Последние новости

СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ЕРЕВАН

Дереник ДЕМИРЧЯН

(1877-1956)

Во дворе, на стенах соседнего дома, над асфальтом, сквозь кроны деревьев и синевато-серое небо пробивается робкий свет нового дня.

Вздремнувший всего на пару часов Ереван пробуждается.

По улице проносится автомобиль, которому не под силу заглушить щебечущих в листве проснувшихся спозаранок воробьев.

То ли где-то вблизи, то ли откуда-то издалека доносится вдруг какой-то треск или проносится приглушенный, но протяжный, как брюзжание, шум. Вскоре голоса разрастаются, пронзительно усиливаются и схлестываются, перебивая друг друга.

СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ЕРЕВАН

ДЕНЬ В САМОМ РАЗГАРЕ.

В верхнем конце Абовяна начинается беспорядочный гулкий топот, будто солдаты маршируют вверх по улице. Это дружно шагает студенчество в сторону Государственного университета, Медицинского института, больницы и публичной библиотеки, Политехнического и Сельскохозяйственного институтов. В противоположном направлении, вниз по Абовяна, к проспекту Сталина (затем проспект Ленина, ныне - Месропа Маштоца. - К. Х.), наряду с авто и трамваями движется плотный людской поток, пополняемый пешеходами с соседних улиц, и они все вместе вливаются в единое русло, устремленное к южной части города с ее разветвленной фабрично-заводской системой.

Смолкли тонкие и пронзительные голоса, и уже слышится средний звуковой регистр. Вскоре диапазон голосов возрастает, расширяется и над городом зависает густой бас: а-а-а-а...

Характерный городской шум.

И слышится он весь день, похожий на смутный глухой напев тысячи автомашин и трамваев, железнодорожных поездов и отдаленных предприятий. Эта басистая городская мелодия разливается по широким проспектам, сворачивает в улицы и проникает в дома - так зарождается жизнь большого дня, насыщенного трудами, стараниями и творческим порывом.

Зовущая, манящая синева над Норкским холмом. Со склонов Норка открывается панорама города во всей его звуковой и образной гамме.

Город грохочет и бурлит от внутренней энергии и мощи. Грандиозные магистрали устремлены на запад и юг. Чередуются, пересекаются неупорядоченные архитектурные ансамбли, формируя слаженную стать столицы. Центр главенствует над ней и, обрамленный холмами, точно амфитеатром, распахивается навстречу Араратской долине и двуглавому Масису. Порой гору заслоняют клубы заводского дыма, которые взвиваются к небу и создают иллюзию движения. В фабрично-заводской части столицы царит ажиотаж. Тысячи машин, генераторов, станков, молотов и печей создают бодрый производственный ритм и дух. Ереван обрел новую ипостась - все это плоды таманянского замысла.

Когда с пригородного взгорья рассматриваешь город, то чувствуешь, как он динамичен, как порывается выплеснуться за собственные границы. "Город Таманяна" (имеется в виду генплан Александра Таманяна 1924 г. - К. Х. ) в свое время доходил только до прилегающих к столице холмов, а сегодня он с размахом разросся и расположился там прямо на подступах к Араратской долине. Множество домиков появилось в районах: Сари тах, на Норкском взгорье, у подножия Канакера. В черту города уже вошли районы Арабкир и Козерн. Город, который едва приближался к берегам Зангу, теперь тянется к Шаумяну и Эчмиадзину. Город, в самом деле, шагает на наших глазах. Его сковывают и собственные контуры, и население, и творческий, и производственный потенциал, и мощь. Он претендует на жизнь большого города. Ереван уже не довольствуется одним мостом Победы. Он требует более масштабные конструкции и добьется своего. Новый же мост соединит город с районом Шаумяна. Близок час, когда и русло реки Зангу окажется в черте города, и он величаво раскинется на холмах и равнинах, а поэты, возможно, окрестят его городом бескрайних холмов.

ЕРЕВАН РОЖДАЛСЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ ТРЕХ ВЕКОВ, во время турецко-персидских войн. В 1582 году на берегу Зангу была возведена Ереванская крепость. С балкона своего дворца, выходящего на Зангу, персидский сардар самодовольно взирал на свои владения: Араратскую долину, двуглавый Масис, на проходящий по мосту подневольный, беззащитный народ, который он обложил данью...

