Последние новости

ВЫСОКАЯ ЦЕНА СТАБИЛЬНОГО ДРАМА

Евразийский экономический союз дал возможность странам-участницам совместно бороться с возникающими проблемами, в противном случае удар по национальным экономикам был бы сильнее. Такое мнение высказал в интервью "ГА" доктор экономических наук, профессор Ашот Тавадян, оценив заодно, какие экономические потери понесла бы Армения в случае, если бы не стала членом ЕАЭС. 

 Доктор экономических наук, профессор Ашот ТавадянВо избежание ущерба в $1 млрд

- Г-н Тавадян, спустя год после создания ЕАЭС и присоединения к нему Армении основные вопросы на сегодня – что дало нам членство в этом союзе и каковы вызовы, стоящие перед армянской экономикой на фоне продолжающихся кризисных явлений в евразийском экономическом пространстве?

- Для того чтобы понять, что же мы получили от вхождения в ЕАЭС, давайте вначале рассмотрим вариант, при котором Армения не стала бы членом союза. Итак, изначально подавляющее большинство готовой продукции из Армении экспортируется в Россию, которая фактически является лидером ЕАЭС. В то же время примерно одинаковые объемы и даже больше мы экспортируем в Евросоюз, но в структуре экспортных товаров в этом направлении преобладает сырье. А для экспорта сырья, как показывает мировой опыт, никаких проблем обычно не возникает: вся борьба на рынке разворачивается вокруг экспорта готовой продукции.

В течение последнего года, хотя и произошло снижение объемов экспорта готовой продукции из Армении в Россию примерно на 25%, эта цифра была бы гораздо выше, если бы мы не были членами ЕАЭС. Пришлось бы платить дополнительные таможенные пошлины при ввозе продукции, что снижало бы конкурентоспособность местных товаров на российском рынке. Плюс к этому были бы применены санитарные ограничения, что в целом обернулось бы потерями для нас в размере 100 млн долларов.

- Но ведь эти санитарные ограничения все же применялись к определенной продукции, экспортируемой из Армении.

- В случае же невступления Армении в ЕАЭС эти ограничения применялись бы поголовно вкупе с таможенными пошлинами, что весьма ощутимо сказалось бы на отечественном экспорте.

Негативное воздействие на нашу экономику произошло бы и по линии частных трансфертов, более 80% которых мы традиционно получаем из России. Из-за кризисных явлений в российской экономике объем трансфертов в Армению снизился с 2,2 млрд до 1,5 млрд долларов (причем в российских рублях цифры остались примерно на том же уровне). Так вот, если бы мы не были членами союза, то перед нами были бы поставлены определенные ограничения по приему трудовых ресурсов в ЕАЭС. И это нормально, поскольку каждый союз и каждая страна защищают в первую очередь свои экономические интересы, создавая условия для приема трудовых мигрантов, в данном случае из стран ЕАЭС. При таком раскладе объем трансфертов, по моим подсчетам, снизился бы еще на одну треть - до 1 млрд долларов, то есть здесь мы бы дополнительно потеряли около 500 млн долларов.

Еще одна важнейшая позиция – цена на газ. Сейчас мы получаем российский газ по цене 165 долларов за 1000 кубометров (для сравнения: Евросоюзу газ Россия продает за 200-210 долларов). Даже если бы цена для нас осталась на том же уровне, то в случае невступления в ЕАЭС пришлось бы платить 30-процентную экспортную пошлину, которую платят другие страны. И в этом случае вместо нынешних 400 млн долларов в год потребовалось бы доплачивать еще 150 млн долларов.

Далее, в прошлом году от общего сбора таможенных пошлин в рамках ЕАЭС на долю Армении пришлось 1,13%, что в цифровом выражении составляет более 200 млн долл. При этом до вступления в ЕАЭС наш объем сбора таможенных пошлин по линии импортируемых товаров из стран ЕАЭС колебался в пределах всего 150 млн долл.

И наконец, последний пункт касается продукции стратегического назначения. Мы понимаем, о чем здесь речь и насколько важно для нас получать ее по льготным ценам. Конкретных цифр приводить не буду, но очевидно, что, если бы не членство в ЕАЭС, и в этом направлении у нас появились бы ограничения.

В итоге суммарный ущерб для экономики Армении составил бы порядка 1 млрд долл. – такова была бы цена невступления нашей страны в ЕАЭС.

Очевидный выбор

- А имеются ли в цифрах оценки того, что дало бы экономике Армении присоединение к ассоциативному соглашению с Евросоюзом?

- Этот экономический эффект был просчитан европейскими экспертами, по оценкам которых присоединение Армении к ассоциативному соглашению с ЕС привело бы к росту ВВП нашей страны на 146 млн долл. в долгосрочной перспективе, да и то в случае открытия транспортного сообщения через Турцию.

