Последние новости

С ЛЮБИМЫМИ НЕ РАССТАЕМСЯ

Если хочешь, чтобы тебя помнили, надо родиться талантливым. Если хочешь, чтобы тебя не только помнили, но и любили, надо быть не только талантливым, но и человечным. Таких не забывают никогда, даже если физически они перестают быть с нами. Огана Дуряна мы помним всегда, и не только потому, что у нас сегодня нет дирижера его масштаба, но и по какой-то иной, трудно объяснимой причине. Может, потому, что он обладал какой-то особой магией, воздействие которой испытывали на себе все, кто соприкасался с ним и его искусством? Вот об этом заставила задуматься интересная передача на главном канале Общественного телевидения, посвященная дню рождения выдающегося дирижера.

ЛИЧНОСТЬ И ТВОРЧЕСТВО Огана Дуряна на протяжении всей его жизни вызывали споры. Неуемную любовь к нему испытывали те, кто не мыслил музыки без оркестра, руководимого им. В то же время, где бы он ни работал, его откровенно недолюбливали администраторы: ни одной гранью своего искусства и характера он не вписывался в определенные рамки, как они это понимали. Дуряну не прощалась его свобода - право жить в соответствии с законами собственного творчества.

За долгие годы не было в нашем дирижерском искусстве фигуры значительней, чем Дурян. И не только потому, что он играл наизусть весь свой необъятный оперный и симфонический репертуар. В каждое из исполняемых произведений он вносил ренессансный размах, шекспировский объем. Бетховен, Гайдн, Брукнер, Малер, Вагнер, Чайковский, Рахманинов, Хачатурян - это его планка, уровень в дирижерском ремесле, это его постоянные собеседники, его круг духовных общений. Даже тогда, когда он медленно поправлялся после перенесенного инсульта, когда стремительно сокращались человеческие контакты, он не чувствовал себя одиноким. Он жил в своем духовном мире - мире великой музыки, которая, вероятно, и продлила его жизнь на этой земле.

Дуряна считали баловнем судьбы, а он буквально загонял себя на работе. Достаточно было наблюдать за ним во время репетиций, на которых, к счастью, я не раз бывала. Каждая его репетиция - это спектакль, волнующий, пожалуй, не меньше, чем сам концерт. Одна из них мне запомнилась особенно.

…Это было в начале 90-х годов. В поисках режиссера Тиграна Левоняна я зашла в полутемный зал. Только одинокий луч прожектора освещал пустой зал, сцену, разложенные на стульях инструменты и нотные листы на пюпитрах. На сцену выходит маэстро Дурян, становится перед оркестром, солистами и хором и, проговорив несколько слов, поднимает дирижерскую палочку. Сначала еле слышно, а потом все громче, мощнее начинает звучать музыка. Голоса солистов словно возникают из этой музыки, звучат вместе с ней.

Но вот наступила сложная сцена - и все разъехалось по швам. Маэстро остановил оркестр, опустил голову, лицо его помрачнело. "Сейчас начнется..." - подумала я, наслышанная о его разносах на репетициях. Но после томительной паузы прозвучала лишь команда дирижера солистам: "Отойдите в глубь сцены и пропойте все сначала!" Оркестр снова заиграл, артисты запели. И мне показалось, что именно сейчас артисты услышали в себе ту самую музыку, которую до сих пор видели на кончике дирижерской палочки…

Осень 1991 года. После 17-летнего перерыва имя Дуряна снова появилось на афишах Ереванского оперного театра. Аншлаг, о котором может мечтать любой театр. Вечер прозрений, вернувший людям почти забытое чувство человеческой солидарности. Это были победа, прорыв. Шквал бурных, долго не смолкавших аплодисментов, свидетельствующих о том, что его ждали.

Многое мешало Дуряну вернуться к нам. И прежде всего порочная система, которая гасила одних, создавала иллюзию значимости в искусстве других, сбивала с пути третьих. Горько сейчас осознавать, что в других странах живут и творят истинно одаренные художники, талант которых корнями уходит в нашу культуру.