Тринадцать раз Ереван переходил в руки турок и персов. Около трех столетий город разрушали и разоряли турецко-персидские войны.

В 1673 году город стал жертвой природной стихии, его до основания разрушило землетрясение.

Можно себе представить, как выглядел Ереван в те далекие времена: неотесанные камни, глинистая почва, подернутые ряской лужи на улочках...

Во времена сардаров Ереван оказался на скрещении торговых путей, стал "крытым рынком", через который проходила масса людей на мулах и ослах. Здесь располагались караван-сараи, бани, мечети (Гей мечеть, Шахар мечеть), церкви (Погоса и Петроса, Катогике, Зоравор, Сурб Саргис), дворцы (Панах хана, Ули хана).

В 1827-1828 годах воцарилось русское господство. Начались перемены, которые многое изменили в бывшем азиатском городке, появились новые возможности развития. Царское правительство превратило город в губернский центр. Северная часть Еревана приблизилась к Норку, были построены коньячно-винный завод Шустова, несколько кустарных обувных фабрик, токарно-механические и красильные мастерские, воздвигнут военный храм, нагнетающий мрачную атмосферу (имеется в виду Николаевская православная церковь на площади Шаумяна. - К. Х.). Появились дома европейского типа, принадлежащие губернскому управлению, губернатору, нескольким армянским богачам. Заработала конка. Открылись магазины. Были запроектированы улицы: Царская (затем Спандаряна, ныне - Арами. - К. Х.), Бейбутовская (затем Свердлова, ныне - Бюзанда. - К. Х.), Астафьевская (Абовяна).

Ереван был самым отсталым губернским городом царской России. Не только не проявлялась забота о его развитии, но было не целесообразно усиливать армянский центр, особенно в экономическом и промышленном отношении. Царское "строительство" в конечном итоге застопорилось и приостановилось.

Пресловутая власть дашнакцаканов ничего не дала Еревану и довела до крайнего ухудшения его положение. Стычки и столкновения окончательно разрушили Дамурбулах и другие районы города.

Одиннадцать тысяч четыреста шестьдесят три жителя - таково было население Еревана, когда его завоевали русские, и стало около тридцати тысяч в годы советской власти. Так царская власть смогла за девяносто лет развить город. Картина вырисовывается печальная, жалкая и отталкивающая, поэтому давайте лучше опустим занавес истории.

В 20-Е ГОДЫ ВЕЛИКИЙ ГЕНИЙ ТАМАНЯНА заложил фундамент нового города, выполняя задание нашего государства. Архитектор взялся за воплощение самой смелой и передовой градостроительной идеи. Каким бы изменениям не подвергался генплан города в последующие годы, он всегда был рассчитан... на ста пятидесятитысячное население.

О, куда же подевались и это количество, и тогдашние границы города! Очевидцы тридцатилетней истории Еревана улыбаются сегодня этой цифре. Город устремлен вперед, и это движение видно воочию.

И вот что удивительно: так же, как и Таманян, всматриваясь из современного ему Еревана в минувшую жизнь, улыбался и размышлял над древней историей города, так и мы улыбаемся, вспоминая Ереван 20-х годов. Кто из нас не помнит улицу Абовяна, где горожане любили прогуливаться не только по тротуарам, но и посередине улицы. А милиционер на Алавердяна (ныне улица Анрапетакан. - К. Х. ) запрещал въезд телег и фаэтонов вниз по этой улице. После обеда, в вечерние часы улицу заполнял поток пешеходов, которые длинными шеренгами фланировали здесь. А теперь же они должны улучить момент, чтобы как можно быстрее перейти с одного тротуара на другой и умудриться не угодить под колеса автомобиля. Вверху улицы Шрджанаин - от Медицинского института до здания Айпетрата (Госиздата) - было столько грязи, что в сумерках приходилось спрашивать у идущих навстречу прохожих, как лучше пройти через безопасные "лазейки"...

Мы превзошли самих себя, мы постоянно перепланируем, чтобы идти в ногу с бойко развивающимся социалистическим городом.

И мы неустанно мечтаем... Откуда он родом, Ереван? Мысленно перелетаешь через века и задумываешься о низших, наивных, бесхитростных стадиях развития человечества, о его стараниях и усилиях, о мощной затрате энергии и ничтожно малых завоеваниях. Снисходительно улыбаешься тому, как гордились своим могуществом цари Урарту и персидские сардары, своими нововведениями царские власти.

