Последние новости

ОТВЕТЧИК УКАЗЫВАЛ ЛИШЬ НА ВЫНУЖДЕННОСТЬ ШАГА

В Конституционном суде РА 29 марта началось слушание дела по заявлению 36 депутатов НС РА, оспаривающих конституционность статей 5, 7, 8, 37, 38, 45, 49 и 86 Закона о накопительных пенсиях. Принятый в рамках Программы реформ в 2010 году и вошедший в силу с 1 января 2014 года, этот документ вызвал бурные протесты во многих слоях общества, выразившиеся в различного рода акциях. И в первый день слушаний перед КС где-то к полудню собралась большая толпа главным образом молодежи из движения "Мы - против". Они держали в руках плакаты и знамена, акция была молчаливой.

А В ЗАЛЕ КС ПЕРВЫМИ, КАК ОБЫЧНО, ВЫСТУПИЛИ АВТОРЫ ЗАЯВЛЕНИЯ, представленные депутатом Арцвиком Минасяном, правозащитником Артаком Зейналяном и адвокатом Мери Хачатрян. Они, сменяя друг друга, обратили внимание членов КС на различные нюансы вышеуказанных статей оспариваемого закона и призвали признать их не соответствующими Конституции и недействительными. За два с половиной часа истцы представили свою позицию и успели ответить на вопросы членов КС. Прозвучало огромное количество информации, которую не уместишь и в целом номере газеты. Поэтому придется выделить лишь некоторые доводы.

Направлением главного удара послужила обязательность (фактически принудительность) закона. А это уже первый элемент дискриминации граждан и ущемления их прав. Почему закон относится именно к тем, кто родился в 1974 году? Почему те, у кого доход выше 500 тысяч драмов, оказываются в неравном положении по сравнению с получающими меньше? Почему ограничивается право собственности? Ведь заработок - это собственность человека, и он имеет право распоряжаться им без принудиловки. Почему человек, уезжающий на постоянное жительство в другую страну и желающий получить свои скопившиеся 5% из фонда, должен попутно написать заявление об отказе от гражданства РА? Почему практикуемый прежде пенсионный принцип солидарности поколений сменяется фактически самофинансированием? Почему в результате государство хочет отойти от части возложенных на него социальных обязательств? Почему ущемляются права неработающих женщин? Почему на некоторые слои (военные и приравненные к ним лица) эта система не распространяется? Почему не принимают во внимание общественное мнение, а парламентское большинство своим бойкотом просто сорвало заседание, где предполагалось обсудить вопрос о более позднем введении закона.

Эти и другие полемически эаостренные "почему" были дополнены информацией о международном пенсионном опыте, из чего следовало, что в ряде стран затея с накопительными пенсиями потерпела неудачу, а кое-где фонды обанкротились, причинив ущерб людям. Были приведены также нормы международного права, делались ссылки на вердикты КС по собственности, высказаны мрачные прогнозы, выкладки о сокращении бюджета, экономического роста страны, ухудшении демографической ситуации, увеличении государственного долга. Вопросы членов КС свидетельствовали о том, что судьи глубоко изучили тему, а из ответов истцов следовало, что в принципе они не против накопительных фондов, но только на основе добровольности и с учетом многих иных факторов.

ВЫСТУПЛЕНИЯ ОТВЕТЧИКОВ, ОТКРОВЕННО ГОВОРЯ, РАЗОЧАРОВАЛИ. Во-первых, они почти не задали вопросов истцам, а заданные затрагивали тему больше косвенно, чем прямо. Во-вторых, обратил на себя внимание тот факт, что НС представляли депутат Акоп Акопян и сотрудница аппарата НС, а не начальник юридического управления, как это обычно бывает. Произошли перемены и в составе приглашенных лиц от правительства и ЦБ. Если первоначально ожидалось участие министра труда и соцвопросов и замминистра юстиции, то в день слушаний их заменили чиновники более скромного ранга. Короче, отбиваться за всех пришлось в первую очередь Акопу Акопяну, безусловно, хорошему хозяйственнику, но опыта ориентировки в правовых вопросах в КС ему явно не хватало.

