-06 10:43
      1313

      Самое распространенное мнение о сегодняшнем литературном процессе: новая литература сегодня не та, нет ярких личностей, имен, нет книг, которые получили бы широкий резонанс. Так ли это? Отчасти да, потому что в наше время писатели перестали быть "властителями дум". На периферию жизни их оттеснили политики, депутаты парламента. Уверена, что явление это временное и писатели вновь займут свое достойное место.

    • "ОТ МАШТОЦА ХОТЯТ ОСТАВИТЬ ТОЛЬКО БУКВЫ"
      2020-07-30 10:02
      4376

      Недавно Размик ДАВОЯН отметил свое 80-летие. Отметил выходом новой книги. Книги Поэта – о Поэте Всех Армян Туманяне. Наверное, это дань туманяновской традиции – осознание, что все, что происходит с твоей страной, твоей историей и культурой, происходит лично с тобой.

    • ШАМИР ШАХИРЯН: ВОЗВРАЩЕНИЕ К МОЛЬБЕРТУ
      2020-07-23 10:25
      5854

      К встрече с известным дизайнером и художником Шамиром Шахиряном я продумывала вопросы, связанные с его живописным творчеством. Около 10 лет назад Шамир отошел от дизайна, в котором за много лет преуспел и обратился к  живописи, сразу заявив о себе как о талантливом абстракционисте с собственным почерком и техникой рисования. Однако после пары фраз, которыми мы перекинулись в мастерской, мой вопросник развалился как карточный домик, и беседа с Шамиром коснулась не только его творчества.

    • Тигран ДЗИТОХЦЯН: ОТ "ЗЕРКАЛ" К "САМОИЗОЛЯЦИИ"
      2020-07-21 10:15
      3765

      Если встретите в Ереване Тиграна Дзитохцяна, не удивляйтесь: на днях художник с 10-летним сыном Аленом прилетел из Нью-Йорка, чтобы провести часть лета на родине. Но прежде он встретился с поклонниками своего творчества на онлайн-платформе и рассказал о своем детстве, выборе профессии, творческом становлении, учебе и жизни в разных странах. Он коснулся и нашумевшего цикла "Зеркало" и представил новый художественный проект "Самоизоляция", ставший неординарным дзитохцяновским откликом на ситуацию в мире.