Последние новости

ГОЛОС РАЗУМА, ОБРАЩЕННЫЙ К ДУШЕ

"Пропала жизнь...". Трагедия без катарсиса и без исхода. Все содержание роли, все содержание пьесы, весь обширный ее человеческий смысл свелись к одной реплике. "Пропала жизнь...". Так может кричать моряк-путешественник, избравший неверный курс. Так может кричать актер, обманувшийся театром. Так может кричать долго молчавший человек перед тем, как снова и навсегда замолчать... На сцене Государственного театра "Амазгаин" Грачья ГАСПАРЯН поставил "Дядю Ваню" по пьесе А. П. Чехова.

НЕДАВНО НА КАНАЛЕ "КУЛЬТУРА" ЦИТИРОВАЛИ ВЕЛИКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО АВТОРИТЕТА, утверждавшего, что Чехов - не драматург, ибо пьесы его сыграть по-настоящему способны лишь великие актеры. Добавим к этому укоренившееся в нас мнение - армянская публика Чехова воспринимает с трудом. Этого вполне достаточно, чтобы считать обращение режиссера и молодой труппы "Амазгаин" к "Дяде Ване" предприятием рискованным. И все-таки Грачья Гаспарян пошел на эту почти авантюру - на сценическое воплощение пьесы, о которой мечтал многие годы.

"С первой встречи с Чеховым в юности он оказался родным человеком, - рассказывает Грачья Ваагнович. - В студенческие годы я даже умудрился написать диалог с ним - он мне "отвечал", а в дальнейшем узнал, что так переписывались Фонвизин и Екатерина Вторая... А отношение к "Дяде Ване" у меня с годами менялось, потому что изменилось мое восприятие самого Чехова. Читал его письма, путевые записки, и существующий штамп - такой мягкий, почти нежный интеллигент - метаморфизировался. Это был человек ершистый, говорящий правду и жестокую правду - о России, о нравах, об окружающих и о себе. Он не щадил ни себя, ни других, при этом любя всех. Когда у человека не получается жизнь - а у него жизнь не получилась, - он должен озлобиться. А злобы нет! И в этом его дух, чувство, которое не имеет границ, его человеческая гениальность. Внутренний обзор Чехова беспределен. "Дядя Ваня" - это крик души. Сегодняшняя интеллигенция не должна держать фигу в кармане. Воинствующее хамство может победить только воинствующий интеллигент. В одном письме Чехов писал: "Ненавижу гладиолусы - аристократические цветочки на тонких ногах. Так и хочется бить тростью по их надменным головкам"... Это не просто метафора. Это та интеллигенция "на тонких ногах", которая губила Россию. И если и мы сегодня ходим на этих тонких ногах, то лучше и нас бить тростью. А вообще-то лучше не заслуживать этого - вот об этом я хотел поговорить. Возможно, нашему народу Шекспир ближе по темпераменту. Но когда мы все время идем от эмоций, то делаем массу ошибок. Надо иногда и подумать. А вот думать дает возможность Чехов. Остыть и подумать".

Сцена из спектакля „Дядя Ваня„.ЭПОХИ ТЕАТРА РАЗЛИЧАЮТСЯ ПО ИХ ГОЛОСАМ ПОДОБНО ТОМУ, КАК ЭПОХИ архитектуры - по ордеру и стилю. В "Дяде Ване" голос Чехова явственно различим и главный признак его известен - разговорная речь, разговорная интонация: способность или неспособность вести диалог - черта очень важная для различия персонажей. "Ничтожные разговоры" - называет их профессор Серебряков, к обычному разговору неспособный. А в этих "ничтожных разговорах" плененный жизнью чеховский персонаж легко, по какому-то очевидному праву, возвращает себе то, что жизнь готова была отнять у него, и прежде всего наполненный мыслью и музыкой язык. Но сколько же горечи в этом языке и какая в нем звенящая нота! И, может быть, именно в "Дяде Ване", где произносятся знаменитые слова о таланте, о красоте, о природе, где разыгрывается прямо-таки празднество прекрасных разумных слов, главный трагический герой пьесы - униженный разум. Разум, давший неразумному порядку вещей себя унизить.

Символ этого порядка вещей - старый пошляк Серебряков, а жертвы его - все остальные. Вот первая картина-увертюра - по погруженной во мрак сцене, между застывших в тревожном предчувствии персонажей прекрасная Елена катит в инвалидной коляске профессора, страдающего не столько подагрой, сколько манией величия. Режиссер замыслил, а Сергей Товмасян сыграл безапелляционность и амбиции бездарности, сделавшей большую петербургскую карьеру, его бестрепетный, безмерный эгоизм как неживую природу, почти ходульно. Ведь Серебряков, для которого Войницкий - "сумасшедший", а Астров - "юродивый", один абсолютно уверен, что прожил жизнь не напрасно.

