Последние новости

ЗДЕСЬ ЖИЛ ХУДОЖНИК

Если вам придется пройти по ереванскому проспекту Маштоца, остановитесь на минуту у дома N16. В этом доме на последнем этаже мастерская Саркиса Арутчяна. Но хозяин давно ее покинул: он ушел из жизни внезапно более 10 лет назад и похоронен в далекой Америке. И если вы любите театр и видели спектакли в сценографии Арутчяна, поставленные разными режиссерами, вы не пройдете мимо этого дома равнодушно - что-то в вас отзовется. Может быть, это будет всплывшая в памяти картина из спектаклей Вардана Аджемяна, виденных вами когда-то, или воспоминание о пережитом художественном потрясении от его последнего вернисажа в Доме художника Армении - искусство сценографа было щедро на такие потрясения. Только равнодушным вы не пройдете - художник, чья память запечатлена в этом доме, ненавидел равнодушие и успокоенность, более всего, наверное, отрицал их всем мятежным духом своего творчества...

Он был в полном смысле слова светлой личностью. Удивляло, как ему удавалось в труднейших условиях театральной жизни сохранить эти свои человеческие свойства.

Часто приходится наблюдать, как в обстановке закулисной жизни портятся человеческие характеры. И совсем не потому, что у людей театра повышенные запросы, несовместимые с реальностью. Нет. В театре работа протекает в крайне тесных условиях, кроме того, природа искусства весьма эфемерна. Отсутствуют точные весы, на которых можно взвесить и определить степень талантливости. Показатели в искусстве трудноуловимы и в достаточной мере спорны. Велик разнобой мнений и вкусов. Так или иначе жизнь в театрах протекает нелегко, сложно. Вот почему так высоко ценишь людей, умеющих сохранить "души прекрасные порывы" во всей чистоте и силе.

Когда в конце 90-х годов я зашла к нему в мастерскую, меня поразило лицо художника - похудевшее, бледное, но глаза словно сияли, они были не потухшие, как у пожилых людей, а молодые, с какой-то искоркой. Лицо пророка. Мудреца, который вот сейчас, в эту минуту откроет чудесные неожиданные истины. Он рассказывал свои захватывающие истории о людях, с кем на протяжении творческого пути приходилось встречаться (кстати, каждый из них на стенах мастерской оставил свой автограф, так что в конце жизни не было уже места даже для простой подписи). По этим автографам можно было судить об атмосфере, в которой жил хозяин мастерской, о круге его друзей. Я смотрела на художника и думала о том, что этот человек обладает поистине дьявольской проницательностью - это явствовало даже из его мимолетных замечаний. Уникальный человек, который, рассказывая эпизоды своей жизни, мог заставить взглянуть на мир его глазами.

Внешняя оболочка Арутчяна словно бы ничего общего не имела с тем миром, который скрыть было невозможно и который на самом деле являлся его истинным лицом, с миром творчества, где он сосредоточенно реализовывал результаты многих бессонных ночей.

Саркис Арутчян был крупным мастером, открывателем новых форм сценографии, одним из тех, кто строил сегодняшнюю декорационную культуру. Изо дня в день, ошибаясь и исправляя свои ошибки, он развивал и углублял свое мастерство вместе с театральными коллективами, с режиссурой. Он занял свое достаточно заметное место в армянской сценографии. Почти в каждом спектакле он стремился к сотворению особой эстетической реальности - столь же неповторимой, как неповторим образный строй разыгрываемой пьесы. Сила архитектурного мышления художника во многом способствовала исчерпывающему решению оформления сцены. Гармоническое сочетание конструктивных и живописных приемов создавало широкие возможности для раскрытия содержания пьесы. Во многом именно благодаря художественному оформлению, виртуозной технике Арутчяна спектакли обретали успех у армянского зрителя.

По произведениям Арутчяна, по его эскизам и макетам историки смогут судить обо всем, чем жили мы в те годы, когда были созданы эти эскизы и макеты. О том, как ощущали мы реальность и чем она была для нас, как пытались отрешиться от нее, потому что были ею рождены и приговорены в ней жить. О том, что связывало нас с прошлым и как прошлое пожирало наше будущее.

