Последние новости
0
743

А В ЧЕМ НЕОЖИДАННОСТЬ?

Предъявление обвинения военнослужащему, по громкому инциденту со стрельбой, произошедшему 1 июня во дворе дома бывшего марзпета Сюника Сурена Хачатряна, безусловно, дело тонкое. Сей факт не мог быть воспринят однозначно. В то же время, к сожалению, надо признать, что моральные и юридические оценки во многом подменены эмоциональными заявлениями, вплоть до призывов военным, друзьям и соратникам полковника А. Будагяна "принять меры", "не молчать".

ИТАК, ОБЩЕСТВО ОЦЕНИЛО ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ БУДАГЯНУ НЕОДНОЗНАЧНО. Были озвучены как крайние, так и умеренные позиции. Заметим, что обвинение ему предъявлено по первой части статьи 137 УК РА (угроза убийства, причинение тяжкого вреда здоровью или уничтожение имущества в крупном размере, если при этом была реальная опасность осуществления этой угрозы). Это преступление наказывается штрафом от 50 до 150 тысяч драмов, или арестом до двух месяцев, или лишением свободы до двух лет.

Несколько удивляет, почему сам факт предъявления обвинения многим кажется непонятным и даже неожиданным. А некоторые специалисты, как бы подчеркивая свои способности предвидения, говорят, что они заранее предугадали, что Военная прокуратура пойдет на этот шаг. Между тем с юридической точки зрения это было совершенно очевидно. Ведь передача расследования уголовного дела в следственное управление Министерства обороны, с соответствующим надзором над следствием со стороны Военной прокуратуры объяснялась именно наличием среди подозреваемых военнослужащего. И единственным военнослужащим, проходящим по делу, был полковник Будагян.

Понятно и то, почему обвинение не было предъявлено с самого начала - по причине ранения и госпитализации последнего, в силу чего он не имел возможности давать показания. Все это оговорено частью 5 статьи 190 УПК РА. Но предъявление обвинения воспринимается неожиданным, а где-то и необоснованным не из-за фактических данных уголовного дела, а в первую очередь исходя из личности самого военнослужащего, поскольку он - заслуженный офицер и потерял брата во время инцидента.

Оценивать действия следственных органов не беремся, но не сказывается ли при таком подходе в обществе синдром двойных стандартов? Действительно, очень жаль, что на фоне постоянных призывов азербайджанского президента развязать войну армянскому офицеру предъявлено обвинение. С другой стороны, если такой же офицер совершает уголовное преступление в войсковом подразделении, в том числе против своих подчиненных, то мы вполне справедливо требуем, чтобы ответственность несли не только сами провинившиеся офицеры, но и их начальники, не сумевшие предотвратить беззаконие.

ТРУДНО НЕ СОГЛАСИТЬСЯ С КОМАНДОСОМ, АРКАДИЕМ ТЕР-ТАДЕВОСЯНОМ, человеком с большим жизненным и военным опытом, который однозначно высказал мнение, что за инцидент ответственны и бывший марзпет, и офицер. Он считает, что офицер не должен был позволить втянуть себя в бытовой скандал с угрозами.

Возвращаясь к теме предъявления обвинения Будагяну, заметим, что это вовсе не означает в дальнейшем обязательного привлечения к уголовной ответственности. Скорее всего, это определенный этап следствия, а постановление может быть и опротестовано, и отменено. А может и остаться в силе. Но и в этом случае, как мы уже сказали, тем более с учетом личности обвиняемого, производство уголовного дела, возможно, будет прекращено.

Несогласные с решением следственного органа приводят факты, сами по себе имеющие юридическое значение, однако никоим образом не связанные с определением правомерности данного постановления. Так, например, указывают на то, что при обыске в доме С. Хачатряна было изъято большое количество оружия. В связи с этим бывший марзпет, помнится, высказал мысль о соответствующих чувствах, которыми руководствуются жители приграничных районов, имея перед глазами реальную угрозу войны. Или же требование дать адекватную оценку инциденту, предшествовавшему событиям во дворе дома экс-марзпета. Все это, конечно же, немаловажно, но непосредственно с правомерностью статуса Будагяна по уголовному делу не связано.

Для выяснения обоснованности обвинения, по мнению специалистов, надо руководствоваться не общими рассуждениями, а поставить вопросы. Ведь сама статья оговаривает угрозы убийства при реальной опасности. Например. Какие именно прозвучали угрозы и прозвучали ли? Кому они были адресованы и чем обусловлены? Хотели просто напугать или нет?

Ответить на эти и другие вопросы могут только следствие и суд. А участие в деле с обеих сторон профессиональных адвокатов является своеобразным залогом успеха.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • Айк АЛУМЯН: "В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ РАД ЗА НАШУ СУДЕБНУЮ СИСТЕМУ"
      2021-11-27 09:46
      730

      Апелляционный уголовный суд под председательством Нарине Овакимян 26 ноября отклонил жалобу Генпрокуратуры против прекращения уголовного преследования по части свержения конституционного строя отношении Р. Кочаряна и других фигурантов дела о событиях 1-2 марта.

    • КС УДОВЛЕТВОРИЛ ХОДАТАЙСТВА СУДЕЙ
      2021-11-26 16:40
      1072

      Приказ министра здравоохранения Анаит Аванесян об обязательном тестировании или вакцинации, как и следовало ожидать, вызвал негодование не только среди граждан, но и был обжаловал в Конституционном суде. Истец – блок «Айастан» в лице депутата-юриста Арама Вардеваняна настаивает на несоответствии приказа Основному закону страны.

    • КОГДА ВРАЧ ОБВИНЯЕТСЯ В СОСТРАДАНИИ...
      2021-11-25 10:14
      1675

      26 ноября в суде общей юрисдикции Тавушского марза (место заседания - Берд) под председательством Самвела Марданяна состоится очередное заседание по делу военного врача Эдуарда Григоряна. Последние 2 года он занимает "гражданскую" должность директора Иджеванского медицинского центра. Судебный процесс в отношении врача длится в общей сложности около 3-х лет.

    • ХАЧАТУР СУКИАСЯН НЕ ВОЗЬМЕТ СВОИ СЛОВА ОБРАТНО
      2021-11-24 15:22
      4171

      Свобода слова и выражения мнения, как правовые и этические категории, в Армении давно извращены и стали предметом откровенных злоупотреблений. В прессе, в социальных сетях, на разного рода публичных мероприятиях, а также заседаниях парламента постоянно звучат зачастую непроверенные сведения клеветнического характера, тиражируются оскорбления. Безнаказанность подобных правонарушений приводит не только к безразличию и отсутствию какой-либо общественной реакции на умышленную диффамацию, дезинформацию и клевету, но и к формированию атмосферы вседозволенности, еще более усугубляя и без того плачевную ситуацию в армянском обществе.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