Последние новости

"...И СОДРОГНЕТСЯ МИР ЗЕМНОЙ"

Встречи Ов.Туманяна с военачальниками русской армии в годы Первой мировой войны

Ованес Туманян, один из наиболее влиятельных армянских национальных деятелей первых десятилетий ХХ столетия, по природе своей был очень активной натурой, он никогда не довольствовался ролью слушателя и очевидца. Как общественный деятель он занимал исключительное место среди других выдающихся деятелей нашей культуры, поскольку всегда находился в самой гуще, в эпицентре событий, там, где решались судьбоносные для армянского народа вопросы.

В ИЮЛЕ 1914 г., КОГДА НАЧАЛАСЬ ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА, ТУМАНЯН с семьей отдыхал в Дзагвере. Прервав отдых, он незамедлительно вернулся в Тифлис, чтобы принять участие в работе Армянского национального бюро.

29-30 октября 1914 г. Турция объявила джихад странам Антанты, в ответ Россия 2 ноября объявила войну Турции. До этого Турция 16 октября напала на Феодосию, турецкие корабли подошли к Севастополю и фактически к тому времени война между Турцией и Россией уже началась. Тем самым было положено, по определению Туманяна, начало "общенационального бедствия" армянства.

В течение первых восьми месяцев войны поэт дважды выезжал в зону боевых действий - в Игдир, район Баязета, Алашкерт, в "Долину трупов", Басен, Диадин, Зеткан, Арцап, Зир, Караклис, Таглича, в поле Абаг, Ван, Мосун, Сарикамыш, Александраполь и другие места, чтобы выяснить отношение командного состава русской армии к армянским добровольческим отрядам и армянскому населению.

В первые дни ноября 1914 г. Туманян побывал в Баку, куда он отправился с целью оказать поддержку добровольческому движению и организовать сбор пожертвований. Его воодушевленное выступление сыграло свою роль в отправке 5 ноября из Баку на фронт большой группы армянских добровольцев.

Оказывая содействие созданию добровольческих отрядов, русское правительство вместе с тем препятствовало их деятельности, беспокоясь о возможном требовании автономии со стороны армян. Конечно, беспокойство это не было необоснованным. По свидетельству будущего маршала Ованеса Баграмяна, шесть созданных добровольческих отрядов и седьмое запасное воинское подразделение вошли в состав русской армии "с целью освобождения Западной Армении". С одной стороны, из уст царского наместника звучали многочисленные обещания, с другой - в российских официальных кругах распространялись клеветнические измышления, делалось все, чтобы дискредитировать армянских добровольцев и армянское население.

В течение первых восьми месяцев войны поэт дважды выезжал в зону боевых действий

НЕОБХОДИМОСТЬ ВЫЯСНИТЬ ОТНОШЕНИЕ РУССКИХ ГЕНЕРАЛОВ К ЭТОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ вынудила руководство Армянского национального бюро и Католикоса сформировать по выбору председателя бюро Месропа Тер-Мовсисяна группу из видных армянских духовных лиц, представителей интеллигенции и отправить ее на фронт. Группа выехала из Тифлиса 15 ноября и вернулась 15 декабря. Предполагалось проехать через Игдир и Карс в район Баязета, в долину Алашкерта, Басен, Делибаба, Хорасан, Зивин, Сарикамыш, Александраполь. Целью поездки было побывать в тех местах, где сражались армянские добровольцы, лично удостовериться в происходящем на фронте. Именно во время этой поездки Туманян, встретившись и пообщавшись с некоторыми русскими офицерами и генералами, впервые узнает о вопиющих фактах несправедливого, предвзятого отношения высокопоставленных русских военных к армянам.

В Игдире Туманян дважды встречается и беседует с командиром корпуса, генерал-лейтенантом русской армии Петром Огановским. Первая беседа проходит в присутствии генерал-лейтенанта Владимира Ляхова, который в годы Первой мировой войны был главным генералом штаба Первой армии, а в 1917 г. - командиром Первого Кавказского корпуса. Туманян писал о нем в своем дневнике: "Ляхов известен по Тегерану. Он армяноненавистник и не скрывает этого". Это был первый случай, когда Туманян использовал определение "армяноненавистник" применительно к русскому генералу.

48-летний Огановский внешне принял армянскую делегацию довольно любезно. Он отдавал явное предпочтение храбрости и боевым качествам русских солдат, когда же разговор касался армянских добровольцев, он проявлял определенную дипломатичность. Огановский признавал важность деятельности армянских повстанческих групп, отмечая, что они хорошо знают местность и язык населения, благодаря чему приносят пользу русским войскам, однако в присутствии Ляхова выражался по возможности сдержанно. Огановский высоко оценивал роль генерала Андраника, его мужество и опыт и именно с ним связывал надежды на взятие Вана. Однако даже сдержанная оценка Огановского армянских повстанцев вызывают нескрываемое неудовольствие и возмущение его коллеги Ляхова, и он открыто выражает свое недоумение по этому поводу.