Спектакли Арутчяна были обращены в разные эпохи, взращены самой разной литературой. Но Шекспир ли это, Сундукян ли, Чехов или Чапек, Чайковский (в оперном театре), Сильва Капутикян - сквозь фундамент всех строений настойчиво пробивалась главная идея сценографа, в основе которой - память, в горькой своей ностальгии оказавшаяся и памятью вещей.

Ясность композиции и рисунка, способность к сценическим обобщениям - вот отличительные черты сценографа. В разных театрах, в разных жанрах, в сотрудничестве с разными режиссерами Арутчян оставался верен своему стремлению к художественной целостности, означающей предельное воплощение идеи произведения. В основе его искусства всегда превалировали логика, мысль, эмоция. Эта особенность мышления возвращает нас к началу его биографии, к первым учителям - к классику армянской сценографии Микаэлу Арутчяну и к великолепному мастеру Меликсету Свахчяну, привившему ему вкус к живописным обобщениям.

В театрах республики С.Арутчян работал свыше полувека. За эти годы им было оформлено огромное количество спектаклей. Творил он в театре легко, искрометно, дерзко. Как и его предшественники, Арутчян видел свою задачу в сохранении на сцене национального художественного наследия. И первое, что в художнике привлекало, - естественность его театральности, какую не найти там, где властвует мода на театральность манерную, жеманную, псевдоусловную.

В мастерской Арутчяна под крышей дома N16 можно найти сценографические планы постановок к оперным спектаклям "Пиковая дама" и "Норма", балету "Лейла и Меджнун", драматическим спектаклям "Еще одна жертва" Г.Сундукяна, "Вишневый сад" Чехова, идеи и образы одного из вдохновеннейших спектаклей времени - "Солдатская вдова" Н.Анкилова и "Р.У.Р." Чапека в Русском театре имени Станиславского, отмеченные особой глубиной и строгим вкусом. Кстати, за оформление "Солдатской вдовы" в режиссуре А.Григоряна Саркис Арутчян был удостоен Государственной премии республики.

В этой мастерской рождался проект сценографии к спектаклю "Ромео, Джульетта и тьма" (режиссер - З.Татицян), имевшему шумный успех в том числе благодаря красочному арутчяновскому оформлению. Здесь были использованы готические архитектурные формы. Изображения храмовых строений были нужны по сюжету, но они создавали особую атмосферу отъединения маленькой квартирки, в которой в основном происходило действие, от мира и рождали особое чувство ее незащищенности, затерянности. Внутренняя динамика декорации Арутчяна способствовала раскрытию трагической судьбы героев спектакля.

Здесь же, под сводами этого здания, на моих глазах (в те годы я особенно часто бывала в мастерской Арутчяна) рождались декорации к постановке "Семь станций" Сильвы Капутикян в драматическом театре в режиссуре Р.Капланяна, лишенные бытовых черт, поскольку на сцене - поэзия, а в основе спектакля материал, не имеющий конкретного содержания. Арутчян населил сцену атрибутами собственно театральными, обнажил машинерию. При этом вписав в сценическое пространство кое-какие символические предметы - колокола, зеркала. Все это прочно вошло в спектакль, стало его неотъемлемой частью.

Работал Арутчян не только в мастерской, а и в театре, в институте. В любую минуту мысль его была занята образами, шел ли он по улице, спускался ли по лестнице, чтобы идти в театр. В этой мастерской фантазия художника облекала в плоть сценографии к спектаклям театра Пароняна, из которого он вышел в последний раз и куда ему не суждено было больше вернуться. Обо всем этом невозможно написать в скупых строчках, как нельзя написать о памятных надписях на стенах его мастерской, оставленных его великими современниками.

Но об этом знают и это оберегают те, в чьей памяти о художнике, как говорится в сонете Шекспира, не нужны памятные доски, те, кто знал и любил этого вдохновенного и необычайно одаренного мастера. Этот дом призывает помнить художника и его открытия.

Может быть, в пылу споров он не всегда был мягок. Наверное, иногда ошибался. Но он всегда был искренен, чрезвычайно внимателен к людям и, ставя перед собой цель, шел к ней бескомпромиссным и трудным путем. Может быть, деятели современного театра, восхищаясь каким-либо открытием, ярким приемом сценического решения в сегодняшних спектаклях, вспомнят, что это оригинальное решение уже было и автор его - Саркис Арутчян. Он многому знал в жизни цену, и шутки его были немногословны и метки.

