Последние новости

"Я НЕДАРОМ ПОБЫВАЛ В АРМЕНИИ"

"Армения - это книга, по которой учились первые люди..."

Осип Мандельштам

В Ереванском пресс-центре информационного агентства РИА "Новости" состоялось мероприятие, посвященное 125-летию со дня рождения великого русского поэта, прозаика, эссеиста, переводчика и литературного критика Осипа МАНДЕЛЬШТАМА.

ТОЧНЕЕ, ЭТО ПРЕДДВЕРИЕ ЮБИЛЕЯ, КОТОРЫЙ БУДЕТ ШИРОКО праздноваться весь будущий год. Мандельштамовское общество, объединяющее исследователей и любителей творчества поэта, решило, что именно "здесь и сейчас" следует поговорить о нем, о его богатом творческом наследии, а также о его значении именно и прежде всего для Армении. По этому случаю при содействии заведующей кафедрой мировой литературы и культуры РАУ Лилит Меликсетян в Армению специально приехал российский географ, историк, писатель, литературовед и публицист Павел Нерлер (Полян), председатель Мандельштамовского общества.

"В 1991 году отмечалось столетие Мандельштама. Этот год стал началом кампании по увековечению его памяти. В это время в Москве установили мемориальную доску, посвященную поэту, затем - еще несколько таких памятных досок в городах, которые так или иначе связаны с жизнью и творчеством поэта. Даже в Париже. Потом уже были установлены памятники, которые тоже способствовали увековечению памяти великого Осипа Мандельштама. В следующем году – уже 125-летие Мандельштама, и я бы хотел привлечь особое внимание всех к этой памятной дате. Глубоко уверен, что именно здесь, в Армении, это более чем уместно. Ведь Мандельштам и Армения - совершенно особая история. Это не как Валерий Брюсов, который открыл русскому человеку понятие армянской поэзии - не самих поэтов, которых потом уже открывали переводчики, а именно поэзию. И как вы знаете, в сознании интеллигентного, культурного русского человека, например, имя Григора Нарекаци стоит в одном ряду с Данте, Шекспиром, Гете... А вот Мандельштам отнесся к Армении совершенно особенным образом. Достаточно вспомнить его божественные стихи, его прозу "Путешествие в Армению". В количественном плане не так уж много. Но если брать само содержание произведений, их емкость и глубину, то это неимоверный охват поэтической строки, вобравшей в себя Армению всю без остатка. Он открыл Армению для русского читателя, это был качественный прорыв. Уже после него это прочувствовали другие русские писатели - прозаики и поэты", - замечает господин Нерлер.

ПАВЕЛ ПОЛЯН (ВЗЯВШИЙ ПСЕВДОНИМ НЕРЛЕР ПО ИМЕНИ РЕКИ НЕРЛИ) в 1970-е годы был близок к поэтической группе "Московское время" и литературной студии МГУ "Луч". Нерлер - автор биографических работ о Мандельштаме и редактор двух его собраний сочинений. Особенно интересна его книга "Con amore: Этюды о Мандельштаме". Книга эта составлена из работ об Осипе Мандельштаме, создававшихся на протяжении более чем 35 лет. В ней пять основных разделов, в каждом - свой лейтмотив. Это не монография о Мандельштаме, с самого начала прошитая единством замысла и исполнения. Здесь другой тип связи - концентрический.

