Последние новости

"ОНА ПРИНЕСЛА В КИНО КОМИТАСОВСКУЮ НОТУ"

В прошлом году к 75-летнему юбилею народной артистки Гали Новенц готовились задолго до 1 июля – дня ее рождения. Справить юбилей не пришлось – самая любимая армянская актриса ушла из жизни.

Нынешний день рождения стал своеобразным реваншем. Презентация книги Сергея Аракеляна "Галя Новенц" состоялась в Национальном Собрании под патронатом спикера Овика Абрамяна и собрала вокруг себя элиту отечественной интеллигенции, пришедшей еще раз выразить свою безграничную любовь и уважение великой актрисе.

В ЗЕЛЕНОМ ЗАЛЕ НС, ГДЕ ПРОВЕДЕНИЕ АРТ-МЕРОПРИЯТИЙ УЖЕ СТАЛО ТРАДИЦИЕЙ, собрались режиссеры и актеры, композиторы и писатели, объединенные памятью о "самой армянской актрисе" и удивительной женщине. Открывал презентацию председатель парламентской комиссии по вопросам науки и культуры Артак Давтян, сообщивший, что для депутатов это праздник вдвойне – теперь в перерывах между заседаниями они получат возможность не просто пить кофе, а читать книгу о большом деятеле армянской культуры. "Есть на свете люди, которые выполняют на свете миссию, возложенную на них Богом. И как хорошо, что сегодня мы имеем фактическое подтверждение выполнения такой миссии. Фамилия автора этой книги Сергея Аракеляна словно говорит сама за себя, подчеркивая это миссионерство. Я рад, что Галя Новенц и сегодня с нами, ведь редко случается, чтобы после ухода человек продолжал так ярко жить в сердцах тех, кто его знал. Спасибо всем, кто умеет ценить, и сегодня мы с этой государственной кафедры можем поздравить тебя, дорогая Галя".

"Захочу - зажгусь, захочу – угасну" - говорила она в одной из своих ролей и угасла, успев зажечь всех нас", - сказал народный артист Рубен Матевосян, украсивший свою речь исполнением романса В. Бальяна на стихи Исаакяна "Спустя годы", любимый романс Гали Христофоровны.

Это была самая армянская, самая "настоящая" актриса, место которой на сцене и особенно в кино все еще остается свободным – в этом мнении сошлись и главный кинорежиссер в жизни Новенц Альберт Мкртчян, и народный артист РА Ваге Шахвердян.

"Когда-то, будучи в гостях у Казанчянов, я поднял тост за Галю и сказал, что очень люблю ее за то, что она принесла в армянский кинематограф комитасовскую школу. Галя действительно - целый мир, описание которого требует именно комитасовской интонации. Мы общались семьями, она дружила с моей покойной женой – обе были молчаливы, и меня всегда поражало, как они умеют молчать так – о самом главном. Ее молчания – глубокого, многопластного, окрашенного в самые разные цвета такого молчания мы до нее не видели. Люди играют большие роли, произносят долгие монологи, а она умела в двух словах – как в картине "Мы и наши горы" - рассказать целую человеческую жизнь. Поразительная женщина! Когда она появилась, Софико Чиаурели, которую так любили снимать наши режиссеры, сказала: "Я вам больше не нужна – у вас теперь есть Галя Новенц. Но, мне кажется, это несравнимые явления. Талант Софико – такой фееричный, внешне эффектный, а дарование Гали – это бездонная глубина", - прочувствованно говорил Тигран Мансурян.

Живые классики армянской культуры спешили еще раз признаться в любви актрисе, ставшей зеркалом армянской души и раскрывшей ее не только своему, но и мировому зрителю.

НЕМАЛО ДОБРЫХ СЛОВ ПРОЗВУЧАЛО И В АДРЕС СЕРГЕЯ АРАКЕЛЯНА. Книга о Гале Новенц, в которую вошли статьи, рецензии, факты биографии и многочисленные фотографии, – уже двенадцатая книга-альбом, посвященная человеку искусства и выпущенная этим хранителем театральной истории. Сергей Аракелян – не только обладатель гигантского архива – "у кого еще есть кресло Саят-Новы, его рукописи, может быть, где-нибудь в Матенадаране?" - он хранитель культурной памяти, современник, поклонник, летописец. За свое служение здесь же, на презентации своей очередной книги, он получил золотую медаль Министерства культуры РА из рук замминистра Артура Погосяна. А писатель Нелли Шахназарян обратилась к председателю НС – нельзя ли выделить помещение, чтобы уникальный архив Аракеляна перестал ютиться по темным и сырым театральным подсобкам? Забегая вперед скажем, что Овик Абрамян заявил – вопрос можно считать решенным.

Ерванд Казанчян в своей речи благодарил Бога – за то, что он подарил ему такую супругу, благодарил Сергея Аракеляна, благодарил коллег и благодарил председателя НС – за удивительное отношение к людям театра вообще и к его семье в частности. "Когда в прошлом году – Галя была в Америке – мне позвонили и сказали, что все плохо, что привезти в Ереван ее надо успеть, я вылетел туда, - говорил Казанчян. - Мы отмечали ее юбилей, были гости, когда в дверь позвонили и внесли огромный букет. Надо было видеть выражение лиц наших гостей, когда Галя развернула открытку и выяснилось, что букет – от Овика Абрамяна! Они были просто поражены, что второе лицо государства столь внимательно к деятелю искусства. А что значили эти цветы для Гали!"