Жаль не только его незавершенных планов, сценографии, уроков молодым, начинающим художникам, невыставленных картин... Жаль оборвавшихся навсегда встреч с ним самим.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • СИМВОЛ ТАЛАНТА И ДОБРОТЫ
      2020-09-30 21:47
      22

      30 сентября 100 лет назад родился Лазарь САРЬЯН Арно Бабаджанян, Александр Арутюнян, Эдвард Мирзоян, Лазарь Сарьян, Адам Худоян. Их называли "армянской могучей кучкой". Еще недавно они были рядом с нами, определяли высокую планку армянского музыкального искусства. Эта планка, заданная ими, никогда не снизится. Мы не отвыкли от их голосов, от их музыки. Они словно идут нам навстречу. Живут беспокойно, счастливо для нас, для следующих поколений в своих прекрасных произведениях, своей музыке.

    • ОН НЕС ЛЮДЯМ КРАСОТУ
      2020-09-15 12:31
      5217

      Жизнь - самое хрупкое, что есть в мире, и самое невосполнимое. Она подобна утренней росе - столь же прелестна, сколь и скоротечна. Жизнь Виталия Оганесяна - самобытного мастера в сфере декоративно-прикладного искусства, кандидата технических наук, инженера-механика, долгие годы работающего на кафедре инженерной графики Государственного инженерного университета Армении, была не слишком долгой (его не стало в конце недели), но очень насыщенной и плодотворной.

    • О, КАК ПРЕКРАСЕН ВАШ СОЮЗ!
      2020-09-14 13:02
      6032

      После полугодового перерыва, вызванного коронавирусом, культурные мероприятия вроде возвращаются в жизнь. Начинается новый концертный сезон, хотя все еще есть ограничения. Пока концерты проходят под открытым небом.

    • В ГОСТЯХ У САМОБЫТНОЙ ПОЭЗИИ
      2020-09-10 10:44
      4229

      Наше общество редко вспоминает поэтов, даже живых. У Роберта Рождественского есть такие строки: "Это не время проходит. Это проходим мы". И все же время тоже проходит. Ведь мы сейчас живем совсем не в поэтическом времени. То, что было в недавнем прошлом, старательно стираем из памяти.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • СИМВОЛ ТАЛАНТА И ДОБРОТЫ
      2020-09-30 21:47
      22

      30 сентября 100 лет назад родился Лазарь САРЬЯН Арно Бабаджанян, Александр Арутюнян, Эдвард Мирзоян, Лазарь Сарьян, Адам Худоян. Их называли "армянской могучей кучкой". Еще недавно они были рядом с нами, определяли высокую планку армянского музыкального искусства. Эта планка, заданная ими, никогда не снизится. Мы не отвыкли от их голосов, от их музыки. Они словно идут нам навстречу. Живут беспокойно, счастливо для нас, для следующих поколений в своих прекрасных произведениях, своей музыке.

    • ХРИСТОФОР КОЛУМБ – ГЕРОЙ ИЛИ ЗЛОДЕЙ
      2020-09-18 09:46
      2708

      Христофор Колумб – человек-легенда, героическая фигура в мировой истории! Первый исследователь, установивший европейское присутствие в Новом Свете.

    • "АЛХИМИК" ИЗ ГЮМРИ АРМЕН ТЕР-МКРТЧЯН
      2020-09-17 11:38
      3644

      Фотограф Армен Тер-Мкртчян - один из самобытных мастеров, разрушивших своим творчеством представления о фотографии как о фиксации мгновения здесь и сейчас. Работающий в одной из старых техник - резинотипии, сегодня он входит в число редких специалистов мира, увлеченных этим видом альтернативной фотографии.

    • ОН НЕС ЛЮДЯМ КРАСОТУ
      2020-09-15 12:31
      5217

      Жизнь - самое хрупкое, что есть в мире, и самое невосполнимое. Она подобна утренней росе - столь же прелестна, сколь и скоротечна. Жизнь Виталия Оганесяна - самобытного мастера в сфере декоративно-прикладного искусства, кандидата технических наук, инженера-механика, долгие годы работающего на кафедре инженерной графики Государственного инженерного университета Армении, была не слишком долгой (его не стало в конце недели), но очень насыщенной и плодотворной.