Совсем по-иному выводит режиссер на сцену Варшама Геворкяна - Ивана Петровича Войницкого, дядю Ваню. Он легко вступает в диалог, одновременно сбривая с лица густую мыльную пену, а потом, выбритый и облаченный в бархатный пиджак, он больше похож на художника, чем на управляющего имением. Словно изначально ясно - не мог бы он стать Шопенгауэром и Достоевским. Он слишком мягок, слишком беззащитен перед ударами судьбы, слишком изранен мукой терпеть ничтожество, которое тебя обирает, мукой любить безответно. Честному труженику не дано испытать удовлетворения выполненного долга. Это их общая драма - Астрова, Войницкого, Сони, такова их судьба. Их не поддерживает горькая радость ненапрасной жертвы. А у Войницкого острое чувство вины усилено тем, что он отдал жизнь ничтожеству и ложному кумиру.

"У меня пациент умер под хлороформом..." - об этом не может забыть Астров. Гагик Мадоян лишает героя всякого пафоса, какого бы то ни было романтизма. Есть оскорбительная нотка в его страстных словах, есть недоверие к красоте, которая его так манит. И в любви он не поэт, а охотник. Он думает о том, какова его роль в дикой, разрушающейся жизни уезда. И пристрастием к водочке пытается заглушить недовольство собой, унизительное чувством бессилия, вдвойне унизительное от того, что Астров энергичен, талантлив, не бережет себя ни в каком деле.

Порой у молодых актеров происходит интонационный сбой в сторону какой-то другой, нечеховской драматургии. Но в сценах, где они работают, точно из разговоров двух закадычных друзей, Войницкого и Астрова, рождается исповедь, но такая, которая не тягостна собеседнику, не тягостна никому и в которой такт - или дар точно выбранных слов умеряет мужество слишком трезвой самооценки.

ЕЩЕ СПЕКТАКЛЬ ГРАЧЬЯ ГАСПАРЯНА - О НЕСЛУЧИВШИХСЯ ЛЮБОВЯХ. Они движут фабулой, в жертву им принесены остальные, "сокращенные до минимума" персонажи и параллельные линии. Соня, все мысли ее об Астрове, который ее не замечает, как не замечает дяди Вани Елена. Красивая какой-то несегодняшней, изысканной красотой Нарине Григорян-Елена - не "русалка", как называет ее романтик Войницкий, и еще менее "хищница, красивый пушистый хорек", как думает в приливе страстной тоски Астров. Благодаря своей провоцирующей красоте она поставлена в двусмысленную ситуацию, которая ее тяготит, и окружена предубеждением, которое ее мучит, как и обреченность на неполноту жизни. По ходу развития спектакля - по ходу усиливающегося чувства к Астрову актриса освобождается от скучающе-мяукающих интонаций, освобождается от внутренней несвободы, и "Я вас об одном прошу - думайте обо мне лучше" - это уже горькое прощание на вечную разлуку.

Вообще все первое действие спектакля Грачья Гаспарян замыслил и осуществил как одну большую сцена перед грозой. Есть духота в атмосфере этих картин - та душная атмосфера плохо скрытой вражды, которая насильно объединяет людей, вынужденных существовать вместе. Наконец гроза разразилась. Женщины, Елена и Соня, пьют на брудершафт и поверяют друг другу тайны, мечутся по сцене, как дикие кошки, подгоняемые волной выплеснувшихся чувств. Эта финальная сцена первого акта стала его лирическим откровением.

А потом на фоне зыбуче-импрессионного оформления Анжелы Галстян, на фоне золотистого занавеса экрана с трепещущими березами, теряя контакты с ансамблем роскошных столичных гостей и постоянных обитателей дома, метался, не находил себе места и казнил себя человек... "Пропала жизнь", - кричал он в смертной тоске. "Пропала жизнь", - только этот, свой собственный крик различал он в разноголосице обступавших его разговоров. В душе дяди Вани, музыкальной душе, пробудился на миг черный демон - вспышка безумия, дарованная этому обездоленному и совершенно нормальному человеку и заставившая навести пистолет на черный призрак Серебрякова...

Промах Войницкого - о роковой неудаче? Об обреченности на обыденную судьбу? О том, что прошло время романтического жеста? О том, что не может, не должен умный, тонкий, образованный, трудолюбивый - интеллигентный - "ходить на тонких ножках", утверждает Грачья Гаспарян.

На авансцену выходит Татев Казарян-Соня, только что простившаяся с Астровым - не на зиму, а навсегда. В голосе Сони пустота и усталость, такая усталость, что она кажется неизбывной, свинцовой, бесповоротной. И все же... "Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах..." - великие слова великой пьесы.