"Я люблю человека искусства, человека театра. Сегодня Национальное Собрание рядом с вами, рядом с человеком культуры Что бы ни говорили о депутатах, но авторитет этой государственной структуры растет, укрепляя свое место в системе государственности Армении. И наши интересы будут все больше распространяться не только в сфере политики и экономики, но и культуры. Господин Казанчян, я горжусь вашей семьей, я горжусь, что на страницах нашего искусства навсегда запечатлено имя Гали Новенц. И я хочу заверить всех присутствующих, что мы и впредь будем поддерживать начинания, подобные изданию этой книги", - выступление спикера парламента Овика Абрамяна завершило официальную часть мероприятия.

И хотя горячительных напитков фуршет в НС не предполагал, в уже более непосредственной десертно-застольной обстановке еще долго звучали слова благодарности и признания в любви в адрес "самой армянской актрисы".

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТРОЕ В ОДНОЙ ЛОДКЕ?
      2021-06-14 09:58
      1598

      Для того чтобы лишний раз убедиться в глобальности значения культуры и образования в государстве и социуме, а также понять, что следует уничтожить в первую очередь, чтобы не было ни государства, ни социума, стоит еще раз понаблюдать за действиями наших реформаторов. Вместо того чтобы паковать чемоданы, любители начинать все с нуля, а точнее, просто обнуления  с исступленным упорством продолжают "реформировать" образование,  заодно пытаясь поставить крест на будущем культуры.

    • ЕСТЬ МУЗЕЙ, КОТОРОГО НЕТ
      2021-06-09 09:46
      6110

      В медицине это называется "дежавю" - психическое состояние, при котором человек ощущает, что когда-то уже был в подобной ситуации или в подобном месте. Место - Культурный центр-музей Гранта Матевосяна. Ситуация плачевная и возмутительная, когда хочется побольнее стенку прибить. Ровно год назад мы точно так же стояли перед зданием музея с сыном великого писателя и директором Фонда "Грант Матевосян" Давидом МАТЕВОСЯНОМ и беседовали о судьбе этого дома, о котором не знает уже только ленивый. О судьбе дома, который не просто незавершенка. О судьбе дома, которого нет. Он, конечно, стоит - красивый, трехэтажный, но это иллюзия, кажущаяся видимость, морок. Потому что зданий, у которых нет "прописки", в государстве не существует. Что самое зубодробильное - у государства нет никакого желания прописать музей, может быть, самого великого армянского прозаика.

    • "МЫ ВЕРНЕМСЯ! МЫ - ВЕРНЕМСЯ!"
      2021-06-08 12:25
      6081

      "Все войны в своей жестокости одинаковы. В каждой войне любовь проявляется по-своему" - эти строчки стали рефреном текста Карине Ходикян. Если развить тезис, у этой любви - к матери, к родным, к своей девушке, а главное - к своей земле - 50 тысяч оттенков. Как имеют 50 тысяч оттенков страх, ужас, отчаяние, а главное - жажда победить смерть в "одинаково" жестокой войне...

    • В ОЖИДАНИИ НОВОГО НЖДЕ
      2021-05-22 10:22
      5033

      С Шантом ОВАННИСЯНОМ мы встретились на выпускных экзаменах Государственного института театра и кино, куда руководитель Государственного драматического театра им. Папазяна города Гориса привез своих ребят. Впрочем, абсолютное большинство зрителей знают его не как руководителя театра, а как исполнителя заглавной роли в ставшем культовом фильме "Гарегин Нжде". Артист, сыгравший героя, сегодня сам в поисках героя - в жизни.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • БЕССТРАШНАЯ ЗАБЕЛ ЕСАЯН
      2021-05-17 09:31
      6808

      Забел Есаян была единственной женщиной в черном списке представителей армянской интеллигенции, подлежащих аресту и депортации 24 апреля 1915 г. Однако ей, уже состоявшейся писательнице и общественному деятелю, удалось избежать гонений правительства Османской империи и обвести вокруг пальца младотурок, начавших на нее настоящую охоту.

    • БЫЛО БЫ ВЕРНО ВОВЛЕЧЬ ДИАСПОРУ В ЖИЗНЬ АРМЕНИИ
      2021-05-07 10:21
      2308

      В википедийной биографии нашего соотечественника из Франции Карена ХУРШУДЯНА наряду со сведениями об образовании, деятельности, основных этапах жизни читаем имена его многочисленных педагогов, что встречается не часто. Каждый из учителей - в школе, на танцевальном поприще, юридических факультетах вузов - внес свой вклад в становление многогранной личности Карена Хуршудяна - танцора, преподавателя, юриста, поэта, литератора, переводчика, общественного деятеля и, наконец, патриота, который в течение 15 лет жизни во Франции не выпускает из рук флаг матери-родины - Армении.

    • ГЮМРИЙСКИЙ МАНИФЕСТ АНДРЕЯ ИВАНОВА
      2021-04-21 10:16
      4813

      16 апреля в Музее-институте архитектуры им.А.Таманяна состоялась презентация книги профессора Международной академии архитектуры Андрея ИВАНОВА "ГюмрИ: вернакуляр черного туфа". Она издана в издательстве "Коллаж" при поддержке Благотворительного фонда "Гюмри 20-25" Это базовая, фундаментальная и в первую очередь научная работа с элементами личного эмоционального подхода автора к материалу.

    • "ПРИГОВОР В СТАМБУЛЕ..." НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ
      2021-04-03 09:57
      2734

      В 2008 г. в Турции вышла в свет книга "Приговор в Стамбуле: судебные процессы по делу о геноциде армян", вызвавшая немало шума в широких общественных кругах страны и среди зарубежных историков, геноцидологов, политологов, представителей других специальностей. Авторы исследовательского труда Ваагн Норайр Дадрян и Танер Акчам выбрали в качестве языка-оригинала книги турецкий.