Последние новости

ЛАСТОЧКИ УЛЕТЕЛИ

Люблю бродить поздно ночью по моему Еревану, куда я возвращаюсь каждый год.

Так я оказался на площади перед зданием театра оперы и балета, со стороны филармонии, где в кресле восседает наш гений музыки Арам Хачатурян; напротив него в скверах сидят: справа – великий Согомон Согомонян – Комитас, а слева – гениальный Мартирос Сарьян. Перед ними под Каскадом стоит, как дирижер города, великий зодчий Александр Таманян, смотрит на свое гениальное творение – театр оперы и балета и прислушивается к беседе своих друзей.

БЫЛА ТЕПЛАЯ ОСЕННЯЯ НОЧЬ.

- Согомон, - обратился Мартирос Сарьян к Комитасу. – Что происходит? Где наш Ереван?

- Нашего Еревана уже почти нет, Мартирос, - ответил Комитас.

- Честно говоря, мне не хочется больше рисовать такой город, - грустно сказал Мартирос.

- Друзья, - вставил свою реплику Арам Хачатурян, - Ереван остается только в наших душах. И я не напишу больше ни одной ноты.

- Представляете, мне больше не хочется петь, - продолжил Комитас. – Мартирос, Арам, вы можете представить, что со мной происходит, когда я смотрю на сегодняшний Ереван? Иногда мне кажется, что те шестнадцать лет, которые я провел в Париже, в безмолвии, были намного более легкими, чем сейчас, когда я вижу, что делают с нашим прекрасным некогда городом.

Таманян благодарно улыбнулся.

- Согомон, Арам, вы не знаете, кому пришло в голову в чудесном колоритном южном городе снести весь старый центр и построить несуразный Северный проспект с небоскребами? – спросил Мартирос.

- Согомон, Мартирос, - не без юмора сказал Арам, - вы представляете, мы с вами еще легко отделались, нас от этого проспекта закрывает творение нашего друга, Александра Таманяна, а каково Ованесу Туманяну и Александру Спендиаряну, которые сидят прямо напротив него и даже не имеют возможности поговорить друг с другом, высказаться.

- Ախր, այ Ալեքսանդր, մի բան ել դու ասա, - обратились все трое к Таманяну.

- Ի՞նչ ասեմ տղաներ: Ժամանակին ես կենտրոնական կոմիտե նամակ գրեցի, որ չի կարելի Երևանում չորս հարկից բարձր շենքեր կառուցել: А кто меня послушал? – ответил Таманян.

- Арам, Мартирос, – обратился к ним Комитас, - вам "повезло", не видно, а я отсюда прекрасно вижу: прямо в начале этого проспекта за роялем сидит в одиночестве наш Арно Бабаджанян, но не играет. Он оторвал руки от клавиш, вознес их к небесам и возмущенно воскликнул: "Աստված իմ, էս ի՞նչ են անում մեր քաղաքը":

- Нет, - сказал Арам, - все мелодии, которые я сберег для моего Еревана, унесу с собой, - сказал и укутал свои ноги в одеяло, которое ему предоставил скульптор.

- Мартирос, ты помнишь наш чудесный Конд? – ностальгически вопросил Комитас.

- Как не помнить, - задумчиво ответил Мартирос и продолжил. – Я там как-то снимал комнату у Аразянов и писал много. Оттуда сквозь огромное тутовое дерево виден был Арарат…

- Погоди, погоди, - прервал Мартироса Комитас, - ты про каких Аразянов говоришь? Не Мариам звали ее?

- Да, Мариам, - ответил Мартирос, - Мариам Аразян, Аршавир и Вагаршак Аразяны. А ты откуда знаешь ее, Согомон?

- Мариам Аразян, - радостно сказал Комитас, - пела у меня в хоре, была солисткой, чудесный был голос у нее, прекрасный тембр.

- Размечтались, - вмешался Арам, - ведь и Конда уже нет. Давайте прекратим разговоры, уже светает, народ придет на нас смотреть.