Вторая встреча с генералом Огановским происходит в тот же день в Игдире, когда он вместе со своим адъютантом Бекдабековым навещает армянскую делегацию. На этот раз генерал пытается выглядеть более доверительно, желая подчеркнуть свою объективность и непредвзятость. Он упоминает о своем армянском происхождении, говоря: "Я искренне симпатизирую армянам... Знаете, в моей крови также есть немного Карапета", при этом выражает желание, чтобы проблемы "турецкоподданных армянских братьев" были окончательно решены.

В АРЦАПЕ МЕСТНЫМ ЖИТЕЛЯМ-АРМЯНАМ УДАЛОСЬ ОБЕЗОРУЖИТЬ КУРДОВ. Однако вскоре Туманян узнает, что от русского командования последовал приказ разоружить всех - как армян, так и курдов. В Баязете Туманян получает сразу несколько жутких известий, одно страшнее другого. В частности, о том, что турки вырезали все население армянского села Хачан, в котором насчитывалось более шестисот домов.

Беседа с генерал-губернатором Дрягиным проходит сперва в кабинете губернатора, затем в гостиной, за обеденным столом. Дрягин замечает, что армяне притесняют курдов. Когда ему возражают, объясняя, что все обстоит наоборот, что угнетенными являются именно армяне, он отвечает: "До сих пор - да, но теперь армяне стали притеснять курдов".

Писатель, вполне возможно, не верил в тенденциозность русских, но он тем не менее считал, что об этом следует говорить во всеуслышание и поставить в известность как Национальное бюро, так и русские власти. "Автономия" чрезвычайно раздражает правительственных чиновников, - отмечает поэт, - и они часто с иронией спрашивают: ну как, скоро у вас будет свой царь? Военнокомандующий свидетельствует, что армяне сражаются подобно львам и очень храбрые, а курды - стадо баранов".

Туманян имел также беседу с генерал-губернатором Ардагана, и тот подтвердил факты грабежей армянского мирного населения со стороны русских. Последний объяснял это тем, что русская армия не была в достаточной степени обеспечена продовольствием и даже военными запасами. В Караклисе крестьяне натерпелись не только от бесчинств турецких янычар и гамидиевцев, но и от грабежей, произвола со стороны русских солдат и офицеров при попустительстве, подстрекательстве генерала Абациева.

СЛЕДУЮЩЕЙ ЦЕЛЬЮ КОМИССИИ БЫЛО ПРОЙТИ ИЗ КАРАКЛИСА В ДУТАХ, чтобы встретиться с армянскими повстанцами, а оттуда поехать в Басен. Абациев решительно противился, утверждая, что без официального перемирия не может позволить армянской группе перейти линию фронта. Члены группы продолжают настаивать, заявляя, что именно для встреч с повстанцами они предприняли свое опасное путешествие, что они не боятся попасть в плен. Однако генерал был настроен решительно. Все понимали, что он просто не хотел этих встреч. Абациев также запретил группе ехать в Даяр (Дахар), который находился всего лишь в двух днях пути. С нескрываемыми иронией и высокомерием он отзывался об армянских добровольцах, обвиняя местное армянское население в том, что оно занимается одними только грабежами, требуя, чтобы комиссия вернулась в Тифлис той же самой дорогой, что пришла, и добиралась до Сарикамыша через Игдир.

Абациев даже не пытался скрывать своей антипатии к армянским повстанцам, которая была обусловлена очевидными успехами добровольцев и многочисленными примерами беззаветной храбрости и героизма в сражениях. Армянские повстанцы неоднократно доставали для русской армии продовольствие из армянских и курдских сел, а генерал представлял это грабежом местного населения и не скрывал свое нежелание видеть армянских повстанцев на поле боя. Создавалось впечатление, что мусульманин Абациев вовсе не стремился выступать против армии турок-мусульман.

Ов. Туманян вернулся в Тифлис, не сумев побывать на передовой линии фронта и лично побеседовать с армянскими ополченцами, однако он встретился с некоторыми русскими генералами и столкнулся с их двуличным, лицемерным отношением к армянскому населению и армянским добровольцам. Дочь писателя Нвард в своих воспоминаниях пишет, что Туманян вернулся из поездки "в угнетенном настроении, с ужасающими впечатлениями, о трагическом положении народа рассказывал со страшными подробностями".

Эта поездка внесла перелом в его отношение к России. Разочарование было поистине огромным. Он своими глазами увидел войну, осуществлявшийся совместными усилиями турецких и курдских изуверов геноцид армянского народа, к которому причастными оказались и некоторые русские генералы.