"Ну что сейчас говорить тривиальные вещи: Мандельштам - гениальный поэт... Не мне судить, не мне оценивать. Все уже оценило и рассудило время. Но то, что этот человек был в нашей стране, одарил ее невероятными стихами... Читая его строки, мы невольно осознаем, что, да, нашу землю можно видеть и так - так, как мы ее не видим, не воспринимаем - вкупе с мировой культурой и цивилизацией. Опальный и гонимый поэт, на тот момент потерявший голос, дыхание, сумел обрести воздух и свет на нашей земле, земле довольно проблематичной, конфликтной. Именно в Армении он создал произведения, которым буквально цены нет. И это очень дорогого стоит! Недооценивать это, игнорировать, забыть… Не хочу говорить никаких высоких и пафосных слов, но это нехорошо. А ведь Мандельштам действительно проникся уникальной атмосферой нашей страны, пропитался этой землей, прочувствовал ее так, как никто другой. Думаю, наши отечественные издания особенно сегодня должны обратить свой взор именно в эту сторону - издавать и переиздавать произведения великого поэта, в частности, те, которые он посвятил Армении. А то со временем все это канет в Лету. Нет, не Мандельштам, не его стихи. Мандельштам-то эту Лету переживет и переплывет. Ведь то, что он создавал, гениально и принадлежит вечности", - в своем слове отмечает Лилит Меликсетян.

Осип Мандельштам

ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ - ОДНА ИЗ КЛЮЧЕВЫХ ФИГУР РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XX ВЕКА, ее совершенно особый и самобытный поэтический голос. "В ремесле словесном я ценю только дикое мясо, только сумасшедший нарост" - именно так дерзко и определял он особенность своей прозы с ее афористичной, лаконичной, плотной языковой тканью.

Как известно, Мандельштам получил образование в Тенишевском училище, одном из наиболее прогрессивных учебных заведений того времени. С детства будущий поэт находился под впечатлением архитектурно-исторического облика Петербурга, его стройного "миража", воспринимаемого по контрасту с родовыми чертами быта и религиозного ритуала еврейской диаспоры города. Начинал поэтическую карьеру как символист, последователь прежде всего Поля Верлена и Федора Сологуба, а также предтечи символистов - Федора Тютчева. В конце 1912 года вошел в группу акмеистов, дружбу с которыми он считал одной из главных удач своей жизни.

Дальнейшая эволюция его поэтики отражалась в стихотворениях 1920-х годов, с их затененностью и многочисленными культурными аллюзиями. Затем уже наступает период преобладания прозы над поэзией. А в 1930 году Мандельштам возвращается к написанию стихов, в которых демонстративно рвет с советской действительностью, но и с культурной традицией в целом и берет на себя миссию создания новой культуры, от нуля, "из кремня", не опирающейся на достижения предшественников. Большая часть стихотворений, созданных, например, в воронежский период, отразила стремление бесповоротно деформированного арестом и болезнями поэта выговориться сполна, сказать свое последнее слово...

Что особенно важно именно для нас, армян, так это вышеупомянутый цикл поэта под названием "Армения", который вырос из одного-единственного стихотворения. Цикл "Армения" был написан Мандельштамом в Тбилиси в конце октября - начале ноября 1930 года сразу после его отъезда из Армении и был опубликован в мартовском номере журнала "Новый мир" в 1931 году. Надежда Мандельштам вспоминает, как он однажды прочел армянскому поэту Егише Чаренцу первые стихи об Армении. Он их тогда только начал сочинять, и Чаренц выслушал и сказал: "Из вас, кажется, лезет книга". И Мандельштам был необычайно доволен такой реакцией. Он сразу же заметил жене: "Ты слышала, как он сказал, - это настоящий поэт". В этой связи можно смело вспомнить и неоценимый труд Георгия Кубатьяна "Бегство в Армению и другие этюды о Мандельштаме", где исследователь творчества поэта пишет: "Путешествие в Армению - не прозаический текст, а саму поездку Мандельштам определил эпитетом "вожделенное".

…И почему-то мне начало утро армянское сниться,

Думал – возьму посмотрю, как живет в Эривани синица,

Как нагибается булочник, с хлебом играющий в жмурки,

Из очага вынимает лавашные влажные шкурки…

Ах, Эривань, Эривань, иль птица тебя рисовала,

Или раскрашивал лев, как дитя, из цветного пенала?..

Остается надеяться, что "благодарная армянская память" - не просто слова, и юбилей Осипа Мандельштама займет особое место среди ближайших событий нашей культурной жизни.