- Погоди, Арам, - сказал Комитас - Мартирос, ты помнишь, в наши с тобой времена в городе было полно ласточек?

- Конечно, помню, Согомон, - ответил Мартирос, - я их в Конде очень много рисовал. Природа их наградила гениальными линиями.

- Согомон, - не без сарказма спросил Арам, - а кто написал песню "Цицернак"?

- Арам, ты не думай, что с моей памятью что-то случилось, нет, "Цицернак" - это народная песня, а вот обработку сделал я, - ответил Араму Комитас. – Кстати, Мартирос, а ведь сейчас в городе нет ласточек. Куда они делись?

- Согомон, дорогой, ласточки улетели, а прилетели вороны, - подытожил Мартирос.

- А вы говорите մի բան ասա, - вставил Таманян.

- Ребята, вы случайно не знаете, кто это стоит перед нами на площади, маленький такой человечек на постаменте? И почему наша площадь называется Французская? – спросил Арам.

- Говорят, - со знанием дела ответил Мартирос, - Роден его прислал. Ну, стоит себе и стоит, пусть стоит. Роден все же наш коллега.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • КОЛОКОЛА
      2017-04-24 15:20
      1276

      Суд был неправедным. Люди возмущались, требовали справедливости. Обращались во все инстанции. Но тщетно! Народный вердикт был единодушен: звонить во все колокола!

    • КОСЯК ЖУРАВЛЕЙ
      2016-09-30 16:25
      2771

      - Люди - и - и - и- и... - кричал он над толпой. - Оторвитесь на минутку от мобильников, поднимите головы - ы -ы - ы - ы... Посмотрите на небо - о - о - о - о... Какая красота - а - а - а - а... Какие краски - и - и - и - и... Люди и - и - и - и - и... Посмотрите, какое яркое солнце, как оно свет - и - и - и - т... Люди - и - и - и - и... Оторвитесь на минутку, поднимите головы, посмотрите, как высоко летают птицы - ы - ы - ы - ы... Люди - и - и - и - и - и - и - и... - не переставал взывать он.

    • НОБЕЛЬ
      2015-01-21 15:04
      1650

      Мне надоело искать спонсоров и ждать от них денег, чтобы снять фильм. Разозлившись, я сел и написал пару рассказов и отправил в Норвегию, в Осло. Потому что премии выдают то шведы, то норвежцы, в общем, люди скандинавской национальности.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ВЕРНАКУЛЯР ГЮМРИ НЕОБХОДИМО СОХРАНИТЬ
      2019-09-28 11:00
      3301

      Необходимо разработать правильную стратегию городского развития Гюмри - территориальную, пространственную, культурную, cоциальную. Если эти правила не соблюдать, то вы потеряете вернакуляр Гюмри.

    • ПО ПУТИ СОЗИДАНИЯ
      2019-09-23 11:56
      1579

      Воспитанный в семье гюмрийских интеллигентов, Гурген Мушегян приобрел удивительно тонкое чувство художественного вкуса и глубочайшую эрудицию. С ним можно говорить бесконечно долго, и разговоры выходят далеко за рамки архитектуры - профессии, которую он любит и которой бесконечно предан.

    • КТО ПРОДОЛЖАЕТ УРОДОВАТЬ СТОЛИЦУ?
      2019-09-12 10:28
      1384

      То, что  мы увидели, взглянув с проспекта Маштоца на монумент "Мать Армения", иначе как  очередным cвершившимся градостроительным произволом назвать нельзя. Как можно было допустить такую грубую градостроительную ошибку? Мы продолжаем делать ошибку за ошибкой. Придет ли этому конец?!

    • Гагик ГАЛСТЯН: "ВУЗЫ ДОЛЖНЫ СТАТЬ НАУЧНЫМИ ЦЕНТРАМИ"
      2019-08-22 10:25
      1898

      Лаборатории крайне необходимы не только для учебного процесса, но и для научных исследований. Сегодня для этого у нас есть все условия. В цивилизованных странах наука должна быть при учебном заведении, где имеется опытный профессорско-преподавательский состав.