Последние новости

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ТЕАТР КАРЕНА ГРИГОРЯНА

"Самое большое удовольствие в театре, что ты каждый раз можешь быть разным, новым, неузнаваемым…" Это слова не актера, а сценографа – заслуженного художника, лауреата Государственной премии РА, главного художника Ереванского драматического театра им. Г. Капланяна Карена ГРИГОРЯНА.

УВИДЕТЬ ЕГО ИНЫМ, НОВЫМ, ДОВЕЛОСЬ НЕДАВНО В ПОСТАНОВКЕ "АБГАР ДПИР" ВАГЕ ШАХВЕРДЯНА в Ванадзорском драматическом театре им. Абеляна. Спектакль едва начался, а присутствующие в зале профессионалы уже шептались: "У кого есть программка? Кто? Кто делал оформление?" Даже на столичных сценах давно не появлялось спектакля такого "большого стиля". Эта многоэтажная, словно втрое увеличившаяся сцена. Эти светящиеся золотистым светом ширмы с армянскими письменами-скрижалями, приглушенная охра стен армянского храма, слепящий пурпур Ватикана, лазурь Средиземного моря. Эти маскарадные персонажи странствующих музыкантов и калек, эти белогривые кони-маски, выполненные с той изысканной тщательностью, что делает узнаваемым Карена Григоряна даже в самых "неузнаваемых" спектаклях.

Он рисовал с детства и всегда знал, что станет художником – живописцем, один на один с холстом создающим свой неповторимый мир. "О сценографии я никогда не думал, - признается один из ведущих театральных художников. – Но в мою профессиональную судьбу два раза вмешался случай, которому я благодарен". Первый раз судьба заговорила голосом народного художника Ара Бекаряна. Когда перед поступлением в институт абитуриент Карен Григорян пришел к нему за консультацией, то, посмотрев работы, маэстро сказал: "Тебе надо идти на сценографию". И увидев разочарование на лице Карена, добавил: "Не понравится – всегда можно уйти на другой факультет".

Он не ушел, закончил на "пятерки", а вернувшись из армии, стал искать работу. Карикатуры для газет, периодические заказы от Книжной палаты особых творческих усилий не требовали, свободного времени было много, и он проводил его в Драматическом театре, где однокурсник и ближайший друг, ныне главный художник Национального театра им. Сундукяна Вааг Теванян работал под началом замечательнейшего Евгения Софронова. После пары месяцев походов в Драматический под рубрикой "помощь другу" судьба вновь заговорила – на сей раз скептическим голосом Софронова. "Слушай, а ты не хочешь за этот кружок "умелые руки" еще и деньги получать? – спросил Евгений Иванович и вослед Бекаряну добавил: - Не понравится – всегда можно уйти". Он не ушел – он остался на целых 25 лет.

"Театр завлек и не отпустил. Театр – это то, что будет помогать мне в живописи, - говорит Карен Григорян. - Я начал с новогодних спектаклей, которые, кстати, делаю по сей день, и сейчас могу сказать – это высочайшая школа. Отсутствие финансов, а на "елках" это всегда, заставляет фантазию работать со страшной силой, рождаются интереснейшие решения. А Софронов научил нас всему и отправил в открытое плавание… Хандикян наблюдал за мной, а в момент, когда я мог уйти, предложил остаться. Если кто-то говорит, что театр – это синтетическое искусство, я категорически не согласен. Да, это коллективная работа, но - вокруг творчества одного человека. И счастлив тот художник, который нашел своего режиссера. Хандикян сказал: "Останься! Мы сумеем сработаться". Мы оба не ошиблись друг в друге. У Армена Самвеловича ярко выраженный режиссерский почерк, его театр близок мне. Он всегда четко знает, видит, чего хочет, и никогда не позволит сделать что-то, что потом не будет использовано. Такая определенность, точность во всем – в замысле, в исполнении - мне очень близка".