Основная тема:
Теги:
  • Каринэ Саакянц 02-Авг-2015
    Безусловно, инициатива отметить в Армении юбилей поэта может вызвать только одобрение и желание поблагодарить авторов этой идеи. Но любого сколько-нибудь серьезного филолога не мог не озадачить такой пассаж в выступлении Нерлера: «… Мандельштам и Армения – совершенно особая история. Это не как Валерий Брюсов, который открыл русскому человеку понятие армянской поэзии – не самих поэтов, которых потом уже открывали переводчики, а именно поэзию. И как вы знаете, в сознании ителлигентного, культурного русского человека, например, имя Григора Нарекаци стоит в одном ряду с Данте, Шекспиром, Гете. А вот Мандельшам к Армении отнесся совершенно особенным образом… Он открыл Армению для русского читателя, это был качественный прорыв…» Никто не в праве умалять ни гениальности Мандельштама, ни значения его «армянской» поэзии и прозы, но почему нужно было умалять роль Брюсова? Что за искусственная и неуклюжая параллель: Мандельштам - Брюсов? Параллель, проведенная к тому же не очень, мягко говоря, профессионально. Брюсов открыл русскоязычному читателю именно самих армянских поэтов: значительная часть произведений, вошедших в его антологию, переведена им самим (он же привлекал к работе над переводами и других поэтов). И многие из его переводов на протяжении всего ХХ века входили в самые разные русские издания армянской поэзии, как антологические, так и сборники отдельных поэтов. Что же касается упомянутого в связи с Брюсовым Григора Нарекаци, имя которого знает любой интеллигентный и культурный русский человек, то, дорогой Павел Маркович, как сказал бы герой Чехова, «позвольте в этом вопросе поставить вам запятую». В Брюсовскую антологию вошли лишь два тага (песни) Нарекаци: «Алмазная роза» и «Песнь на воскресение Христово» (оба в переводе Брюсова) и не вошла ни одна строчка из «Книги скорби», произведения, позволившего Вам справедливо поставить армянского поэта Х века в один ряд с Данте, Шекспиром и Гете. И к триумфу Нарекаци у миллионов русскоязычных читателей Брюсов не имеет никакого отношения. В этом «повинен» другой персонаж: хорошо знакомый Вам и, насколько мне известно, очень уважаемый Вами Левон Мкртчян, инициатор русскоязычного издания «Книги…» и организатор всех трех существующих переводов. Лучший из которых, перевод Наума Гребнева и способствовал тому, чтобы интеллигентные и культурные русские читатели смогли по достоинству оценить масштабы Нарекаци. И надо сказать, Левон Мкртчян в силу высокого профессионализма и прекрасной осведомленности как относительно значения Брюсова для армянской культуры, так и Мандельштама, не стал бы проводить столь сомнительных параллелей. А если уж вспоминать Брюсова в связи с юбилеем Мандельштама, здесь уместнее было бы провести другую параллель: 2016-ый – это еще и год столетия Брюсовской антологии. Книги, которая вплоть до начала 70-х годов прошлого столетия была единственным сборником армянской поэзии на русском языке. Книги, в предисловии к которой ее редактор, Валерий Брюсов писал: «Мы, русские, как и вся Европа, вспоминаем об армянах лишь в те дни, когда им бывает нужна рука помощи, чтобы спасти их от поголовного истребления озверевшими полчищами султана. Между тем, есть у армян более высокое право на наше внимание и на внимание всего мира: та высокая культура, которую выработал армянский народ за долгие века своего самостоятельного существования, и та исключительно богатая литература, которая составляет драгоценный вклад Армении в общую сокровищницу человечества». Было бы совершенно замечательно, если бы председатель Мандельштамовского общества вспомнил Брюсова в связи с вековым юбилеем антологии «Поэзия Армении», но не для того, чтобы вдруг ни к селу ни к городу противопоставить его Мандельштаму.
    Ответить
  • Каринэ Саакянц 02-Авг-2015