Уже в ходе его выступления председатель КС Гагик Арутюнян вынужден был вмешаться и уточнить, что суть слушаний состоит не в ознакомлении с социально-экономической ситуацией в стране и обосновании перехода к накопительной пенсионной системе, а в том, насколько положения принятого закона соответствуют Конституции. Акопяну пришлось от доводов о снижении рождаемости, неблагоприятной ситуации с количеством работающих и возросшим числом пенсионеров отвечать на конкретные тезисы истцов, и сделать это было нелегко.

Позиция Акопяна поневоле продолжала сводиться к вынужденности, по его объяснениям, шага, ибо альтернативой реформе могли бы стать гораздо более непопулярные меры вроде увеличения налогов или повышения пенсионного возраста, что совсем уж было бы принято обществом в штыки. А задача обеспечения людям достойной пенсии остается. Вот почему парламент решил ускорить этот процесс, переходя на принцип обязательности накопительного фонда. Попутно Акопян периодически упрекал оппонентов в том, что они так поздно очнулись и стали критиковать реформу, увязав это с протестным гражданским движением.

ПОБУЖДАЕМЫЙ Г.АРУТЮНЯНОМ К КОНКРЕТНЫМ ОТВЕТАМ В РУСЛЕ АРГУМЕНТОВ ИСТЦОВ, Акопян не признавал неконституционности норм закона, ссылался на положительное мнение сотни авторитетных экспертов международных организаций и вклад какого-то "отца накопительной системы". Тут председатель КС поинтересовался: "А что сказал этот "отец"? Но ответчик продолжил мыслить в другом направлении.

Вопросы Г. Арутюняна, В. Ованнисяна и других членов КС к ответчику не укрепили позицию Акопяна. В логике вопросов выстраивались суждения о том, что правильнее было бы не доводить вообще этот закон до Конституционного суда, а разобраться с ним в ходе парламентских дебатов, чтобы не превращать сегодня трибуну суда в место парламентских дискуссий.

Вопросы ответчикам задали и истцы. Чувствовалось, что истцы досконально "въелись" во все пункты закона, и Акопяну было нелегко на них отвечать еще и потому, что некоторые нормы выглядели уязвимо. Поэтому опять приходилось объяснять принятие закона острой необходимостью. Ибо государство в сложившейся экономической ситуации в одиночку решить проблем не может, а добровольно отрывать от себя 5% заработка большинство трудящихся не хочет.

В пятницу до представителей правительства и ЦБ дело не дошло - не успели. Их выслушают в понедельник. В тот же день, скорее всего, прозвучат заключительные речи сторон, и суд уйдет выносить решение.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "МЫ ЕЩЕ МНОГОЕ СКАЖЕМ МИРУ..."
      2020-10-23 11:08
      965

      В эти тягчайшие, изнурительные, тревожные дни многое отступает на задний план. Забываешь, что сделал вчера, что надо сделать завтра, вылетают из головы события, даты. Тем не менее, по счастливому стечению обстоятельств я вспомнил, что моему коллеге, с которым довелось познакомиться относительно недавно, на днях исполняется 85 лет. Это известный журналист, писатель, сценарист и кинорежиссер Юрий Гургенович КАРАПЕТЯН.

    • "ПОЧЕМУ ЭСТОНИЯ ДОЛЖНА ПОДДЕРЖАТЬ АРМЕНИЮ"
      2020-10-20 10:39
      1279

      Так называется статья известного эстонского писателя Калле КАСПЕРА, вышедшая 16 октября в таллиннской газете "Ыхтулехт" ("Вечерняя газета").

    • АРЦАХАПАТ ВЫСТОИТ!
      2020-10-19 15:00
      1207

      Арцах - это наш Арцах, а "пат" - по-армянски "стена". Нас все так же мало, но мы армяне и, как всегда, должны надеяться прежде всего на себя. Нас мало, но, оказывается, мы делаем то, что не под силу остальным, - в одиночку боремся с мировым террористическим интернационалом. Стоим стеной в Арцахе. Нас принуждают надеть вместо пояса безопасности (освобожденных районов) пояс смертников. Надевайте сами! И вы его во многих точках планеты наденете, если рухнут Арцах и Армения.

    • НА ПОДСТУПАХ К МОСКВЕ
      2020-10-05 10:46
      199

      С 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942-го продолжалась битва под Москвой. В оборонительных и наступательных боях советские войска остановили продвижение врага в непосредственной близости от столицы СССР, отбросили его на запад. Тем самым было положено начало коренному перелому в Великой Отечественной войне. Ценой этого перелома стали героизм и жизни многих защитников Москвы.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