Чеховский голос - голос разума, обращенный к душе.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТРОЕ В ОДНОЙ ЛОДКЕ?
      2021-06-14 09:58
      1629

      Для того чтобы лишний раз убедиться в глобальности значения культуры и образования в государстве и социуме, а также понять, что следует уничтожить в первую очередь, чтобы не было ни государства, ни социума, стоит еще раз понаблюдать за действиями наших реформаторов. Вместо того чтобы паковать чемоданы, любители начинать все с нуля, а точнее, просто обнуления  с исступленным упорством продолжают "реформировать" образование,  заодно пытаясь поставить крест на будущем культуры.

    • ЕСТЬ МУЗЕЙ, КОТОРОГО НЕТ
      2021-06-09 09:46
      6271

      В медицине это называется "дежавю" - психическое состояние, при котором человек ощущает, что когда-то уже был в подобной ситуации или в подобном месте. Место - Культурный центр-музей Гранта Матевосяна. Ситуация плачевная и возмутительная, когда хочется побольнее стенку прибить. Ровно год назад мы точно так же стояли перед зданием музея с сыном великого писателя и директором Фонда "Грант Матевосян" Давидом МАТЕВОСЯНОМ и беседовали о судьбе этого дома, о котором не знает уже только ленивый. О судьбе дома, который не просто незавершенка. О судьбе дома, которого нет. Он, конечно, стоит - красивый, трехэтажный, но это иллюзия, кажущаяся видимость, морок. Потому что зданий, у которых нет "прописки", в государстве не существует. Что самое зубодробильное - у государства нет никакого желания прописать музей, может быть, самого великого армянского прозаика.

    • "МЫ ВЕРНЕМСЯ! МЫ - ВЕРНЕМСЯ!"
      2021-06-08 12:25
      6229

      "Все войны в своей жестокости одинаковы. В каждой войне любовь проявляется по-своему" - эти строчки стали рефреном текста Карине Ходикян. Если развить тезис, у этой любви - к матери, к родным, к своей девушке, а главное - к своей земле - 50 тысяч оттенков. Как имеют 50 тысяч оттенков страх, ужас, отчаяние, а главное - жажда победить смерть в "одинаково" жестокой войне...

    • В ОЖИДАНИИ НОВОГО НЖДЕ
      2021-05-22 10:22
      5042

      С Шантом ОВАННИСЯНОМ мы встретились на выпускных экзаменах Государственного института театра и кино, куда руководитель Государственного драматического театра им. Папазяна города Гориса привез своих ребят. Впрочем, абсолютное большинство зрителей знают его не как руководителя театра, а как исполнителя заглавной роли в ставшем культовом фильме "Гарегин Нжде". Артист, сыгравший героя, сегодня сам в поисках героя - в жизни.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • "МЫ ВЕРНЕМСЯ! МЫ - ВЕРНЕМСЯ!"
      2021-06-08 12:25
      6229

      "Все войны в своей жестокости одинаковы. В каждой войне любовь проявляется по-своему" - эти строчки стали рефреном текста Карине Ходикян. Если развить тезис, у этой любви - к матери, к родным, к своей девушке, а главное - к своей земле - 50 тысяч оттенков. Как имеют 50 тысяч оттенков страх, ужас, отчаяние, а главное - жажда победить смерть в "одинаково" жестокой войне...

    • НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ ТАЛАНТ
      2021-06-03 10:20
      6729

      3 июня Александру АРАКСМАНЯНУ исполняется 110 лет Невозможно вновь испытать те эмоции, что захлестывали зал, когда шли спектакли по пьесам Александра Араксманяна. Они давно сошли со сцены, и нет среди нас их создателя. В театре действительно нельзя остановить мгновение, как бы прекрасно оно ни было. Изменилось время. Появились иные властители сцены. Но память об этой уникальной личности не тускнеет.

    • ARMMONO - РАБОТАТЬ, СОЗДАВАТЬ, СОЗИДАТЬ
      2021-05-21 10:04
      3762

      Совсем скоро и несмотря ни на что возьмет старт очередной Ереванский Международный фестиваль ARMMONO. Именно в качестве директора фестиваля была приглашена на прошедшую недавно в Санкт-Петербурге Вторую международную конференцию "Русский театр за рубежом как институт русской культуры" Марианна МХИТАРЯН. Проекты форума сулят перспективы не только нашему Государственному Русскому театру им. Станиславского, которым она также руководит, но, кажется, нашей театральной молодежи в принципе. Что до перспектив фестиваля - они многоплановы.

    • ПРОСТРАНСТВО ДИАЛОГА В ПАМЯТЬ МАСТЕРА
      2021-05-13 13:47
      4822

      В наших нынешних реалиях расширение границ - явление не только само по себе значимое, но и вселяющее надежду. Армянский театр расширил свою территорию, территорию, на которой дань памяти переплетается с будущими перспективами успеха. Вчера спектаклем "Нерон" по пьесе Э. Радзинского в постановке Акопа Казанчяна в Государственном театре музыкальной комедии им. А. Пароняна открылась Малая сцена, которая отныне будет носить имя своего основателя, теперь уже легенды отечественного театра народного артиста РА Ерванда КАЗАНЧЯНА.