    Безусловно, инициатива отметить в Армении юбилей поэта может вызвать только одобрение и желание поблагодарить авторов этой идеи. Но любого сколько-нибудь серьезного филолога не мог не озадачить такой пассаж в выступлении Нерлера: «… Мандельштам и Армения – совершенно особая история. Это не как Валерий Брюсов, который открыл русскому человеку понятие армянской поэзии – не самих поэтов, которых потом уже открывали переводчики, а именно поэзию. И как вы знаете, в сознании ителлигентного, культурного русского человека, например, имя Григора Нарекаци стоит в одном ряду с Данте, Шекспиром, Гете. А вот Мандельшам к Армении отнесся совершенно особенным образом… Он открыл Армению для русского читателя, это был качественный прорыв…» Никто не в праве умалять ни гениальности Мандельштама, ни значения его «армянской» поэзии и прозы, но почему нужно было умалять роль Брюсова? Что за искусственная и неуклюжая параллель: Мандельштам - Брюсов? Параллель, проведенная к тому же не очень, мягко говоря, профессионально. Брюсов открыл русскоязычному читателю именно самих армянских поэтов: значительная часть произведений, вошедших в его антологию, переведена им самим (он же привлекал к работе над переводами и других поэтов). И многие из его переводов на протяжении всего ХХ века входили в самые разные русские издания армянской поэзии, как антологические, так и сборники отдельных поэтов. Что же касается упомянутого в связи с Брюсовым Григора Нарекаци, имя которого знает любой интеллигентный и культурный русский человек, то, дорогой Павел Маркович, как сказал бы герой Чехова, «позвольте в этом вопросе поставить вам запятую». В Брюсовскую антологию вошли лишь два тага (песни) Нарекаци: «Алмазная роза» и «Песнь на воскресение Христово» (оба в переводе Брюсова) и не вошла ни одна строчка из «Книги скорби», произведения, позволившего Вам справедливо поставить армянского поэта Х века в один ряд с Данте, Шекспиром и Гете. И к триумфу Нарекаци у миллионов русскоязычных читателей Брюсов не имеет никакого отношения. В этом «повинен» другой персонаж: хорошо знакомый Вам и, насколько мне известно, очень уважаемый Вами Левон Мкртчян, инициатор русскоязычного издания «Книги…» и организатор всех трех существующих переводов. Лучший из которых, перевод Наума Гребнева и способствовал тому, чтобы интеллигентные и культурные русские читатели смогли по достоинству оценить масштабы Нарекаци. И надо сказать, Левон Мкртчян в силу высокого профессионализма и прекрасной осведомленности как относительно значения Брюсова для армянской культуры, так и Мандельштама, не стал бы проводить столь сомнительных параллелей. А если уж вспоминать Брюсова в связи с юбилеем Мандельштама, здесь уместнее было бы провести другую параллель: 2016-ый – это еще и год столетия Брюсовской антологии. Книги, которая вплоть до начала 70-х годов прошлого столетия была единственным сборником армянской поэзии на русском языке. Книги, в предисловии к которой ее редактор, Валерий Брюсов писал: «Мы, русские, как и вся Европа, вспоминаем об армянах лишь в те дни, когда им бывает нужна рука помощи, чтобы спасти их от поголовного истребления озверевшими полчищами султана. Между тем, есть у армян более высокое право на наше внимание и на внимание всего мира: та высокая культура, которую выработал армянский народ за долгие века своего самостоятельного существования, и та исключительно богатая литература, которая составляет драгоценный вклад Армении в общую сокровищницу человечества». Было бы совершенно замечательно, если бы председатель Мандельштамовского общества вспомнил Брюсова в связи с вековым юбилеем антологии «Поэзия Армении», но не для того, чтобы вдруг ни к селу ни к городу противопоставить его Мандельштаму.
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • "ПЕРЕХОД" О КОНЦЕ 80-х - НАЧАЛЕ 90-х
    2016-11-02 15:00
    2913