Вызывает улыбку и наше недавнее прошлое. Впереди у него еще долгий путь к прекрасному, к величию, к радости гордого созерцания и лучезарному будущему новых поколений.

1949 г.

Перевела Каринэ ХАЛАТОВА

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • После ссылки
      2018-11-09 15:39
      1297

      Недавно на 95-м году жизни скончалась Антонина МААРИ-ПОВЕЛАЙТИТИ - верная, заботливая супруга и спутница известного замечательного писателя Гургена МААРИ (Г. Аджемян, 1903-1969).

    • В ЗЕРКАЛЕ КЛАССИКОВ
      2018-10-29 15:19
      1411

      Читайте классиков, и вы нередко увидите себя в зеркале. Со времен великих армянских классиков Раффи (1835-1888) и Ов. Туманяна (1869- 1923) в нашем национальном характере без особых изменений хорошо сохранились узнаваемые "повадки", образ мышления и т. д.

    • ЭХО СТАРОГО ГОРОДА
      2018-10-19 15:16
      1556

      К 2800-летнему юбилею Еревана В литературном наследии известного театроведа, шекспироведа (основоположника Армянского центра шекспироведения, 1966) Рубена ЗАРЯНА (1909-1993) нашла место и литература мемуарного жанра. При жизни заслуженного деятеля искусств Армянской ССР (1961), лауреата Государственной премии Армянской ССР (1981) было издано пять томов его мемуаров о времени и о себе (1975,1977,1981,1988,1990). Том шестой увидел свет после его смерти в 2016 году.

    • РОДИНА: ГОРЕЧЬ И ВЕРА
      2018-09-17 15:14
      1477

      К 80-летию со дня смерти Ваана ТОТОВЕНЦА Известного армянского писателя Ваана ТОТОВЕНЦА (1894-1938), который был родом из Западной Армении (провинция Харберд, г. Мезире), Военная коллегия Верхового суда СССР приговорила к высшей мере наказания. После мучительного тюремного марафона и семнадцати изматывающих допросов, спустя два года после ареста, 18 июля 1938 года  в день его рождения приговор о расстреле был вынесен и немедленно приведен в исполнение.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • НЕЗАБЫВАЕМЫМИ ОСТАЮТСЯ ВЕК, ЗЕМЛЯ, ЛЮБОВЬ…
      2019-10-30 10:56
      3910

      Сегодня Геворгу ЭМИНУ исполнилось бы 100 лет "Будь на то моя воля, я стоял бы на границе Армении и каждому приезжающему в Армению гостю вручил книгу "Семь песен об Армении" Геворга Эмина как золотой ключ к пониманию истории и судьбы этого народа и этой страны", - так писал Илья Эренбург после выхода знаменитой книги поэта.

    • ОТ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА ДО ХРУЩЕВСКОЙ ОТТЕПЕЛИ
      2019-10-04 15:32
      1404

      25 сентября 2019 года "студенты-заочники" доктора филологических наук М.Д. Амирханяна (сплошь доктора, кандидаты и даже один член-корреспондент НАН РА) прилежно явились на осеннюю "сессию" в университет Брюсова на "экзамен" по Анне Ахматовой, 130-летию которой была посвящена Ереванская международная литературная конференция, 15-я по счету за 10 лет.

    • Грайр ДЖЕБЕДЖЯН: "МЫ РАЗНЫЕ, НО НЕ ЧУЖИЕ"
      2019-10-02 11:19
      2346

      Если вы интересуетесь Спюрком, обязательно прочтите книгу Грайра Джебеджяна (Чепеджяна) "Жизнь армянской диаспоры: какой я ее увидел".

    • КАСЬЯНА, 3, ДОМ, ГДЕ ЖИЛ ПЕРЧ ЗЕЙТУНЦЯН
      2019-09-13 09:35
      2135

      Церемония открытия мемориальной доски в честь именитого армянского писателя Перча Зейтунцяна прошла скромно, но  трогательно и тепло. На столичной улице Касьяна, у дома N3, на фасаде которого разместилась мемориальная доска авторства Армана Назаряна, собрались представители разных творческих сфер. Как отмечали бывшие коллеги Зейтунцяна по перу, Перч Арменакович был человеком не просто талантливым, но и разносторонним.