ДАЖЕ ОФОРМЛЕНИЕ ДЕЛАЮЩИХСЯ "НА КАССУ" КОМЕДИЙ ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА всегда отличается безупречностью вкуса и дотошной чистотой исполнения. Что до спектаклей души и мысли, вслед за Арменом Хандикяном Карена Григоряна увлекает грандиозность человеческой судьбы и художественной мысли. Он отказывается от живописных декораций и разрушает, кажется, не слишком милый его сердцу интерьер, выстраивая для шекспировских – и не только шекспировских - пьес необычное, почти архитектурное пространство. Он находит для действия яркий символ-итог, в одинаковой мере зрелищный и фантастичный. Символика пространства, символика света и символика мизансцен объединяются этим господствующим символом-знаком, подобно легендарным библейским знамениям наступающих бедствий и неминуемых катастроф. В удостоенном Государственной премии спектакле "Юлий Цезарь" таким символом стала возвышающаяся над всеми и вся залитая кровью статуя, пронзенная кинжалами. Это, конечно, Цезарь. Но фигура эта один к одному повторяет Св. Себастьяна с классических полотен Возрождения. И образ Цезаря обретает ореол мученика – символ обреченного самопожертвования или искупительной жертвы.

"Сценограф – художник с самой зрительской аудиторией. Ведь почти каждый день его работы видят сотни людей", - сказал по поводу Карена Григоряна Норайр Адалян. Видят, конечно. Но даже на премьерах, когда бушуют аплодисменты и зал сотрясается от криков "браво!", сценограф, как правило, скромно стоит ближе к кулисе…

"Ну да, - улыбается Карен, – про это даже анекдот есть. Поклон - выходят актеры, выходит Хандикян… "А это кто?" – "Наверное, Шекспир". Самое главное – уметь быть на втором плане. Если художник сумел на втором плане почувствовать себя комфортно – он сценограф. Я знаю много очень талантливых художников, которые в театре проваливались. Им было обидно – они пытались вылезти вперед. А надо, чтобы тебя было поменьше и при этом никто бы не сказал – что это такое, у них средств на оформление не было? Вот я был бы счастлив, если бы какой-нибудь режиссер предложил – давай работать на пустой сцене. Это ведь колоссальная работа! Но чтобы это понимать, нужно такое сценографическое чутье, которое приходит с опытом".

Чутья и опыта Карену Григоряну не занимать. Именно они, наверное, позволяют легко преобразовывать сцену в стильные салоны и отмеченные лоском апартаменты, когда речь идет о "проходных" спектаклях. Когда же наступает время серьезной работы, час творчества и увлеченности, тогда побеждают стихия игры и владение большой культурой. Берет верх не забытовленная эпоха, а мысль об эпохе. Оформление спектакля может быть мистически таинственным и строго графичным, оно может быть монументальным, избыточно красочным или, наоборот, конструктивистски аскетичным, в нем могут присутствовать рыцари и шуты, мечи и воздушные шарики, но в нем всегда присутствуют стилистическая чистота и воздух театра.

"У МЕНЯ ОСТАЛИСЬ ПРЕКРАСНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ ОТ РАБОТЫ НАД "РЕВИЗОРОМ" С А. ГРИГОРЯНОМ, - рассказывает Карен Григорян. - С Аидой Оганесян мы делали "Крысолова" в Экспериментальном театре, две работы с Хореном Абрамяном – "Игра в джин", "Хорвирап". Это все настолько по-разному. То, что не добираешь у одного режиссера, получаешь у другого. Хандикян – графичность, логичность, а потом Шахвердян – импровизация, цвет! Это главный кайф работы в театре – ты можешь быть разным, неузнаваемым. Я работал едва ли не со всеми нашими театральными режиссерами. У каждого свое видение, и каждый в своем подходе – прав! А ты подстраиваешься в хорошем смысле, потому что ты обязан подстраиваться под его стиль. И чем больше у тебя воображения, тем органичнее ты входишь в его мир. Иногда в мастерской я смотрю на эскизы, макеты и думаю – почему это не было принято?! Сценограф все время балансирует на грани – повезет тебе, чтобы режиссер полностью принял твой замысел или нет. И в том, и в другом случае я принимаю правила игры. В живописи эклектизм, разностилевость не приветствуются. А сценограф должен постоянно "находиться под влиянием". Ты должен принять чужое, сделать своим и соответственно убедительно представить. Ты делаешь "в стиле", если этого требует спектакль".