ЭТО БЫЛ ДАЛЕКО НЕ ПЕРВЫЙ СЛУЧАЙ, КОГДА ТУМАНЯН СТАЛКИВАЛСЯ с проявлениями колониальной политики России. Будучи одним из 149-и невинных обвиняемых по так называемому Дашнакскому делу, он на протяжении четырех-пяти лет находился под жестким контролем царского охранного отделения, его трижды арестовывали. Вконец измотанный и обессиленный длительной тюремной жизнью, он сполна испытал всю жесткость российской карательной машины, но так и не изменил своей прорусской ориентации.

На этот раз увиденное оказалось еще более ужасающим, нежели продолжавшиеся годами политические преследования, гонения и притеснения лучшей части армянской интеллигенции. Если до первого своего посещения фронта он писал одну статью за другой, выражая в них свои убеждения, надежду и веру в скорое освобождение западноармянских соотечественников с помощью России и воодушевляя армянских солдат, то после возвращения с фронта Туманян на какое-то время замыкается в себе. Великий гуманист и оптимист был выбит из колеи и совершенно растерян, вынужденно выбирая меньшее из зол. Несколько месяцев потребовалось Туманяну, чтобы найти в себе силы для нового этапа борьбы, поскольку рядом с Абациевым он видел также солдат, протягивавших армянам руку помощи, сочувствовавших "безбрежному морю армянского горя", защищавших армянских детей, потерявших родителей.

Сусанна ОВАНЕСЯН

Перевод Гургена КАРАПЕТЯНА

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ПРОЩАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД (Видео)
      2022-02-07 10:32
      5005

      Ушел из жизни… Эти слова в наши дни стали непростительно обыденными. С некоторых пор жизнь – сплошное расставание. Вот теперь с композитором - песенником, народным артистом республики, организатором и художественным руководителем Государственного театра песни Артуром ГРИГОРЯНОМ.

    • С Новым годом, дорогие читатели!
      2021-12-31 15:32
      1933

      Уважаемые читатели "Голоса Армении"! Сообщаем, что сайт "ГА" возобновит свою работу 4 января 2022 года.

    • ПОЗДРАВЛЕНИЕ «ЛАЗАРЕВСКОГО КЛУБА»
      2020-09-21 20:16
      1663

      Международный российско-армянский «Лазаревский клуб» поздравляет народ Армении, а также всех представителей армянской диаспоры в мире с Днем независимости!

    • ПАМЯТИ МИХАИЛА БАГДАСАРОВА
      2020-08-24 09:00
      2462

      Не стало Михаила БАГДАСАРОВА - бизнесмена и производственника, успевшего сделать много полезного для Армении, хотя в последние годы он жил в Москве. Ему был всего 61 год. В книге Зория Балаяна "Я без тебя, как парус без ветров" Михаилу Багдасарову посвящены две страницы, которые "ГА" приводит, выражая соболезнования родным и близким.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • АРМЕНИЯ-ЯПОНИЯ: ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ
      2022-10-10 09:16
      1212

      «Армения-Япония: прошлое, настоящее и перспективы будущего» - международная научная конференция под этим названием собрала в Национальной академии наук дипломатов, ученых, экспертов, представителей общественных организаций, занимающихся контактами между этими двумя странами. Среди них академик НАН РА Юрий Суварян, директор Института востоковедения НАН РА, кандидат исторических наук Роберт Казарян, начальник управления стран Азии и Тихого океана МИД РА Сурен Багдасарян, Чрезвычайный и Полномочный посол Японии в Армении господин Масанори Фукусима и другие приглашенные лица.

    • УРОКИ ИСТОРИИ: СПЛОЧЕННОСТЬ И САМООТВЕРЖЕННОСТЬ ПОДНИМУТ ИЗ РУИН ГОСУДАРСТВО
      2022-05-28 10:05
      2105

      Как была создана Первая Республика Армения? Почему были заключены два договора, и оба позорные для нас, повлекшие огромные территориальные потери? Эти и другие вопросы прозвучали на встрече, организованном накануне Дня Первой Республики.

    • АДАМ, ЕВА И ЗМЕЙ-ИСКУСИТЕЛЬ
      2022-05-20 09:40
      2771

      Однокурсникам по историческому факультету посвящается Не утихает, увы, конфликт на Украине. И споры вокруг него. Кто виноват и что делать? По поводу того, кто виноват, мнения моих однокурсников по историческому факультету времен славного Советского Союза разделились. Тут надо отметить для полноты картины, что живут однокурсники из канувшего в лету СССР ныне в разных странах, что, конечно, тоже на их позицию несколько влияет.

    • ИЗ ШУШИ В ЯПОНИЮ, или ЗАЧЕМ ОККУПАНТЫ СНЕСЛИ ПАМЯТНИК
      2022-05-14 09:49
      3576

      В 1967 г. в издательстве "Айастан" вышла в свет книга писателя Ашота Арзуманяна "Тайна булата" тиражом в 150.000 экземпляров. Интерес к этому биографическому произведению оказался столь велик, что спустя 9 лет оно было переиздано издательством "Советакан грох".