Понятно, что если бы перед Арменией был поставлен выбор – терять ежегодно 1 млрд долл. или же порядка 150 млн долл., - то приоритетом стал бы вектор развития, который показывает нам реальное состояние отечественной экономики, а именно курс на ЕАЭС.

Вопрос в том, что проблемы, которые возникли в нашей экономике в прошлом году, – это не проблемы ЕАЭС. На самом деле, негативный тренд характерен для всего экономического пространства, в котором мы находимся, доказательством чему является ухудшение экономической ситуации в таких странах, как Украина, Азербайджан, Грузия и др.

А из-за чего возникла кризисная ситуация? Прежде всего свое воздействие оказали внешние вызовы, вставшие перед евразийским пространством. Первое – резкое падение мировых цен на нефть, причем в нынешних реалиях вероятность их снижения выше, чем вероятность повышения. Второе – экономические санкции, применяемые Западом к России. Третье – слабая диверсификация экономики, характерная для всех стран ЕАЭС.

Все это привело к сокращению бюджетных доходов в валюте, падению инвестиций и снижению покупательной способности в России, сократив тем самым спрос на экспортируемую готовую продукцию из других стран ЕАЭС, в том числе из Армении. Поэтому являемся мы членом ЕАЭС или не являемся, спрос на нашу продукцию все равно сократился бы. Плюс были бы таможенные пошлины, и пришлось бы тогда преодолевать ограничения.

Резкие движения в экономике неприемлемы

- Как вы думаете, какие решения требуются для нашей экономики для того, чтобы противостоять внешним вызовам? Армянским экспортерам готовой продукции, судя по всему, и далее придется нелегко с учетом продолжающихся кризисных явлений в российской экономике, тем более что начало 2016 года также стало негативным для российской валюты.

- Среди внутренних вызовов для армянской экономики я бы назвал то, что снижение цен на энергоресурсы в мировом масштабе не всегда адекватно отражается на нашем рынке. А ведь понижение цен на энергоресурсы в первую очередь влияет на рост конкурентоспособности производимых нами товаров, способствуя увеличению экспорта, в том числе и на российский рынок.

Второй вызов заключается в том, что у нас происходит процесс укрепления драма, я бы даже сказал, он потяжелел в отношении российского рубля. И это при том, что около 20% от общих экспортных поставок Армении приходится на долю России. Укрепился драм и в отношении довольно крепкой и стабильной валюты – евро, хотя не совсем понятно, как можно вообще укреплять национальную валюту относительно основного экономического партнера, коим является ЕС, обеспечивающий примерно 30% экспорта продукции из Армении. На мой взгляд, Армении крайне необходимо вести более гибкую денежно-кредитную политику.

- По вашим расчетам, каким должен быть оптимальный курс армянского драма к доллару, который позволил бы развиваться нашему экспорту и не привел к существенной инфляции?

- Хороший вопрос. Отвечу так: на сегодня ЕС является основным нашим партнером по экспорту, плюс в перспективе мы придаем важное значение соответствующему ассоциативному соглашению с ЕС, что вполне возможно с учетом 114 статьи Договора о ЕАЭС, позволяющей странам-участницам развиваться по всем направлениям. Так вот если бы мы не укрепляли драм относительно евро и курс держался бы на уровне 545 драмов за евро, то доллар (в том соотношении, которое имеется в паре доллар - евро) был бы примерно в пределах 520-530 драмов за доллар. Вот это реальный курс, который мы бы имели.

Естественно, это привело бы и к повышению курса драма относительно российского рубля. Да, наша продукция в российских рублях все равно подорожала бы, но не в такой степени, как это происходит сейчас. Однако это не значит, что с завтрашнего дня нужно резко корректировать курс. Резкие движения в экономике вообще неприемлемы, поскольку ситуация может вырваться за пределы контроля: могут возникнуть спекулятивные колебания, дополнительный спрос на доллар. А это очень опасно, поэтому нам необходимо плавное снижение курса национальной валюты, особенно с учетом снижения курсов валют наших основных экономических партнеров.

Без комплексного управления

- Фактически, чтобы избежать инфляции выше 5,5%, наш Центробанк вынужден удерживать курс нацвалюты. Низкую инфляцию вроде бы обеспечили, а чем пожертвовали взамен?

- Мы просто нарастили госдолг, потеряли порядка 35% наших международных резервов, уровень которых с конца 2014 года снизился с 2,2 млрд долл. до 1,6 млрд долл. Кроме того, у нас низкий уровень монетизации (порядка 38%), а это можно назвать отсутствием минимально необходимой финансовой крови в экономической системе. Для нормального же развития страны уровень монетизации должен приблизиться к рубежу в 70%, хотя бы (на начальном этапе) к отметке 50%.