И все-таки смиренная игра по режиссерским правилам вряд ли проходила бы так благополучно, без хотя бы внутренних конфликтов, если бы не перспектива "момента истины", ипостась живописца, возможность в одиночестве создавать свой мир, не подверженный ничьим концептам и ничьим влияниям. "Я давно уже разделил для себя день на две половины. За исключением предпремьерных авралов, первую половину дня я – сценограф, а вторую – художник", - говорит Карен Григорян.

Недавно в Доме художника прошла его персональная выставка, и это был во многом иной Карен Григорян, хотя и во многом узнаваемый – ведь назывался вернисаж "Параллельный театр". Это красочное марево, погруженное в синий сумрак – все здесь проникнуто тоскующей мечтой. Из-за четко очерченного переднего плана, напоминающего какие-то компьютерные схемы, цифровой экран, возникают призрачные персонажи празднеств, карнавалов и балаганов. Мир холоден и огромен, а человек мал, но дерзновение человека огромнее огромнейших стен, для его воображения и живых чувств не существует границ. Туда, за порог жизни, за границу обыденного хода вещей и стремится маленькая фигурка человека-артиста с музыкой в душе. Недаром музыкальные инструменты - элемент многих полотен художника.

Посреди развески картин без названий - что вызывало недовольство некоторых зрителей и на чем художник настаивал, "название диктует восприятие" - была одна, привлекавшая особенное внимание и "озаглавленная". "Дирижер". Мир как спектакль. Маскарад – любимая художественная идея. Маленькая балерина, как из песен Вертинского, держащая в руках камертон, пытающаяся задать тон безумному маскараду. Захватывающая острота трагической вести, пришедшей из балагана. Видение красоты, к которой толпа тянется и которую толпа топчет. И над этой толпой клоунов, шутов, ряженых – белая фигура героического протагониста, Артиста, Автора, Создателя.

В РАМКАХ СОБСТВЕННОЙ ВЫСТАВКИ КАРЕН ГРИГОРЯН ЯВИЛ ЕЩЕ ОДНУ ИПОСТАСЬ. Целую стену занимали работы, которые художник отказался называть коллажами – ведь коллаж делаешь из того, что под рукой, и не ищешь другого. А эти легкие, бестелесные лики мадонн, эти изящные силуэты скрипок, ставшие основой рельефных декоративных композиций, художник увидел и "извлек" из каких-то остатков, ставших лишними после изготовления театральных декораций. Это уже эллинистическое ощущение искусства как ремесла, художества как рукотворной вещи. И, может быть, страсть к таким работам объясняется тем, что их надо вырезать из дерева, выточить, их надо изготовить.

Говорят, художника разрушают замыслы, которым не дал осуществиться. Карен Григорян работает в родном Драматическом театре и продолжает оставаться востребованным сценографом у лучших отечественных режиссеров. Мечтает оформить спектакль на пустой сцене и хочет сделать "такой спектакль-фейерверк, чтобы с роскошными декорациями". Он преподает будущим театральным художником в Государственном институте театра и кино и пишет "для себя". Наверное, поэтому его творчество не подвержено никаким коррозиям.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ПОСЛЕ ЭЛЕКТРОШОКА
      2019-08-16 12:29
      2369

      Прошел ровно год с того дня, когда новая культурная власть, отработав положенные 100 дней, собрала гала-пресс-конференцию, чтобы оповестить Ойкумену о новой, новейшей, можно сказать, культурной политике. Год прошел, как сон пустой, и культура, описав спираль, вновь вернулась на исходные позиции своих неразрешенных проблем.