ОЧЕВИДНОСТЬ ТАЛАНТА Огана Дуряна никому не сулила лавров первооткрывателя. Он жил на острие внимания всей музыкальной общественности. Каждый концерт превращался в неповторимый праздник классической музыки. Он был главным дирижером симфонического оркестра, создал симфонический оркестр радио и телевидения. Но Дурян, как известно, был непредсказуем и... неуправляем. Он давно разошелся с официальным календарем. А независимый, пусть даже взбалмошный характер, гордость осознавшего свою силу художника не позволяли перед кем-либо заискивать.

Скольких премьер на оперной сцене и в концертном зале мы лишились в те семнадцать лет, что отлучили Дуряна от родины? Это не только эпизод его биографии, это драма нашей национальной культуры, которая, хотя и по другим причинам, продолжается и сегодня. Наши талантливые артисты давно прорубили окно в Европу и США. Ни для кого не секрет, чем оборачиваются для нашего искусства контракты, которые они заключают с зарубежными менеджерами.

"Какое сердце способно выдержать то, что пережил наш народ? - говорил маэстро. - И, когда мне представилась возможность приехать в Ереван и принять участие в торжествах, посвященных сотрудничеству нашей консерватории со Школой искусства и музыки Джуллиарда (США), я твердо решил принять приглашение и остаться. Особенно меня взволновало теплое письмо тогдашнего министра культуры Перча Зейтунцяна с предложением возглавить наш оперный оркестр. Я с большой радостью согласился…"

Оперный и симфонический репертуар Огана Дуряна практически был необозрим. Дирижерское искусство его опиралось не только на высокое техническое мастерство, но и на чувство стиля, которое в конечном счете и обуславливало его яркую творческую индивидуальность. С первых же дней в Оперном театре маэстро столкнулся с массой проблем, требовавших тонкого, дипломатичного подхода. Оркестр, подвигнутый Оганом Дуряном на большое и трудное дело, подчинившийся его твердой воле и твердой руке, пытался осилить не одну трудную партитуру. В работу оркестра он вносил высокий профессионализм, строгий вкус, внедряя европейские оперные традиции, предъявляя оркестру самые высокие требования. Трудно передать, как велико было различие в игре оркестра в конце сезона с тем, какой она была вначале. И, как всегда, Дуряна поддерживали лучшие музыканты оркестра.

КОНЕЧНО, конфликтный нрав главного дирижера оркестра не раз давал повод для скандалов, выходивших далеко за пределы театра. Но бывает ли творческая жизнь без конфликтов? Примеров тому тьма! Тем не менее Дуряна отлучили от любимой работы, обрекли на простой, с которым он никак не мог смириться. То, что прославленный маэстро, гордость национального искусства вместо творчества вынужден был заниматься не свойственным художнику делом - обращаться в суд, - стало результатом некомпетентности бывшего министра культуры, подписавшего поначалу приказ о пожизненном назначении Дуряна главным дирижером, а через год - об освобождении.

Не секрет, что работать с посредственностью гораздо легче, чем с осознающим свою силу талантом. Только в этом смысле можно понять руководство театра, ополчившегося против Дуряна. Естественно, борьба за качество требует крепких нервов и воли. Но было ли увольнение фатальной неизбежностью? По крайней мере к нему можно было проявить максимум такта.

Природа родила Дуряна дирижером, но отнюдь не борцом за финансовые преобразования. За пультом он демонстрировал истинный талант. Жил в абсолютной гармонии со своими жизненными принципами, сохраняя верность незыблемым законам, продиктованным музыкой выдающихся классиков. Даже в составлении концертных программ он был непревзойден .

- Если театр не чувствует нового, он умирает, а ничего страшнее этого нет, - говорил он мне в одной из наших бесед. - Ведь традиции бывают живые и мертвые. Мертвые можно пропагандировать, но все равно успеха не будет. И в нашем театре, увы, есть такие традиции. В театре надо менять ритм работы. А наш оркестр может выйти из оркестровой ямы и в месяц раз давать симфонический концерт. Надо постоянно обновлять репертуар, приглашать певцов, дирижеров из других театров. Нужен живой обмен, международное "кровообращение". Нельзя замыкаться, не знать, что в это время творится в других странах.