Ставку рефинансирования по-прежнему держим на довольно высокой планке при низкой инфляции и низком уровне монетизации экономики, теряя при этом по экспортным объемам, даже несмотря на вхождение в ЕАЭС. А ведь ключевая задача – стимулирование экспорта, соотношение которого к ВВП сейчас составляет всего 15%. Необходимо как минимум удвоить этот показатель. Поэтому и должен быть применен принцип поэтапного снижения курса драма. Но при этом основные показатели денежно-кредитной политики должны быть рассмотрены в комплексе.

В нынешней же ситуации я опасаюсь эффекта сжатой пружины. Индикаторами здесь служат международные резервы и показатели экспорта, которые, собственно, и приносят нам валюту. Крайне необходимо постоянно отслеживать их снижение, чтобы не допустить подобного эффекта. В противном случае если приемлемый курс должен составлять порядка 520-530 драмов за доллар, то, возможно, он перескочит за эти рамки, вызвав резкие инфляционные давления.

Надо научиться работать с договором

- Какие конкретные шаги вы предлагаете для выхода из создавшейся ситуации?

- Первое, что нам необходимо сделать, – продолжить переговоры о переходе на взаиморасчеты в российских рублях в торговле стратегическими товарами и отказ от привязки к доллару, что позволит интенсифицировать взаимные расчеты в национальных валютах и сократить долларизацию.

Фактически из-за изменения курса рубля мы сегодня в пересчете на рубли платим больше, потому что цены фиксированы в долларах. При этом в статье 4 Договора о ЕАЭС четко прописано, что основная цель создания союза заключается в модернизации, кооперации, повышении конкурентоспособности стран, а также в формировании единого рынка. Вполне очевидно: для того чтобы модернизация и кооперация состоялись, цены на энергоресурсы не должны существенно отличаться.

Следующим ключевым пунктом является статья 64 того же договора – о целях и принципах согласованной валютной политики в странах ЕАЭС. Здесь отмечено, что государства-члены в целях углубления экономической интеграции должны развивать сотрудничество в валютно-финансовой сфере, повышать роль национальных валют государств-членов во внешнеторговых и инвестиционных операциях, а также обеспечивать взаимную конвертируемость валют стран ЕАЭС, разрабатывать и проводить согласованную валютную политику. В приложении же этой статьи прямо указано о необходимости координации политики обменного курса для обеспечения проведения взаимных расчетов между резидентами государств-членов в национальных валютах государств-членов.

Так давайте это сделаем (вообще надо научиться работать с договором). Иначе при неприменении на практике взаиморасчетов в национальной валюте хотя бы по определенному сегменту продуктов у центральных банков стран ЕАЭС не будет ясного стимула для четкого выполнения требований Договора о ЕАЭС, а также согласования и принятия соответствующих нормативов и документов. А если не согласовать валютные политики, то о едином рынке говорить нельзя.

Помимо перехода на взаиморасчеты по цене на газ (что в дальнейшем по цепи приведет и к снижению цен на электроэнергию в Армении) необходимо также осуществлять системное регулирование денежно-кредитной политики у нас в стране с учетом четкой оценки ставки рефинансирования. Давайте проанализируем: долгое время эта ставка держалась на уровне 10,25%, а потом снизилась до нынешних 8,75%. И что, у нас резко ухудшилась от этого ситуация с инфляцией? Нет, конечно. По оценке Trading Economics, инфляция в Армении в 2015 г. составила 0,1%. Кстати, минимальная инфляция определяется законом о государственном бюджете РА, и она должна составить 2,5%. При данном уровне инфляции нецелесообразно, чтобы ставка рефинансирования была выше 5%. Это будет способствовать повышению конкурентоспособности наших товаров и увеличению экспорта.

- Спасибо, г-н Тавадян, за предметное интервью. 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • Эдуард ШАРМАЗАНОВ: РЕЗУЛЬТАТОМ АРМЯНО-РОССИЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА БЫЛИ ДВА АРМЯНСКИХ ГОСУДАРСТВА
      2024-06-25 19:21

      Несмотря на то, что темой пресс-конференции представителя Республиканской партии Армении (РПА) Эдуарда Шармазанова изначально была заявлена «Внешняя политика Армении на фоне протекающих геополитических событий», спикер буквально с первых минут уточнил, что не согласен с подобной формулировкой, потому что внешней политики Армении как таковой на сегодня просто не существует.