    • МАХНЕМ НЕ ГЛЯДЯ!
      2019-08-14 11:20
      2636

      Открывшийся в минувшее воскресенье в Цахкадзоре Международный фестиваль пантомимы им. Л. Енгибарова действительно подарил праздник участникам, гостям, зрителям - всему курортному городу, и праздник все еще продолжается. Но на смену праздникам, как известно, приходят суровые будни. Так уж совпало, что буквально накануне открытия фестиваля был объявлен столь долгожданный тендер на реконструкцию здания, предоставленного Государственному театру пантомимы.

    • ДОМ МИНАСА - ОЧАГ ВДОХНОВЕНИЯ
      2019-08-12 12:48
      2791

      Среди знаменательных дат прошлого культурного сезона стояло 90-летие Минаса. Юбилей великого художника был отмечен открывшейся в июле прошлого года в Национальной картинной галерее выставкой "Минас Аветисян. Искусство древнее и совершенно новое" и скандалом вокруг двух гибнущих фресок мастера, на реставрацию которых у Министерства культуры не нашлось денег. 

    • MIME-FEST - ПРАЗДНИК ВСЕ-ТАКИ СОСТОИТСЯ!
      2019-08-08 14:41
      2794

      В ближайшее воскресенье расслабленную курортную атмосферу Цахкадзора  взорвет фейерверк - тот, который рассыпается в небе разноцветными звездочками, и тот, который рассыпается на сцене многообразными спектаклями в древнейшем и вечно молодом жанре пантомимы. С  10-15 августа в Цахкадзоре традиционно пройдет VII Международный фестиваль пантомимы им. Л. Енгибарова. 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ВЫСТАВКА АРЕГА ЭЛИБЕКЯНА В НЬЮ-ЙОРКЕ
      2019-08-15 12:05
      4507

      В самом центре Нью-Йорка - в Манхеттене открылась выставка талантливого армянского живописца, живущего около двадцати лет в Канаде, Арега Элибекяна. Он из династии художников, внук Вагаршака Элибекяна и сын одного из ярчайших современных живописцев - Роберта Элибекяна. За эти годы Арег открыл около двух десятков персональных выставок в разных городах мира, но Армения, где он не раз демонстрировал свои работы, остается для него самой родной и притягательной. И неслучайно Арег недели две назад получил и армянское гражданство.  Осенью в Ереване во Дворце президента откроется выставка работ всей династии.

    • ДОЛГИЙ ПУТЬ ПОЗНАНИЯ БАБКЕНА КОЛОЗЯНА
      2019-08-13 12:00
      5225

      В тот вечер мы надолго остались в почти пустом Театрально-художественном институте. Давно разбрелись студенты, ушли по домам все педагоги, только дежурный вахтер дремал в вестибюле, где горел свет. Свет горел и в одном из кабинетов не то третьего, не то второго этажа, где известный художник и один из лучших педагогов Бабкен Колозян рассказывал мне о своих воспитанниках, о новом поколении художников, об уходящей эпохе.

    • ВКУС АБРИКОСА КИТАЙСКОЙ КИСТЬЮ
      2019-08-05 11:20
      2866

      О благотворном, очищающем воздействии искусства людям было известно задолго до того, как Аристотель ввел термин "катарсис". Искусство как неотъемлемая потребность души сопровождало всю историю человечества, об этом свидетельствуют археологические находки, возраст которых насчитывает тысячелетия.  Но проходили века, и лишь в конце ХХ века возникло направление артпедагогика, основанное на слиянии педагогики и искусства, изучающее возможности развития личности через прекрасное.

    • "Я ОТВЕЧАЮ ЗА ВСЕ!"
      2019-07-31 12:27
      3349

      Эпоха  уходит, уводя с собой тех, кто ее делал… Или это они уходят, уводя с собой свое время - время больших людей больших деяний? Армянская культура скорбит по Ерванду КАЗАНЧЯНУ…