Рассуждая о будущем оперы, маэстро говорил: "Опера - это бессмертное искусство, она будет существовать всегда. До тех пор, пока людей будут волновать чувства и романтика, опера будет жить. И зрители заполнят зал, потому что их всегда будет привлекать живой человеческий голос".

Жизнь своенравного маэстро располагалась между двумя вехами: с момента, когда он взял в руки дирижерскую палочку, и до того момента, когда он ее оставил. Одаренный от рождения, великий труженик в жизни, человек перед лицом совести - таким был Оган Дурян.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ВЕЧЕР С КУСС-КВАРТЕТОМ
      2019-10-15 13:08
      2696

      Ереванский концертно-гастрольный сезон с самого начала взял необыкновенную высоту: целая россыпь волнами набегающих один на другой концертов из разряда тех, что настоящие меломаны со стажем, надо думать, почти не пропускают.

    • ЗВУЧИТ ШЕДЕВР УМБЕРТО ДЖОРДАНО
      2019-10-11 12:15
      3968

      Огромная афиша, извещающая о премьере оперы Умберто Джордано "Андре Шенье" в концертном исполнении, довольно долго украшала фасад Национального оперного театра. Но особого энтузиазма у публики она, к сожалению, не вызвала.

    • НЕ СТАЛО МАЭСТРО ТИШИНЫ...
      2019-10-04 10:00
      4726

      2 октября в Тбилиси скончался выдающийся композитор Гия КАНЧЕЛИ Есть неестественность и несовместимость в соседстве этих слов: не стало Гии Канчели... Абсолютная музыкальная величина, выдающийся композитор, признанный во всем мире, он был и останется для нас вечным символом одухотворенной музыки.

    • ПОЮЩАЯ ВИОЛОНЧЕЛЬ ГОТЬЕ КАПЮСОНА
      2019-10-02 13:23
      3959

      Неординарный международный фестиваль "Ереванские перспективы" вновь преподнес нам замечательный сюрприз. Впервые в Армении в рамках фестиваля выступил блистательный виолончелист, покоривший публику многих стран мира, Готье Капюсон. Концерт в Большом зале филармонии им. Арама Хачатуряна прошел под патронатом премьера Никола Пашиняна.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • Сергей ОКОЕВ: "ВСЕ АРМЯНЕ НЕМНОГО ДА ВИНЧИ"
      2019-10-17 11:13
      1375

      Известный эндокринолог Сергей Окоев уверен: врач должен лечить не только тело, но и душу. Этот постулат он применяет на практике, используя в первом случае обширные знания и огромный опыт в медицине, а во-втором - свой природный дар к искусству, в котором он весьма преуспел.

    • ВРАТАРЬ XX ВЕКА
      2019-10-14 10:47
      992

      22 октября исполняется 90 лет со дня рождения Льва Ивановича Яшина, вратаря московского "Динамо" и сборной СССР, который своим непревзойденным мастерством много лет покорял сердца любителей футбола во всем мире. Путь Яшина к успеху был не столь уж гладким.

    • Ушел из жизни профессор Армен Сагателян
      2019-10-08 15:45
      457

      Сегодня, 8 октября, ушел из жизни председатель Ученого Совета Центра эколого-ноосферных исследований НАН Армении Армен Карленович Сагателян. Как сообщили Panorama.am в Центре, к смерти привела болезнь.

    • СЛЕД НА ЗЕМЛЕ
      2019-10-05 16:00
      1313

      К 70-летию со дня рождения М.В. ЛАЛАЯНА Великий Ованес Туманян в поэме "Взятие Тмкаберда" утверждал: Пройдет любовь, умрет краса, Всему придет черед. Для смерти смертный родился, Деянье не умрет. Трижды прав поэт, и многие из нас, особенно в зрелом возрасте, осознают, что главное, что остается после человека, - это сделанное им, его след на земле. В этом контексте хотелось бы сказать несколько слов о человеке, который всю жизнь посвятил "главной армянской профессии", - строил.