    • «RED ROOF» - СТРЕМЛЕНИЕ ПРОСЛАВИТЬ КРАСНЫЕ КРЫШИ ГОРИСА
      2024-06-20 10:06

      Говорят, у каждого из нас своя судьба, которая дается нам от рождения. Мне кажется, то же самое можно сказать и о бизнесе. Ведь любой бизнес-проект – это чье-то «детище», и зачастую оно растет и развивается под своей особой звездой. История «Red Roof» - гостиничного дома и ресторана в Горисе – яркое тому подтверждение. Ибо «зачатие» этого проекта, нацеленного на туристическую сферу, пришлось на тяжелый ковидный год, его «рождение» совпало с 44-дневной войной в Арцахе, дальнейшее становление происходило в тяжелый период после азербайджанского нападения осенью 2022 года на Сюник, Вайоц Дзор и Гегаркуник. Ну а расширение «Red Roof» проводилось в еще более тяжелые времена – на фоне потери Арцаха и десятков тысяч насильно депортированных оттуда наших соотечественников. Но вопреки обстоятельствам новый бизнес-проект сумел успешно стартовать, смело выстоять и уверенно развиваться. 

    • ЦБ ПОЗВОЛИТ ДРАМУ ОСЛАБНУТЬ, ЕСЛИ ОН ЛИШИТСЯ МОЩНОЙ ЭКСПОРТНОЙ ПОДДЕРЖКИ
      2024-06-07 09:58

      Укрепление армянского драма, еще более упрочившего за последние два-три месяца свои позиции по отношению к доллару, евро и частично российскому рублю, стало для отечественных экспортеров главной проблемой и серьезным препятствием для выхода на внешние рынки. Но если в 2022-2023 гг. ревальвации драма способствовали в основном частные трансферты из России по линии физлиц, релоканты, прибывшие в страну и тратящие здесь деньги, ну и плюс реэкспорт из Армении, то с конца прошлого года и по сей день первые два фактора резко снизили свое воздействие.

    • УЖЕ НЕ СВЕРХПРИБЫЛИ
      2024-06-04 10:44

      Армянские банки медленно, но возвращаются к своему традиционному состоянию Банковская система Армении продолжает работать с довольной большой прибылью. По итогам 2023 года армянские комбанки заработали порядка 170 млрд драмов. И хотя по сравнению с предыдущим годом прибыль армянских банков несколько сократилась, итоговые цифры прошлого года все равно оказались намного выше показателей, зафиксированных до 2022 года.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ПАРАДОКСЫ АРМЯНСКОГО ЭКСПОРТА
      2024-06-10 10:29

      Размышления у парадного подъезда правительства Загадочные «парадные» цифры армянской экономики и, в частности, экспорта частично приоткрыл на днях замминистра финансов Ваан Сирунян. Как известно, в 1-м квартале этого года официальная статистика зарегистрировала обескураживающий рост экспорта из Армении в целых 2,7 раза.

    • ТРУДОВЫМ МИГРАНТАМ: «КОМПАС» В СМАРТФОНЕ
      2024-06-03 09:54

      Все страны интеграционного союза - уже в приложении «Работа в ЕАЭС»! Армяне всегда отличались высокой мобильностью, когда нужда зовет их в дорогу. Однако в цифровой век многие проблемы для трудовых мигрантов решаются с помощью электронных приложений. Так, в свое время Фонд цифровых инициатив Евразийского банка развития (ФЦИ ЕАБР) разработал свой флагманский проект – приложение «Путешествую без COVID-19», успешно применяемое в 9 странах СНГ. И вот очередная новация, которая наверняка заинтересует армянских гастарбайтеров. Пользователям еще одного полезного приложения «Работа в ЕАЭС», разработанного ФЦИ ЕАБР, стали доступны услуги в Республике Казахстан…

    • НАЦИОНАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ ЧЕРЕЗ ИНТЕГРАЦИЮ, или ЧЕМ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНА АРМЕНИЯ ДЛЯ КИТАЯ, ИНДИИ И ИРАНА
      2024-05-31 10:21

      Вся добавленная стоимость современной экономики аккумулируется сегодня в сфере новых знаний. Тот, кто придумывает что-то новое, тот и получает все сливки, утверждает бывший премьер-министр Армении, ныне зампредседателя правления Евразийского банка развития (ЕАБР) Тигран САРКИСЯН. Своим видением характера протекающих ныне в мировой экономике фундаментальных изменений он рассказал в ходе состоявшегося на днях в Москве Армянского бизнес форума-2024, организованного по инициативе группы компаний «Ташир».

    • «ОБИЖЕННЫЙ» ПРЕДСЕДАТЕЛЬ НА ЮБИЛЕЙНОМ САММИТЕ ЕАЭС
      2024-05-09 12:22

      Свое председательство на юбилейном, 10-м, саммите глав ЕАЭС в Москве Армения сочла уместным сопроводить «параллельно» вышедшим заявлением МИД РА о том, что «Армения воздержится от финансирования деятельности ОДКБ»…