    Продюсер Гоар Игитян и режиссер Артавазд Хачикян скоро выпустят на экраны свой новый фильм - плод длительной совместной работы. Картина называется "Переход" и поднимает очень острую и злободневную проблему миграции.

  • "АБРИКОСОВОЕ ДЕРЕВО" ЗАЦВЕЛО В ОКТЯБРЕ
    2016-10-26 16:19
    2107

    В начале октября в Айгедзоре, в гостинице, а по совместительству и культурном центре народного искусства "Шелковый путь", и параллельно в Гюмри и Уджане проходил уже второй по счету международный фестиваль этнографического и антропологического кино "Абрикосовое дерево". Организаторы форума - центр "Шелковый путь" и Фонд народного искусства и ремесел "Ангуйц" ("Узел"). Действенную поддержку фестивалю оказали Министерство культуры РА, Фонд развития национального кино "Золотой абрикос", Фонд армянского кино "Фильмадаран" и Российско-Армянский (Славянский) университет.

  • МНОГООБЕЩАЮЩЕЕ "ОБЕЩАНИЕ"
    2016-10-25 12:02
    2395

    В прокат выходит новый фильм о Геноциде армян В середине сентября текущего года в канадском городе Торонто проходил один из самых престижных и авторитетных мировых кинофестивалей. В нынешнем году он был особенно важен для нас, потому что в рамках киносмотра состоялась премьера фильма "Обещание", посвященного теме Геноцида армян в Османской Турции. 

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ
    2016-10-24 15:45
    1710

    Вышла в свет книга о талантливом роде Калемкарян 19 октября в Национальной картинной галерее Армении состоялась презентация новой книги известного художника, этнографа и антрополога Раздана ТОКМАДЖЯНА "Калемкаряны. Айнтап. Дамаск. Алеппо". Это роскошно иллюстрированный альбом-каталог, в котором представлена прославленная армянская семья Калемкарян, на протяжении 200 лет занимавшаяся обработкой металлов - золота, серебра, меди. Презентацию организовало Министерство диаспоры и лично министр Грануш Акопян.






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • ЕМУ ХВАТАЛО ОБЩЕНИЯ С ЛЮДЬМИ
    2020-11-27 10:17
    3233

    Третьего декабря замечательному писателю, Герою Социалистического Труда Серо Ханзадяну исполнилось бы 105 лет.

  • ФУТБОЛИСТ С "БОЖЬЕЙ" РУКОЙ И НОГАМИ ОТ БОГА
    2020-10-30 10:25
    3868

    30 октября 1960 года в маленьком провинциальном городке Ланусе (пригороде Буэнос-Айреса) в семье простого рабочего Диего Марадоны и домохозяйки Дальмы Франко появился пятый ребенок Диего. Этому мальчику предстояло стать одним из величайших игроков в истории футбола. Сегодня аргентинскому кудеснику мяча Диего Армандо Марадоне исполняется 60 лет.

  • СИМВОЛ ТАЛАНТА И ДОБРОТЫ
    2020-09-30 21:47
    1257

    30 сентября 100 лет назад родился Лазарь САРЬЯН Арно Бабаджанян, Александр Арутюнян, Эдвард Мирзоян, Лазарь Сарьян, Адам Худоян. Их называли "армянской могучей кучкой". Еще недавно они были рядом с нами, определяли высокую планку армянского музыкального искусства. Эта планка, заданная ими, никогда не снизится. Мы не отвыкли от их голосов, от их музыки. Они словно идут нам навстречу. Живут беспокойно, счастливо для нас, для следующих поколений в своих прекрасных произведениях, своей музыке.

  • ОПЕРАТОР С "ХУЛИГАНСКИМ" СТИЛЕМ ЛЕВОН АТОЯНЦ
    2020-09-11 13:04
    2475

    Не каждый человек, перешагнув рубеж, ведущий к вековому возрасту, способен привнести в свою жизнь новые технологии, возиться со множеством функций смартфона и тем более разбираться в соцсетях. Легендарный оператор Левон Атоянц из редких "могикан", кого новое не просто интригует и становится преодоленной преградой, - оно превращается в мостик, связывающий с миром, или в персональную книгу воспоминаний, советов молодым и шутливых изречений.